Каковы были причины церковной смуты XII века? Как отреагировали князья на поставление на митрополичью кафедру Климента Смолятича Изяславом Мстиславичем? И как повлияло на аскетические практики русской церкви завещание митрополита Константина? Об этом рассказывает доктор филологических наук Федор Успенский.

Самой крупной церковной смутой было событие середины XII века, произошедшее в 1147 году, когда князь Изяслав Мстиславич, сын Мстислава Великого, по некоторым причинам политического характера (но, может быть, и не только) вопреки всем правилам не пригласил на митрополичью кафедру из Константинополя греческого иерарха, как обычно делалось в домонгольской Руси, а поставил русского — Климента Смолятича.

Юрий Долгорукий и те, кто его поддерживал, не приняли поставление Клима. Начался конфликт, война. Климент Смолятич тем не менее осуществлял свою деятельность, как полагается, ставил священников и наставлял паству. До некоторой поры все шло своим чередом, пока не был послан запрос в Константинополь от оппозиционной стороны с просьбой прислать нового митрополита. Он был прислан, и возникла ситуация, когда на Руси оказалось два митрополита. Один «полупризнанный», а другой поставленный в Константинополе — митрополит Константин. Он прибыл на Русь в 1156 году и первым делом проклял все, что делал Клим Смолятич, отменил все его поставления священников.

Уже в XVI веке митрополит Константин был канонизирован одним из соборов. Видимо, только благодаря тому, что описание его завещания, странного и причудливого способа погребения, которое он избрал, было воспринято как признак святости для тех, кто оценивал святость или несвятость митрополита. Мы видим, что в XIV, XV, XVI веках именно такой способ погребения на Руси приобретает особую популярность. Перечислим имена некоторых святых, которые таким странным образом завещали себя похоронить: Александр Свирский, Григорий Пельшемский, Димитрий Прилуцкий. Это святые, которые были прославлены и канонизированы именно в XVI веке одновременно с митрополитом Константином. Самый знаменитый из них — Нил Сорский (не был канонизирован в этот период). Все они, находясь под влиянием древних аскетических практик или исихазма, завещали не хоронить свое тело в могиле, а выбрасывать на съедение псам, вешать на дереве на съедение птицам или бросать в ров с водой. Таким уничижительным образом они завещали обращаться со своими смертными останками.