Возрастассоциированные заболевания — заболевания, распространенность которых растет с возрастом: сердечно-сосудистые заболевания, онкологические, деменция, болезнь Альцгеймера, заболевания опорно-двигательной системы, хронический обструктивный бронхит, сахарный диабет второго типа. В возрасте 35–45 лет всего 33% людей страдают артериальной гипертонией. В возрасте 65 лет уже 75% людей страдают артериальной гипертонией. По данным Фрамингемского исследования, после 60 лет шанс, что у человека повысится артериальное давление и разовьется артериальная гипертония, равен 90%. Такая же история с сахарным диабетом. Сахарный диабет второго типа в 40 лет имеют всего 1,5%, в 65–70 лет 20%, но после 80–85 лет риск развития сахарного диабета снижается до 4%. Это связано с тем, что пациенты с сахарным диабетом не достигают такого возраста. Мы проводили исследование под названием «регистр столетних людей». Риск развития сахарного диабета у них чрезвычайно низкий: лишь 3% риска выявления сахарного диабета. Сахарный диабет и долгожительство — вещи несовместимые, потому что сахарный диабет — это модель преждевременного старения.

Рекомендуем по этой теме:
13833
Старость в эпоху инфантилизма

Весь интерес состоит в том, что чем старше люди, тем меньше у них рисков получить новые заболевания. В возрасте 110 лет люди практически перестают болеть, но до такого возраста мало кто доживает. Инфекционные заболевания, кардиологические, сердечно-сосудистые катастрофы или онкологические проблемы не встречаются у людей после 110 лет: люди находятся в зоне пренебрежимого старения.

Теперь разберемся с факторами, которые могут снизить риск развития заболеваний. Сразу скажу, что профилактика должна начинаться не в пожилом возрасте, а чуть ли не во внутриутробном. Ученые предполагают, что скорость старения закладывается еще внутриутробно, — гипотеза фетального программирования. Эта скорость зависит от фетоплацентарного кровотока, метаболизма матери и ее артериального давления. Все, что происходит с нами до рождения, потом влияет на риск развития возрастассоциированных заболеваний. Рождение ребенка с низким весом — это высокий риск развития метаболического синдрома и сахарного диабета второго типа, которые выступают моделями преждевременного старения. Когда мы говорим об эффективной профилактике возрастсвязанных заболеваний, то это обычная профилактика, но начатая раньше. Здоровый образ жизни, физическая активность, здоровое питание, отказ от вредных привычек — других вариантов сегодня у нас нет.

Сейчас развитие возрастассоциированных заболеваний отодвигается и появляется в позднем возрасте, поэтому человек больший период жизни живет активно без тяжелых болезней. Сам процесс старения в последние десятилетия тоже замедлился. В Европе проводились исследования, где обследовали пятидесятилетних людей с точки зрения их физической и когнитивной активности. Одно исследование провели в 2005 году, другое исследование — в 2013-м, которое показало, что биологический возраст людей в возрасте 50 лет в 2005 году соответствовал биологическому возрасту людей в возрасте 58 лет в 2018 году с точки зрения когнитивного статуса. Это объясняется образом жизни и новыми технологиями.

Одна из основных возрастассоциированных проблем — деменция. Болезнь Альцгеймера наблюдается в 70% случаев, и ее распространенность растет с возрастом. Раньше считалось, что все умрут от болезни Альцгеймера, если доживут. После 85 лет каждый третий страдает когнитивным дефицитом. Болезнью Альцгеймера страдали Рейган, Тэтчер. Самые знаменитые и богатые люди мира страдали болезнью Альцгеймера, и сегодня ее лечить не умеют, но уже понятно, как предупредить развитие этой болезни. В развитых странах распространенность болезни Альцгеймера уменьшилась, несмотря на то что продолжается увеличение продолжительности жизни, а также старение населения.

Эффективные меры профилактики очень важны для решения проблемы старения. Все возрастассоциированные заболевания имеют один и тот же ствол, и только потом они расходятся на разные веточки. Причина у них одна и та же — проблема старения. Ученые стараются замедлить старение. Считается, что если мы займемся только профилактикой рака, то увеличим популяцию пожилых людей на 0,8% в течение 50 лет. Если мы будем заниматься профилактикой процессов старения, то увеличим пропорцию пожилых людей на 7%. Эта стратегия в 10 раз эффективнее. Она позволит профилактировать все возрастассоциированные заболевания. Если профилактика не сработала и болезнь развилась, то разберемся со стратегиями лечения. Сегодня медики не очень умеют лечить людей, возраст которых достигает 85–90 лет, потому что клинических исследований у таких пациентов не проводилось. Людей старше 85 лет обычно исключают из исследования. Пожилые люди часто имеют сразу несколько заболеваний, поэтому их тяжело исследовать. Сегодня перед учеными стоит задача проводить клинические исследования в когорте пожилых людей разного возраста и разной степени потери функциональности.

Сегодня мы понимаем не только влияние лекарств на конкретные показатели: например, снизить давление позволяет антигипертензивный препарат. Для нас важно, как этот препарат или эта стратегия будут влиять на скорость ходьбы, равновесие, память, функциональность, возможность жить самостоятельно, качество жизни. Каждый метод лечения у людей пожилого возраста нужно взвешивать, где риск и где польза. Доктора оценивают, какая ожидаемая продолжительность жизни у этого человека, успеет ли он получить пользу от этого лечения, поэтому перед учеными стоит много задач.

Существует две крайности в лечении возрастассоциированных заболеваний. Одна крайность — эйджизм, когда мы говорим, что пожилым людям и так мало жить, поэтому им не стоит оказывать высокотехнологичную или сложную помощь. Высокие технологии должны использоваться в пожилом возрасте. Все новые, самые продвинутые технологии и лекарства должны быть использованы в пожилом возрасте. Эйджизма быть не должно. Еще 4–5 лет назад мы не представляли, что будут регистры больных сердечной недостаточностью в возрасте старше 80 лет. Сегодня мы научились хорошо лечить сердечную недостаточность, используя самые высокие технологии, притом что сердечная недостаточность — тяжелая ситуация и синдром. Прогноз при сердечной недостаточности часто хуже, чем при онкологическом процессе. Сегодня эти продвинутые технологии, которые мы должны и можем использовать в пожилом возрасте, позволяют человеку жить дольше. Существует другая крайность — назначение всех препаратов, которые связаны со всеми заболеваниями, которые есть у человека. Это избыточное лечение, когда само лечение уже не будет приносить пользу, — полипрагмазия. Нельзя лечить все болезни и назначать все показанные лекарства, потому что их будут десятки.

Рекомендуем по этой теме:
4727
Эволюция восприятия возраста

С одной стороны — эйджизм и отказ от лечения, а с другой — избыточное лечение. Выбрать золотую середину сложно, но есть много примеров. Один из примеров — перелом шейки бедра у человека в возрасте 80 лет. Это острый коронарный синдром, как инфаркт миокарда. Нам необходимо оперировать этого человека в течение 48 часов. Это спасет ему качество жизни в последующем. Здесь отказывать в лечении мы никак не должны. Тут нет противопоказаний. В другой ситуации, когда у человека 15 болезней и все их мы начинаем лечить комплексом необходимых лекарств, мы просто человека погубим. Здесь надо взвешивать, что рискованно, а что нет. Это сложно для любого профессионала, потому что сегодня у нас нет нормальных доказательных клинических исследований. 

Я верю, что в будущем мы научимся профилактировать возрастассоциированные заболевания и старение. Также мы сможем замедлять процесс старения — это следующий наш шаг. Сегодня мы изучаем многие лекарства с точки зрения того, как они влияют на процессы старения.