Каким образом идеология связана с внешней политикой? Может ли общество жить без идеологии? В чем заключается органический образ народного тела? Об этом рассказывает доктор филологических наук Андрей Зорин.

Потребность в идеологии возникает тогда, когда религия перестает давать ответы на все — она сохраняется, но она оказывается уже недостаточной, чтобы ответить на все вопросы общественного развития, или уходит в частную сферу человеческой жизни и так далее. Идеология не может заменить религию, но она обслуживает зоны общественной жизни, для которых уже не хватает религии, которая в традиционном обществе достаточна для полной и повседневной практики. И в этом смысле идеология — это та система символов, образов и представлений, которая значима для понимания групп людей, которые разделяют эту идеологию, не разделяют ее и так далее.

Рекомендуем по этой теме:
8215
Public history как дисциплина
Идеология очень тесно связана с внешней политикой: как себя страна позиционирует, какая у нее роль на внешней арене, чем она отличается от других, почему ей надо существовать именно такой. Одной из наиболее востребованных в истории Российской империи до советского периода идеологий была знаменитая формула «православие, самодержавие, народность», только в таком порядке. И это была попытка — довольно удачная — приспособить радикальную идеологию того времени, прогрессистскую идеологию начала XIX века, как национализм, к задачам имперского строительства, объединить традиционные символы империи — монарха и церковь — с новой идеологией национализма. В большинстве стран в нормальном случае национализм создавался как идеология гражданского общества вместо священного права монарха, вместо господствующей церкви создавалось «мы все представляем собой единый народ, поэтому легитимность власти — она идет от народа, а не от священного права», национальная идеология выдвигалась против господствующих монархии и церкви.

Часто возникает представление о том, что может ли общество жить без идеологии. По-видимому, современное общество без какой бы то ни было идеологии не умеет жить, мы пока не знаем внеидеологических обществ, хотя, возможно, они возникнут на каком-то следующем этапе. Столетиями, тысячелетиями не было потребности в создании идеологических моделей, но последние два-три столетия они есть.