Какова роль сообществ в крупных городах? В чем сходство жизни агломерации и жизни мирового города? Почему так важно исследовать масштаб горожанина? Об этом рассказывает кандидат архитектуры Екатерина Ларионова.

Если мы обращаемся к городам-агломерациям или мегаполисам, то мы понимаем, что, когда численность населения переходит за миллион и за десятки миллионов, конечно, уследить за каждым отдельным горожанином просто физически невозможно. И здесь возникает основной конфликт спроса и предложения, потому что человек, горожанин, обращаясь к своему мэру, ожидает от него решения его личных, индивидуальных проблем, встроенных в повседневную жизнь всех горожан. Мэр не может себе позволить в таком многомиллионном городе опускаться до уровня одного человека. Следовательно, мы теряем масштаб личности и приобретаем другой масштаб — коллективный.

Когда мы попадаем в Стамбул в качестве туриста, мы можем видеть, что там масштаб личности отсутствует, масштаб сообщества отсутствует. Там есть масштаб квартальной жизни, масштаб соседств, когда отдельный квартал ― это своего рода мини-ячеечка, мини городское пространство. Это очень важно. И в агломерации это очень важно. Агломерация приближается к мировому городу по своему масштабу горожанина. То есть это квартальный тип мышления при проектировании, управлении и вообще жизни.

Почему этот масштаб так важно фиксировать, почему с этим масштабом так важно работать? Потому что это очень помогает не потерять одного человека, не потерять его личностный интерес, не потерять духовную, культурную составляющую жизни в городе. Матричные сетки, которые используются в агломерации при проектировании, очень хороши с экономической точки зрения, очень эффективны, но они плохи с точки зрения комфорта проживания в этом городе и, как следствие, ведут к конфликтам и недовольствам.