Музеи, как мы их понимаем сегодня, возникли около двухсот лет назад, на рубеже XVIII–XIX веков. Музеи ассоциируются с просвещением, хранением знаний и артефактов, наследия человеческой цивилизации. Однако «взгляд в прошлое» ставит перед современными музеями вопрос: насколько они могут удовлетворить сегодня потребности горожанина? Как при построении экспозиции использовать новые медийные технологии? И какие существуют пути решения концептуального кризиса современных музеев? Мы попросили экспертов рассказать об актуальных проблемах, стоящих сегодня перед музеями, и путях их решения.

Что привело к кризису российских музеев?

На рубеже тысячелетий многие стали задаваться вопросом: зачем нам нужны музеи? Советская эпоха, связанная с государственной идеологией и музеями, которые были вынуждены обслуживать эту идеологию, ушла. А что сегодня делает музей для общества?

karpova

Ольга Карпова

MsC in Cultural Management (Абердинский университет), декан факультета Управление социокультурными проектами МВШСЭН, руководитель специализаций Городское и региональное развитие и Менеджмент этнокультурных проектов

Очевидно, что музеи хранят наследие. Но что подразумевает под собой хранение наследия? Самый распространенный общественный стереотип — что в музеях работают малореализованные, никому не интересные представительницы женского пола — профессионалы, которые буквально хранят вещи в подвалах и никому их не показывают. Эта метафора подвала очень распространена в среде непрофессиональных музейщиков. Люди считают, что хранение музейных коллекций сродни тому, как «царь Кащей над златом чахнет».

Сегодня музеям довольно сложно доказать свою нужность. Конечно, музеи должны перенять новые технологии продвижения современных культурных продуктов и своих выставок, использовать механизмы рекламы и PR, хотя это самая очевидная технологическая инновация, которую многие музеи уже довольно давно и с успехом осваивают, но это не снимает все проблемы.

Общество все равно с большим трудом понимает, что ему рассказывает тот или иной музей. Потому что при всех технологических инновациях тот посыл, который музей выносит в общество, остается непонятным. И эта проблема большой музейной концепции и основной идеи, которую музей транслирует вовне, остается животрепещущей.

Мне кажется, что концептуальный кризис в современных российских музеях еще не преодолен. Это вызвано как продолжающимся кризисом исторической науки, так и специфическим профессиональным музейным кризисом, связанным с языком презентаций того наследия, которое хранит музей, и языком интерпретации. Потому что музей — это совершенно особый тип нарратива.

Если мы раньше считали, что исторические музеи пересказывают историю, но с использованием реальных предметов, экспонатов и документов, то совершенно ясно, что современные музеи работают совершенно по-другому. В них нет пересказа, но есть совершенно другой тип коммуникации, диалога с посетителем.

Совершенно очевидно, что до по-настоящему уникальных концептуальных музеев нам еще очень долго идти.

Какой должна быть музейная экспозиция?

На сегодняшний день музеи — одни из самых востребованных институций в мировом масштабе. Но музеи востребованы не только за счет того, что люди больше интересуются историей. Музеи становятся востребованными, потому что они сегодня предлагают совершенно иной тип времяпрепровождения, нежели традиционная музейная экспозиция.

zelentsova

Елена Зеленцова

кандидат культурологии, доцент кафедры управления проектами МВШСЭН, первый заместитель руководителя Департамента культуры города Москвы

В мире существует огромное количество интерактивных музеев или музеев, которые делаются руками местного сообщества за счет тех артефактов, которые приносят жители, например, в свой местный районный музей, или за счет тех историй, которые рассказывают жители этой местности, вспоминая о прошлом или строя планы на будущее.

Миссия музея сегодня меняется, и этот вопрос активно дискутируется. Но, наверное, самым практическим и ярким аспектом музейной деятельности сегодня является построение новой музейной экспозиции.

В России уже есть очень интересные примеры создания экспозиций мирового уровня. Например, это Музей толерантности, который пользуется большой популярностью за счет огромного количества интерактивных элементов, включения мультимедиа, а главное, за счет того, что музейная экспозиция предлагает погрузиться в огромные просторы информации примерно так же, как можно погрузиться в просторы интернета.

Но все-таки на сегодняшний день таких ярких примеров современных музейных экспозиций еще не очень много. Сейчас эта работа очень востребована и ждет своего внимательного делателя и исследователя. Нужно понимать, что музейные истории создаются не только художниками, не только музейными хранителями и экскурсоводами, но в первую очередь пытливыми людьми, которые умеют придумывать и очень ярко преподносить захватывающие истории о прошлом и будущем, поскольку сегодня современный музей становится не столько институцией, погруженной в прошлое, сколько институтом, обращенным в будущее.

Почему музей стал банком?

Мы редко задумываемся о том, что музей — это пришелец в современном мире. Пришелец в лучшем случае из мира XIX века, времени позитивистского знания, которое было востребовано, и поэтому возник тип научного музея.

dukelsky

Владимир Дукельский

кандидат исторических наук, заведующий кафедрой управления проектами МВШСЭН, ведущий научный сотрудник лаборатории музейного проектирования Российского института культурологии

Но музей пришелец и по своей позиции: немного высокомерный, немного высоколобый. Музею, как и его сотрудникам, непросто жить в современном мире. Современный мир требует других ритмов, другого темпа, другой быстроты реакции. Сможет ли музей ответить на эти вызовы, являясь по сути своей архаичной структурой, таким же архаичным СМИ в какой-то степени?

Как показывает практика, может. Сегодня в музей хлынул поток новых технологий и новых практик. Вопрос их освоения, конечно, остается, но есть множество удачных примеров в России и за рубежом, совершенно неожиданных технологических прорывов, которые мы наблюдаем в музеях.

На наших глазах происходят очень интересные вещи. Музейная ремесленная мастерская, в чем-то сродни дамскому рукоделию по своей природе, превращается в современную культурную фабрику — фабрику образов, смыслов, проектов в значительной степени.

Какую-то роль в этом сыграли и информационные технологии, медийные технологии. Музей ищет ответы на вызовы современности. И то, что находит, пытается облечь в форму, максимально пригодную для использования современным человеком. Но главные проблемы, конечно же, остаются. Музей ищет свою природу и пытается понять, что он есть в современном мире.

Неожиданно обнаруживается, что в современном рыночном мире музей немного напоминает банк, то есть он абсорбирует из внешнего мира ресурсы, перерабатывает их и использует для порождения культурных смыслов и культурных образов. В то же время он работает как СМИ и в значительной степени как центр развлечений.

Главная проблема, которая сегодня стоит перед музеем, — это как справиться с технологическим потоком. Кажется, решение найдено. Это решение — возвращение в музей его творческой природы. Сегодняшний музей — это музей не просто историко-культурной среды, это музей среды творчества. Отсюда появление арт-лабораторий, исследовательских лабораторий и мастерских. Именно в возрождении своей творческой природы, в создании среды для творчества и лежит будущее музея.

Какую историю должен рассказывать музей?

Мне кажется, что основной проблемой в музейной деятельности является работа с территориями. Одно из направлений наших исследований и семинаров, которые мы проводим, — работа с музеями-заповедниками. В советское время земля была ничья, и музей находился в каком-то вакууме.

pryanishnikov

Николай Прянишников

преподаватель МВШСЭН, руководитель отдела Зрелищные здания Экспериментально-проектного института (ЭНПИ), председатель Совета Партнерства Ассоциации менеджеров культуры

Сегодня правовые вопросы, взаимодействие с другими собственниками порождают массу проблем, с которыми музейные деятели, в основном историки, искусствоведы, археологи, просто не знакомы, и не имеют способов и инструментов для того, чтобы с этими проблемами справиться.

Очень интересной новой моделью музея является экомузей, который распределен по территории. И мы работаем именно в этом направлении, и по данной теме очень развито направление storytelling, то есть то, как рассказывают истории в музее. Некоторые советские музеи, имеющие экспозиции еще того времени, по сути дела, рассказывают нам одну и ту же историю, и это история страны и государства. В то время как большое число граждан лишены собственной истории, а значит, они не чувствуют себя причастными к жизни страны, города и региона.

Поэтому создать музеи, ориентированные на взаимодействие с горожанами, с жителями различных городов и фамилиями (в качестве примера — музеи усадеб и их бывших хозяев или предприятий и потомков купечества), связать вещь, жизнь людей и современность, с моей точки зрения, очень важно для работы над этой тематикой.

В российско-британскую магистратуру Шанинки до 25 августа 2014 года идет набор по 9 направлениям: право, социология, Public History, международная политика, медиаменеджмент, Urban Studies, управление социокультурными проектами, практическая психология и менеджмент в сфере образования.