Какие идеи Нового Завета были разработаны Отцами Церкви? Как в трудах Иоанна Златоуста, посвященных толкованию посланий апостола Павла, власть отделялась от властвующего? Как в патристике решался вопрос о главенстве духовной или земной власти? Об этом рассказывает кандидат юридических наук Александр Марей.

Иоанн Златоуст говорит о том, что одним людям свойственно всегда подчиняться — подчиняться не другим людям, но власти. Людям свойственно подчиняться власти. А Бог может облечь этой властью того или иного человека. Значимость этой доктрины очень сложно переоценить. Отсюда формируется теория божественного мандата власти — передачи власти Богом. Это значит, что исчезает проблема выбора: не мы с вами выбираем человека, а Господь облекает властью, это он выбирает. Значит, меняются критерии правителя. Правитель должен быть угоден Богу, он должен быть праведным, для того чтобы его избрал Господь. Власть становится бременем, которое Господь возлагает на плечи того или иного правителя. И власть становится страшной, практически непредставимой и невмещающейся в человеческий рассудок ответственностью человека перед Богом. Ответственностью не только за себя, но за весь народ, который стоит за тобой. Народ страдает за твои грехи, но и ты перед Богом страдаешь за грехи народа.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
19171 7
Политическая философия Нового Завета
Помимо идеи отделенности власти встает вопрос о раздвоении властей: власть земная и власть духовная. Мы помним, что Иисус говорит: «Царство Мое не от мира сего», что есть Божье Царство. Как оно воплощается на земле? И на этот вопрос Святые Отцы дают ответ: на земле оно представлено Церковью Христовой. Сюда привлекается еще один фрагмент из Евангелия, где Иисус говорит о Петре: «На камне сем Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». И Церковь репрезентирует Бога на земле. Много позже, в Средние века, будет разработана доктрина Церкви как мистического тела, но здесь Церковь репрезентирует божественную власть. Немедленно встает вопрос о том, кто же главнее. Прежде чем этот вопрос начнут решать высшие иерархи Церкви — епископ Фрим и собственно римские папы, — на него пытаются ответить епископы, числящиеся среди Святых Отцов. Прежде всего это епископ Милана IV века Амвросий Медиоланский, который в своих посланиях утверждает, что есть царство и есть священство. Если царь земной заботится о телах, то священники заботятся о душах. И насколько душа выше и важнее тела, потому что живет дольше, настолько сан священства важнее и выше царского сана.

Разбирая понятие греха, Иоанн Златоуст в своих посланиях обращает внимание на важнейший элемент. Он говорит: «Для совершения греха мне необходима злая воля. Я должен желать злого, и тогда я совершу зло, ибо если я не желаю злого, то я не совершаю зла». Отсюда вытекает важнейший тезис, который потом будет активно разрабатываться на средневековом Западе, о первенстве воли в грехе. Ни один грех не может быть совершен, если на то нет человеческой воли. Иоанн Златоуст ограничится этим. Евсей Иероним, который будет разрабатывать теорию греха значительно более подробно, скажет о том, что грех существует в четырех видах. Первый грех — грех помышления. Он самый легкий, потому что помышление не в воле человеческой. Первую греховную мысль человеку внушает дьявол, поэтому человек не может противиться этому греху. Он самый легкий, но одновременно он самый страшный, потому что без греха помышления не будет ничего больше. Вторая степень — когда человек начинает задумываться, укрепляется в грехе помышления и начинает предпринимать практические меры для реализации своего греховного замысла. Третья часть — когда он завершает свой замысел, окончательно воплощая его в жизнь. Последняя, самая тяжкая ступень греха — когда человек, совершив грех, не раскаивается, не идет исповедоваться и не кается перед Богом, но он укрепляется в этом и наслаждается результатами своего греха.