Руническая письменность — огромная тема, которой занимались очень многие. Сказать о ней все едва ли возможно — это предмет для нескольких научных лекций. Я бы хотел бы рассказать о том, что интересовало меня.

Руническое письмо германцев подразделяется на старший (24-значный) и младший (16-значный) футарк. Футарк называется так по своим первым знакам, но как сформировалась эта последовательность знаков — неизвестно. Младший футарк, или младшая руническая письменность, — это скандинавское и английское письмо. Судя по всему, оно не объединяло все германские народы. Это письмо эпохи викингов, то есть уже более близкой к нам эпохи.

Соотношение старшего и младшего футарка — отдельная, очень интересная проблема. Про нее довольно много писали, но не обращали внимания на тот факт, что старший футарк очень трудно читается. Надписи на нем читаются трудно по разным причинам. Многие просто по техническим: плохо сохранились, потому что восходят к очень древним временам, к эпохе Великого переселения народов. Для тех, которые читаются, первостепенной важностью обладает вопрос, кому они адресованы. Такое впечатление, что надписи старшим футарком предназначались вовсе не людям. Например, часто рунологи находят в могиле камень с рунической надписью, обращенной вниз (предполагается, что люди вообще не зайдут туда, а даже если зайдут, они не увидят надпись).

Рекомендуем по этой теме:
8402
FAQ: Коммуникативные системы

Часто надписи выставлялись публично на камнях или на предметах, но в них помещалась специальная формула (заклятье). Она предупреждала, что если кто-нибудь повредит эти руны, он окажется во власти беспокойства, беспутства, тревоги и т. д. Старшее руническое письмо, безусловно, было связано с магией, хотя и не исчерпывалось магической функцией. Создается впечатление, что старшее 24-значное руническое письмо предназначалось вовсе не людям, но было способом коммуникации человека с божествами или с какими-то верховными существами, с недосягаемым и неосязаемым миром.

Совершенно иначе обстоит дело с 16-ти значным младшим руническим алфавитом (рунические знаки в нем сократились по количеству, хотя оставшиеся в целом не изменились). Создается впечатление, что руническое письмо эпохи викингов уже целиком светское, в чем-то профанизированное, лишенное своей сакральной функции.

Хотя это неверная формулировка: рунические надписи эпохи викингов тоже обслуживали некоторые сакральные сферы человеческой жизни. Часто это были поминальные надписи, поставленные в память о погибшем человеке. Они ставились не как могильный камень, но скорее как памятный знак, на котором высекалась некая надпись формульного характера. Читаются они гораздо легче: как правило, это «такой-то поставил камень такому-то, сыну такого-то, он приходился тому-то тем-то» и т. д. Адресованы они в большей степени людям, обслуживают сферу человеческой памяти (и их формульность во многом отсюда).

Интересно, что старшие руны германцев очень сильно индивидуализированы. Часто надпись как бы произносится от первого лица. Там говорится «я похоронил своего сына», «я…» — и дальше какая-нибудь невнятица магического свойства. Очень важен акт коммуникации между конкретным человеком и высшими существами.

В младше-рунических надписях знаменательным образом пропадает первое лицо как таковое. Очень мало надписей, которые начинаются со слова «я» (скандинавского « ek»). Все говорят о себе в третьем лице. Надпись от моего лица в эпоху викингов выглядела бы примерно так: «Федор, сын Бориса, поставил этот камень в память о Сергее, сыне такого-то; Сергей знаменит тем-то (например, был в Византии, воевал с варягами и охранял византийского императора)».

Это различие очень важное, поскольку дает нам представление о том, как была устроена коммуникативная ситуация в очень древнюю эпоху и в эпоху чуть более новую — эпоху викингов. Есть только один разряд надписей младшими рунами, где личное местоимение сохраняется: это надписи, сделанные от лица предмета. Раньше, когда средневековый человек хотел выразить идею владения, идею авторства (например, когда ремесленник изготавливал вещь и хотел поставить свою подпись), он обычно не писал: «Федор, сын Бориса, написал это и сделал это». Чаще на предмете ставилась надпись как бы от лица предмета: «Меня изготовил такой-то» или «Я принадлежу такому-то». Но «я» в данном случае — голос вещи, а не автора вещи.

Эти надписи очень интересные. Они встречаются не только в Скандинавии. Самая знаменитая латинская формулировка — «me fecit» («меня сделал такой-то»). Дальше идет имя мастера. В Скандинавии эти надписи явно были усвоены. Их очень много на кольцах, пряслицах, каких-то предметах обихода, где рунами вырезано: «меня сделал такой-то», «меня раскрасил такой-то», «мною владеет такой-то». Это единственный тип надписей младшими рунами, где местоимение первого лица встречается в изобилии.

Интересно, что подобных русских надписей практически нет. На территории России находят скандинавские рунические надписи, а значит, скандинавы пользовались рунами в ту эпоху и восточные славяне, видимо, могли эти руны прочесть. Но надписи, которые писали русские, полностью лишены идеи голоса вещи, когда вещь от себя произносит некий текст. Это любопытная загадка: на Руси при огромном обилии эпиграфического материала совершенно не было примеров, чтобы на какой-нибудь ложке было написано: «меня сделал такой-то».

Этот тип надписей интересен еще и потому, что он в разном виде доходит и до современности. Вспомните «Алису в стране чудес», где пирожок говорит: «Съешь меня». В России такой тип коммуникации очень нетипичен. Он появился только после развала Советского союза, когда на машинах стали писать «помой меня», на листовках — «возьми меня» и т. п. На самом же деле это очень архаическая вещь, которая для современной России довольно нова и только входит в обиход.

Если возвращаться к руническим надписям, то отсутствие «я» в надписях эпохи викингов очень выразительно именно потому, что полностью изменилась ориентация в коммуникации. Эти надписи уже историчны. Они уже мнемоничны. Они призваны напомнить о чем-то. Они обслуживают сферу человеческой памяти — это не акт коммуникации человека с божеством. Именно поэтому младшие рунические надписи так ценны, прежде всего, для историков и для филологов. Это надписи, сделанные современниками событий.

Основная проблема со множеством записанных текстов источников в том, что в них рассказывается, например, о 10-м веке, а рукопись изготовлена в 13-м веке. Как определить, правду ли говорит автор рукописи? С рунами такой проблемы нет: рунические камни высекаются современниками и очевидцами событий. Там встречается масса интересных топонимов и имен. Упоминается Русь, потому что скандинавы часто ездили на восток. С их точки зрения мы — это восток, как, впрочем, и Византия. В Византию часто ездили именно через Русь и по пути могли погибнуть. Тогда где-нибудь в Швеции родственники погибшего оставляли об этом надпись: «Такой-то, сын такого-то, сделал надпись в память о таком-то, он погиб на Руси». Это крайне ценный материал, прежде всего, для русско-скандинавских взаимосвязей, для их истории.

Сейчас в значительно большей степени начинают заниматься прагматикой рунической письменности. В частности, перестали заниматься рунической надписью как изолированным текстом: пытаются заниматься всем памятником в целом. Руническая надпись, как правило, сопровождается орнаментом, замечательным по своей изобретательности и красоте. И теперь принята более правильная точка зрения, что надо заниматься не надписью как таковой, а всем ансамблем целиком.

Важно, на что указывают определенные элементы орнамента. Они располагались не случайным, а искусно продуманным образом. Например, руническая надпись часто помещается в руническом змее, на туловище рунического змея. Выясняется, что семантически очень важно, куда повернута головка этого змея, на какой элемент в надписи она указывает. Чаще всего это личное имя того, кто ставит камень. Выясняется, что информация, которая подается в младше-рунических надписях, в чем-то очень иерархична и семиотизирована. Поэтому имеет смысл изучать надпись не в изолированном, а во вписанном в ансамбль виде. Видимо, будущее рунологии стоит за изучением того, как устроена коммуникация в руническом письме.