В проекте «Жить долго» совместно с Корпоративным университетом Сбербанка рассказываем, можно ли победить старение и продлить активный период жизни.

Под демографическими изменениями понимается два фактора. Первый — возраст, возрастная структура населения. Второй — уровень образования и образовательная структура населения. Особенность этой структуры в нашей стране заключается в том, что она очень нестабильная. У нас есть поколения, в которых больше людей, есть поколения, в которых меньше. Эта история тянется с начала XX века: революция, Великая Отечественная война, в конечном счете тяжелая трансформация 1990-х годов. И если отсчитать еще одно поколение, мы придем к сегодняшнему дню. Затем в 2020-е годы, которые скоро наступят, на рынок труда придет очень немногочисленное поколение. Этот процесс уже начинается. Как это может повлиять на занятость?

Одновременно с возрастом меняется численность людей с высшим образованием. В больших когортах образованных людей больше, чем в маленьких. Если мы посмотрим на процессы, которые проходили в начале этого столетия, примерно до середины нынешнего десятилетия, то мы увидим, что численность населения росла, с ней росла и численность людей младшего возраста на рынке труда. Под младшими я имею в виду здесь тех, кому от 20 до 40 лет. Старшими поколениями, старшими возрастными группами я называю тех, кому от 40 до 60 лет.

Численность молодой группы выросла, и одновременно быстро росла популярность высшего образования. Благодаря этим процессам в первые пятнадцать лет XXI столетия российская экономика получила большой приток молодых образованных людей. Это демографические и экономические дивиденды, потому что молодые и хорошо образованные люди более производительны, чем люди старших возрастов и люди с низким уровнем образования. Согласно оценкам экспертов, примерно треть роста экономики в начале 2000-х годов объясняется демографическим дивидендом.

Возникает вопрос: дальше мы получим такой же дивиденд или он поменяет свой знак и станет своего рода антидивидендом? Ответ на этот вопрос имеет значение, если нас интересуют перспективы экономики в ближайшие 15–20 лет. Демографический дивиденд начала столетия был связан с ростом численности населения в соответствующих возрастных группах, с ростом охвата и включенности в занятость. Для того чтобы оценить, в какой мере население вовлечено в экономику, используем долю людей определенной возрастной группы, которые вовлечены в экономику, — уровень занятости. Если численность населения растет вместе с уровнем занятости, мы видим больше занятых. Демографический дивиденд начала столетия связан именно с этим.

Что со старшими возрастами? С ними все сложнее, потому что в самых старших возрастных группах также росла численность занятых, а в средних, от 40 до 50 лет, численность занятых падала. Главное, что российская экономика получила приток дополнительных людей, дополнительной рабочей силы. И значительную часть этого притока составляли молодые и хорошо образованные люди.

Что нас ждет завтра? Для начала нам нужно посмотреть на демографию. Согласно всем прогнозам численность населения до 2030 года расти не будет, но прогнозы варьируются. Есть более высокие варианты прогнозов и более низкие. Согласно среднему варианту большой рост численности населения не ожидается, однако внутри населения будут происходить большие изменения. Самое главное изменение — доля людей в младших трудовых возрастах, до 40 лет, будет сокращаться. А что произойдет с занятостью этих людей? Для того чтобы перейти от количества людей в стране к количеству людей, занятых в экономике, нам нужно скорректировать демографические прогнозы по отдельным возрастным группам на уровень занятости этих групп — таким образом мы получим прогнозную численность занятых в будущем.

Как определить, какой будет уровень занятости в 2030 году? Мы можем положиться на данные о нем сегодня. Уровень занятости в возрастах от 25 лет до предпенсионного возраста стабилен, и все, кто может работать, работают. Но ожидать, что уровень занятости поднимется, у нас нет никаких оснований, потому что нет резервов: безработица очень низкая, женщины в этом возрасте все трудятся.

Есть только две группы, в которых уровень занятости невысок: молодежь до 25 лет и люди старшего возраста. В старших возрастах уровень занятости вырос, а в младших возрастах он невысокий из-за учебы. Можем ли мы ожидать, что молодежь в будущем будет меньше учиться? История говорит о том, что популярность образования у молодежи может только расти, нет никаких оснований полагать, что это будет иначе. В старших возрастах возможно небольшое повышение уровня занятости в связи с повышением пенсионного возраста.

А какие есть варианты с повышением пенсионного возраста? Прежде всего, мы можем ориентироваться на те уровни занятости, которые есть в европейских странах, в которых пенсионный возраст гораздо выше и пенсионная система гораздо щедрее. Это дает нам некоторые ориентиры. Когда мы оцениваем структуру занятости по возрастам в 2030 году и сравниваем ее с тем, что у нас есть сегодня, мы видим процесс, во многом обратный тому, что наблюдался в первые пятнадцать лет нынешнего столетия. Если сначала численность занятых в возрасте до 40 лет сильно выросла, то в следующем пятнадцатилетии эта численность занятых резко снизится из-за демографических изменений. Хотя численность населения останется такой, какая она есть сегодня, структура сильно ухудшится.

А что нам даст повышение пенсионного возраста? Оно вызвало много критики, вопросов и споров. Один из вопросов, связанных с повышением пенсионного возраста, заключается в том, что остается непонятным влияние этой реформы на численности рабочей силы с точки зрения рынка труда. Мы можем оценить, насколько у нас может вырасти численность занятых в старших возрастах, используя данные, о которых я говорю. Если мы ориентируемся на оценки для европейских стран, мы видим, что в старших возрастах наш уровень занятости не сильно ниже, он соответствует уровню занятости в таких странах, как Испания, Австрия, Франция. Все это богатые, успешные, благополучные страны с высоким пенсионным возрастом и щедрой пенсионной системой. Это означает, что большого выигрыша в старших возрастах мы не получим.

Рекомендуем по этой теме:
10954
Пенсия: реформы и развитие

В целом видно, что сокращение численности занятых практически неизбежно. Главное здесь даже не то, что сократится общая численность. Главное — нас ожидает шок, связанный с уменьшением занятой молодежи. Уровень охвата высшим образованием сегодня высокий, практически все желающие смогут получить его, поэтому в будущем уровень образования не снизится. Вопрос в том, насколько охват может увеличиться дальше. Даже если он снизится и сохранится на том уровне, на котором находится сегодня, из-за демографических изменений, из-за сжатия младшей возрастной когорты, мы получим гораздо меньше образованных людей в возрасте до 40 лет.

Можно предположить, что уровень охвата образованием продолжит расти. Если этот уровень охвата возрастет еще на 5%, мы получим более высокие оценки численности молодых людей, занятых в экономике в 2030 году. Но это будет гораздо меньше, чем было в 2015-м. Экономика в начале этого столетия не просто получила большой демографический дивиденд — она в ближайшие 15 лет будет терять этот демографический дивиденд. С точки зрения демографии мы не сможем удержать то, что получили. Важно понять, как нам быть дальше, но этот вопрос не сводится только к теме нашей лекции. Он выходит далеко за рамки, но имеет отношение к тем дискуссиям, которые часто идут: потребность молодых людей в высшем образовании, оправданность высшего образования, достаточное наличие курсов и ПТУ. Исследования, которые мы проводим, свидетельствуют о том, что вопросы курсов и ПТУ не так актуальны.

Если нас интересуют долгосрочные перспективы страны, если мы не безразличны к тому, какие вызовы будут стоять перед страной в 2030-е годы и после, нам нужно думать сегодня о том, как обеспечивать для будущего рабочую силу с высоким уровнем образования и производительностью. Если посмотреть на эту проблему под другим углом, со стороны пенсионной системы, можно заметить, что реформа пенсионного возраста мало что даст с точки зрения занятости. Но нужно думать над тем, как нейтрализовать демографический шок, связанный с сокращением молодежной когорты. Это большая проблема, которая должна быть на повестке дня у экономистов и политиков.