Почему советская армия оказалась не готова к событиям 22 июня 1941 года? Как оценивала советская военная элита действия немецкой армии в Европе? Какие выводы были сделаны на совещаниях по анализу угрозы действий вермахта? Об этом рассказывает кандидат исторических наук Алексей Киличенков.

По моему глубокому убеждению, советская политическая элита не смогла адекватно оценить опыт войны в Европе, продолжавшейся уже 2 года. Попытки предпринимались неоднократно. Весной-осенью 1940 года в Москве состоялись два важных события. Это были совещания высшего командного состава Красной армии, военно-морского флота и политического руководства, события, которые были очень важны для обеспечения обороноспособности страны. Шел анализ опыта войны в Европе.

Действия вермахта в Европе напоминали хорошо отлаженный часовой механизм. На совещаниях отмечалось, что немцы продемонстрировали совсем другой уровень взаимодействия, управления войсками, которые проводили действия на широком фронте, очень быстро, мобильно меняя в зависимости от необходимости направление. Секрет блицкрига был раскрыт. Особо отмечалось, что важнейшим условием успеха нападения были внезапные атаки аэродромов. Советские специалисты, командующие авиационными соединениями, отметили, что нападение начиналось в первые часы войны. Ранним утром немецкая авиация атаковала аэродромы, на которых находилась авиация противника. По данным, которыми оперировали советские военачальники, около 60% польской авиации было уничтожено в первый же день войны.

Вывод, который был сделан, звучал в выступлениях Кузнецова и многих других докладчиков: Германия не решится повторить свой успех в случае войны против Советского Союза. Это одно из самых поразительных наблюдений за ходом совещаний и при анализе документов. Почему советские военачальники не могли примерить на себя опыт Европы? Объяснение содержится в выступлениях докладчиков. Кузнецов сказал буквально следующее: «Опыт блицкрига применим только против армий капиталистических стран, а значит, устаревших, вооруженных устаревшей буржуазной доктриной».