В проекте «Жить долго» совместно с Корпоративным университетом Сбербанка рассказываем, можно ли победить старение и продлить активный период жизни.

Изменения психики с возрастом — вечная проблема психологических исследований и практики. Возрасты, связанные с окончанием профессиональной карьеры, с пенсией, с соматическими трудностями, менее изучены психологически, чем ранние. Это удивительно, потому что в человеческом сообществе и те и другие представлены достаточно широко. 

Исследований и результатов на тему того, что творится с нашей психикой и когнитивными способностями после 50 лет, не очень много, и все они противоречивы. С одной стороны, существуют результаты исследований, которые показывают, что когнитивное функционирование после 20 лет постепенно снижается. Очень заметно, что наши возможности запоминать нечто, формулировать мысли, вести долгую эффективную полемику после 50 лет существенно малы. Американский исследователь Тимоти Сальтхаус провел большие исследования с выборкой больше тысячи человек и показал, что способность запоминать нечто спадает начиная с 30 лет и до 55–57 лет.

С другой стороны, есть отдельные способности, которые не ухудшаются либо растут в рамках этих возрастных границ, например владение словарным запасом. Это ваше знание лексики, родного языка, количество слов, которые вы используете, легкость, с которой вы находите нужное слово, то есть словарный запас в широком статистическом смысле. 

Создается впечатление, что есть когнитивные способности, которые затухают или оказываются менее эффективными, и есть те, что хуже не становятся. По результатам исследования профессора Тимоти Сальтхауса, словарный запас стабилизируется в возрасте около 55 лет и на высоком уровне продолжает расти. Важно сказать, что исследование проводилось на американцах, поэтому нет понимания, насколько эти результаты транслируются на другие культурные сообщества. Похожие результаты есть и в области исследования интеллекта. Психологи, которые занимаются измерениями интеллекта, выделяют две устойчивые формы когнитивной способности: флюидный (текучий) интеллект и структурный (кристаллизованный) интеллект.

Текучий интеллект отвечает за ваше осмысленное реагирование в самых разных ситуациях: за быстрое вспоминание нужного слова, за точную формулировку, за обнаружение цитаты, за эффективное решение несложных головоломок. Способности флюидного интеллекта действительно угасают с возрастом. Вы становитесь все менее быстрыми в своем реагировании, в первую очередь в вербальном реагировании. Кристаллизованный интеллект — интеллект, связанный с использованием знаний, — ведет себя прямо противоположным образом. На основании большого количества работ можно увидеть, что кристаллизованный интеллект не ухудшается в поздних возрастах. В пожилом возрасте мы продолжаем структурировать наши знания, укладывать их на хранение в семантическую память, и эта способность не ухудшается. Кристаллизованный интеллект позволяет нам эффективно функционировать после 50 лет. Создается впечатление, что в отдельных случаях эта способность даже продолжает расти.

Рекомендуем по этой теме:
8318
5 книг об активном долголетии

На материале интеллекта выясняется, что наша психика вполне адаптивна к возрастным изменениям. Ситуация, когда флюидный интеллект гаснет, а кристаллизованный не ухудшается, возможна. Люди пожилых возрастов вырабатывают у себя адаптивные стратегии для таких интеллектуальных процессов. В итоге пожилой человек оказывается менее способен к быстрым реакциям, но зато более способен к принятию взвешенных решений. Я привожу простой пример, но такого рода адаптивные стратегии вполне являются устойчивой психологической правдой. Даже если когнитивное функционирование ухудшается, это не является приговором. Психика вырабатывает компенсаторные механизмы, связанные с изменением образа жизни, стратегии поведения, которые позволяют продолжать эффективно действовать в этой ситуации.

Еще один важный набор адаптивных стратегий — использование группового (диадного) взаимодействия, которое позволяет сгладить когнитивные недочеты, связанные с возрастом. Существует целое направление исследований, показывающее, как люди разных возрастов решают проблемные ситуации. Занятные результаты — семейные, когда проблемную ситуацию решает семья. Выясняется поразительная вещь: семьи с большим стажем совместной жизни оказываются значительно более эффективны, чем семьи с небольшим стажем совместной жизни. При этом большой стаж — это заодно большой возраст. Именно семьи с длинным стажем совместной жизни чрезвычайно хороши, потому что в них обращают внимание на состояние когнитивной сферы у партнеров и компенсируют недостатки одного человека достоинствами другого.

Скажем, у меня сохранилась хорошая память, но я плохо могу собой руководить. Зато вы замечательно принимаете решения, но с памятью у вас неважно. Ролевое взаимодействие у семей с большим стажем отточено до невозможности хорошо, они чрезвычайно эффективны в паре. По отдельности они совсем неинтересны и работают ниже среднего. Таким образом, еще одной важной адаптивной стратегией являются коллективные формы работы. В таких условиях ролевое разделение оказывается устойчивым для решения разных задач. Так принимаются решения по бюджету, обучению детей, воспитанию внуков. Самые разные решения эффективно принимаются по одним и тем же правилам. Все это исследования по людям, живущим в разных странах, поэтому это некоторая универсалия.

Еще одна вещь, о которой нужно сказать в рамках проблемы функционирования психики в поздних возрастах, — научная деятельность. По частоте публикаций исследователей статистика неутешительна: после 55–60 лет падает количество публикаций и эффективность научной работы — если только вы не являетесь крупным начальником и вас везде включают пятнадцатым автором, чтобы вы точно продемонстрировали свой статус. Известно много случаев, когда люди делали крупные открытия, тем самым демонстрировали высокий уровень когнитивных способностей в пожилом возрасте. Хрестоматийным примером является Гёте, который опубликовал свою теорию цвета в 82 года. Таких примеров немного, но они показывают, что в локальных областях вы можете продолжать действовать выше среднего уровня, а возраст никак не помешает вам быть эффективным.

Рекомендуем по этой теме:
8404
5 фильмов о здоровом образе жизни

Тимоти Сальтхаус показал, что если вы продолжаете постоянные тренировки в локальных областях, то вы не просто будете сохранять высокую эффективность, но ваша эффективность будет расти, даже если вы начинаете заниматься этой сферой деятельности после 60 лет. Сальтхаус обнаружил, что американские пенсионеры — впрочем, как и наши, — очень любят разгадывать кроссворды. Оказалось, что вы можете стать профессионалом в разгадывании кроссвордов, даже если начнете после 60 лет. Эта способность у вас будет не просто сохраняться на высоком уровне, но расти. Пенсионеры, которые регулярно разгадывают кроссворды, разгадывают их значимо лучше, чем молодые люди на 50 лет младше. С точки зрения нормального когнитивного функционирования это странный результат: кажется, что у молодых все должно быть лучше со стороны работы вербальной сферы, вербального мышления и памяти, но это не так.

По мере того как в развитых странах, в том числе в нашей, улучшается медицина, появляются деньги, которые люди могут тратить на поддержание высокого качества жизни, оказывается, что когнитивное функционирование связано не только с функционированием тела и мозга, но и с определенным образом жизни. Этот образ жизни позволяет вам быть в форме, чувствовать себя хорошо, чувствовать себя нужным и тратить свои силы на интересные и полезные для вас вещи.

По мере того как люди живут все дольше, продолжительность жизни увеличивается, а соматическое состояние и ваши интеллектуальные способности не страдают, выясняется, что в нашей и других странах отсутствуют нормальные варианты образа жизни для пожилых. Пенсионеры не должны доживать свою жизнь. Они способны ездить в туристические поездки, заниматься полезными социальными активностями, чему-то учиться. В этом отношении люди, живущие в нашей стране, уступают тому, что происходит в развитых западных странах. Понятно, что денег меньше и все не так хорошо с медициной, но в данном случае я говорю о психологических факторах. Поздние возрасты способны на самые разные эффективные формы жизненной активности. Это вопрос психологического состояния, а не социальных ограничений или возможностей.

Я надеюсь, что перелом состоится и у нас, и наши бабушки и дедушки начнут жить другой жизнью. Они начнут использовать нормально функционирующие когнитивные способности для активной, интересной, разнообразной и развивающей эти когнитивные способности обратным способом жизни. Тогда разговор о поздних возрастах будет иметь не только исследовательский интерес для психолога, но и жизненный. Эти вещи будут просто внедрены в реальные взаимоотношения между людьми, в реальное проживание жизни в этой стране.