Как Алексей Лосев воспринимал эстетику? Каков его подход к философии Платона? Какое определение мифу дает Алексей Лосев? Об этом рассказывает кандидат философских наук Алексей Козырев.

Был арест, а потом — досрочное освобождение. Лосев вышел на свободу в 1935 году, снова поселился на Арбате, ему не давали печататься, он писал в стол. Только на небольшое время в 1942 году Лосев стал профессором воссозданного философского факультета Московского университета по приглашению Павла Сергеевича Попова — профессора логики, друга Михаила Булгакова.

Всю античную философию Лосев воспринимал как эстетику. Можно сказать, что он всю философию воспринимал как эстетику. Эстетика для Лосева вовсе не наука о прекрасном, но наука о выразительных формах бытия. То есть это то, где идеальное соприкасается с материальным. Трагическое, смешное, безобразное, комическое, жалкое, интересное — это все эстетические понятия. И эстетика — это философия на грани мира и человека. Потому и платонизм всю жизнь интересовал Лосева как идеализм, который становится материализмом.

Миф — это чувственно-рациональное восприятие действительности. Лосев идет по апофатическому пути, отрицая то, чем миф не является. Это не сказка, это не вымысел, не аллегория, не чисто метафизическое построение. Это не просто история. Лосев пытается описать тем самым подлинную мифологию, которая, с его точки зрения, есть христианство.