Кто ввел в оборот термин «мобилизация права»? Равны ли возможности для мобилизации права? И от каких факторов зависит возможность человека мобилизовать право? Об этом рассказывает ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения ЕУСПб Кирилл Титаев.

В социологии права одним из основных тезисов является идея о том, что ни один закон не будет работать до тех пор, пока не найдется кто-то, кто заставит его работать — мобилизует право. Свое или чужое, на свое благо или на общее, добровольно или по принуждению. Когда сотрудник полиции уводит сильно пьяного человека, но предпочитает не заметить не сильно пьяного, он тоже мобилизует право в отношении одного и не делает этого в отношении другого.

Люди, ставшие жертвами преступления ночью, имеют гораздо меньше желания обращаться в полицию, чем ставшие жертвами преступления днем. Люди, ставшие жертвами преступления в своем районе, с большей вероятностью обращаются в полицию, чем люди, ставшие жертвами преступления в чужом районе. Женщины с большей охотой, чем мужчины, и так далее. Если доводить это до абсурда и приводить стереотипный пример, то образованная девушка, ставшая у порога собственного дома жертвой насильственного преступления, обратится в полицию с гораздо большей вероятностью, чем нетрезвый молодой мужчина, ставший в чужом для него районе города ночью жертвой имущественного преступления.

Наряду с законом, с правом, которое у человека есть, существует еще и технология его мобилизации. И технология мобилизации делает людей сильно неравными перед законом. То, чего с легкостью добьется образованный мужчина славянской внешности, с большим трудом получит необразованная женщина внешности среднеазиатской.