Как происходит размежевание философии? Может ли философия быть национальной, и как институционально решается эта проблема? И каковы особенности современной аналитической философии? Об этом рассказывает кандидат философских наук Иван Болдырев.

Континентальная философия, как следует из названия, сформировалась на континенте. Подобная её характеристика отсылает к противопоставлению континента и Нового света и предполагает, что эта философия развивалась, прежде всего, во Франции и Германии на французском и немецком языках. Противопоставлена она американской философской традиции, сформировавшейся в ХХ веке, в которой преобладающими темами были философия языка, логикоориентированная философия науки и — в последние годы — философия сознания на пересечении когнитивных наук, современных психологических, нейробиологических исследований, работ в области искусственного интеллекта, логики и некоторых разновидностей философской спекуляции.

Может показаться, что национальная ориентация континентальной мысли как бы сегментирует философское знание по группкам. Есть люди, которые хорошо знают русский язык и занимаются Бердяевым, Флоренским, Булгаковым. Есть люди, владеющие французским (ну, или просто французы), и в силу этого, а также собственных философских склонностей, поднимающие на знамя в своих литературоведческих гетто Деррида, Делёза и Лиотара. Получается, что внимание к национальному языку и литературоцентричность замыкают философскую работу в узких рамках локального национального сообщества.

На самом деле ситуация сложнее. И дело не только в том, что, например, многочисленные адепты деконструкции давно уже обитают на факультетах не только французской, но и английской словесности. Однако с не меньшими трудностями сталкивается и современная аналитическая традиция, сегментированная по узкопрофессиональным группам, которые состоят из исследователей, публикующихся в специальных журналах и ссылающихся на новейшие работы внутри их профессионального круга. Современная аналитическая философия — это тоже высокоспециализированное знание. И хотя оно часто представляется в медиа приходящими и уходящими популярными работами, на границе философии, психологии и нейронауки, техническая сторона аналитического философствования остается для очень многих вполне эзотерическим знанием. В этом смысле прихотливые построения аналитической философии не очень отличаются от тонких конструкций континентальных философов.

Рекомендуем по этой теме:
8050
Прямая речь: Алексей Руткевич
Будучи ближе континентальной традиции, я тем не менее не утверждаю ее превосходство над аналитической. Нам есть чему поучиться у аналитиков. И если аналитическая философия должна в будущем все более историзоваться, прекратить бесконечное, не помнящее родства пересыпание «измов», каждый из которых словно вчера возник, и отказываться от пустой универсалистской схоластики, которой там очень много, то континентальным философам нужно учиться находить интересные проблемы в простых, иногда очень близких к жизни контекстах, не чураться логики, математики и философии науки, не стесняться кажущихся наивными вопросов и перестать думать, что больше века философия на острове и в Новом свете мирно спала и что сон продолжается.