Как проходили первые культурологические исследования? В чем заключается проблема виртуальной самоидентификации? К чему приведет дальнейший рост числа культурных сообществ? Об этом рассказывает доктор искусствоведения Кирилл Разлогов.

В советское время ленинская теория двух культур, набившая оскомину в университете, была для нас своеобразным первым шагом к пониманию множественности культур. На самом деле это Ленин заимствовал у британской культурологии — именно британские социологи первыми оценили, что есть какие-то люди, которые живут рядом с ними. Эти люди говорят с ними на одном языке, эти люди принадлежат к той же самой религии, к тому же самому вероисповеданию, эти люди живут в том же самом городе, иногда в том же самом доме, а взаимопонимания с ними не получается. Они по-разному понимают слова, они по-разному понимают конфликты, они по-разному понимают ценности и представления, они приверженцы разных течений. В момент, когда группа британских социологов это поняла, и возникла наука культурология, возникла необходимость изучать другие культуры.

Рекомендуем по этой теме:
3842
Культурная вертикаль
Некоторые культурные сообщества выстраиваются провокационно, как, например, культурное сообщество сексуальных меньшинств, которое активно действует по всей территории земного шара. Другие культурные сообщества оказываются очень узкими и небольшими: фаны какого-то популярного исполнителя или любители собирать древние монеты. Эти сообщества относительно небольшие, но у них есть свои представления о ценности, свои традиции.

Огромную роль в этом играет интернет, потому что если раньше для того, чтобы превратиться в сообщество, людям все-таки надо было быть в одном месте и достаточно активно общаться, то сейчас люди могут встретиться в интернете. И десять человек, которые собирают какие-то редкие марки, могут стать культурным сообществом, даже если один живет в Москве, второй живет в Лондоне, третий живет в Париже, еще два живут в Африке, а один забрался на Южный полюс. Если там есть интернет, они спокойно могут найти друг друга.

Интерес современной жизни заключается в том, что сообществ становится все больше и больше, свободы выбора своей индивидуальности становится все больше и больше. Сообщества, к которым ты принадлежишь, становятся все более и более многообразными, и расширяется зона твоей собственной свободы. Поэтому, когда говорят, что это грядущая катастрофа, я с этим не согласен. Хотя, быть может, когда возможности расширятся до предела, то возникнет та остановка, которая возникла, когда у нас сняли цензурные ограничения и выяснилось, что уже можно все смотреть, все читать и все слушать. Очень многие, и я в том числе, остановились и подумали: а зачем я буду стараться прочесть и услышать это сегодня, я же всегда смогу это сделать, — и совсем перестали читать и слушать. Но этот ступор, я думаю, пройдет. Природная любознательность человека победит, и его возможность принадлежать к множественности культур и понимать, что это разные культуры, тоже обогатит его личный мир и те культуры, с которыми он будет общаться.