Что такое социальная мобильность? Какие виды мобильности существуют? В чем заключается феномен новой мобильности? Об этом рассказывает доктор социологических наук Александр Филиппов.

Мы постоянно перемещаемся. Наше общество называют мобильным и это неслучайно. Мы используем средства передвижения и редко задумываемся о том, что это сложный социальный феномен. Сейчас кажется очевидным, когда человек ездит на автомобиле, летает на самолете, может позвонить по телефону и связаться с кем-то, находящемся на другом конце планеты. Между тем, это в себе несет массу социальных проблем, и эти проблемы необходимо изучать. Слово «мобильность» в социологии используется довольно давно, в течение десятилетий социологи говорили о социальной мобильности

Согласно Питириму Сорокину, существует социальное пространство и два вида мобильности в этом пространстве. Вертикальная мобильность: у человека папа плотник, а он становится профессором, он посредством лифта поднимается вверх по социальной лестнице, этот лифт-образование. Горизонтальная мобильность: у человека был папа плотник, и он стал плотником, переехал в другой город, но от этого ничего не изменилось. Человек не изменил социальную позицию, но изменил место социальной позиции. Как ни странно, горизонтальная мобильность не заслуживала особого внимания у социологов, до тех пор, пока английский социолог Джон Ури придумал парадигму «социальных мобильностей». Ури рассмотрел мобильность, как универсальный феномен, пронизывающий все обстоятельства человеческой жизни, феномен позволяющий сделать рывок в социологии.

Многие проблемы в социологии мобильности только поставлены, но еще толком не изучены. Автомобильность и другие виды мобильности предполагают скорость, скорость связи между людьми. Но мы видим, как в современной жизни скорость связи между людьми, скорость перемещения оборачивается противоположностью. Мобильная жизнь полна парадоксов. Автомобилист, застрявший в пробке; человек, который проводит часы в аэропорту, ожидая авиарейса. Это феномен новой парадоксальной мобильности. Это вызов для социологии мобильности, которая делает ставку на понятии скорости.