Когда начались первые исследования проблемы социального неравенства в суде? Как могут различаться наказания за преступления в зависимости от возраста, гендера и социального статуса обвиняемого? И каковы причины подобной дискриминации? Об этом рассказывает ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета Кирилл Титаев.

Одним из важнейших постулатов в праве является принцип равенства перед судом. В социологии же права одной из важнейших тем является неравенство перед судом: история о том, как, почему и насколько разные приговоры люди получают за одно и то же преступление. Почему молодая работающая несудимая девушка получит за то же самое преступление, скорее всего, меньший срок, чем взрослый судимый неработающий мужчина?

Рекомендуем по этой теме:
Видео
6926 78
Суд инквизиции
Когда мы смотрим на неравенство перед судом в зависимости от социального статуса в России, на первом этапе мы видим картинку, очень похожую на мировую. Например: наличие прописки в регионе, где человека судят, снижает для него средний размер наказания на 4%. Наличие работы снижает размер наказания на 2,5%. Наличие судимости — не рецидива, который является формальным признаком, а судимости — увеличивает размер наказания на 6%. Казалось бы, цифры очень невелики, но нельзя забывать, что эти признаки, как правило, ходят вместе. То есть человек может оказаться безработным, без прописки, ранее судимым пожилым мужчиной. В этой ситуации накопленный эффект может быть достаточно значимым. Различие будет достигать 20–30%. То есть возьмем пример, с которого мы начали, и средний срок за убийство в России — 10 лет. То, за что работающая прописанная молодая девушка получит 9 лет, за абсолютно то же самое при прочих равных безработный судимый мужчина в возрасте получит 12 лет. По одному показателю Россия отличается от всего остального мира: в России к людям с образованием суды относятся в среднем строже, наличие высшего образования увеличивает средний срок на 3%.

Исследовательский факт: теперь мы знаем, что судьи по-разному относятся к разным людям; более того, они гораздо строже относятся к тому, к кому общество в целом относится хуже. Судьи, за исключением ситуации с высшим образованием, воспроизводят вполне себе понятный повседневный стереотип. Тогда возникает вопрос: должны ли мы как общество дополнительно, посредством использования судейской дискреции дискриминировать тех, кто и так дискриминирован?