Какое количество нейтронных звезд и черных дыр нам известно? Как исследователи наблюдают компактные объекты? И в чем заключается эффект гравитационного линзирования? Об этом рассказывает доктор физико-математических наук Сергей Попов.

 

Нейтронных звезд и черных дыр много. Наша Галактика большая, в ней примерно 400 миллиардов звезд. Сравнивая с этим числом, мы можем прикинуть, сколько же нейтронных звезд и черных дыр в нашей Галактике, точнее, сколько их образовалось. Нейтронные звезды и черные дыры возникают после взрывов сверхновых. Мы примерно знаем темп сверхновых в нашей Галактике — около 1 раза в 30 лет. За время жизни Галактики в ней должно было образоваться 300 миллионов нейтронных звезд и черных дыр, если темп не менялся.

 

 

Нейтронные звезды, как мы думаем, образуются из более легких звезд, например, от 10 до 30-40 масс Солнца, черные дыры — из более тяжелых. Больших объектов всегда меньше, чем маленьких, поэтому нейтронных звезд больше. То есть, получается, что в нашей Галактике около миллиарда нейтронных звезд и более ста миллионов черных дыр. Как мы видим нейтронные звезды? Мы можем видеть молодые нейтронные звезды из-за того, что они очень активны. Они проявляют себя как радио-пульсары, магнетары, еще какие-то интересные объекты. Черные дыры не проявляют себя никак.

 

Нейтронные звезды и черные дыры — это именно компактные объекты. С точки зрения гравитационного потенциала — это очень глубокая яма. Если вы кидаете объект на нейтронную звезду или черную дыру, то он достигает поверхности или горизонта с огромной, околосветовой скоростью, в случае черной дыры — скорее всего со скоростью света. Если у нас вещества течет много, то вещество будет взаимодействовать само с собой.