Какие процессы описывает теория компенсации? Какое значение имеет появление иррациональных эффектов в современном обществе? Почему в прогрессирующем под влиянием современной науки мире необычайно востребовано историческое знание? С чем связано тотальное ощущение неопределенности и как оно компенсируется? Об этом рассказывает кандидат философских наук Виталий Куренной.

Теория компенсации является определенного рода расширением модернизационной теории. Поэтому несколько слов нужно сказать о том, что такое теория модернизации. Теория модернизации является некоторым обновленным вариантом стандартной просвещенческой теории прогресса. Имеется в виду, что общественные процессы в современном мире протекают достаточно гомогенно и однонаправленно. Процессы так или иначе связаны с расширением пространства рациональности. Рациональность имеет множество форм: это и финансовая рациональность, и научная рациональность, и секуляризация, и так далее.

Рационализация и технологическое усложнение ведут к тому, что мир становится сложным и очень трудным для понимания исходя из некоторого индивидуального горизонта. Это приводит к тому, что сложность компенсируется определенного рода использованием достаточно примитивных схем ориентации, упрощенных схем. Эти схемы имеют функцию редукции комплексности, потому что нам очень трудно ориентироваться в мире, как он есть на самом деле. В этом смысле мы необычайно интенсивно востребуем разного рода суррогаты. Простое прогнозирование нашего существования на ближайший день и ближайшее время удобнее осуществлять с помощью такого рода примитивных схем. Потому что нам все равно нужно каким-то образом действовать и чем-то руководствоваться, и гороскоп здесь является вполне удобным суррогатом, который компенсирует нашу неспособность более-менее рационально справится с этим сложным миром.

Еще одним очень важным аспектом такого рода компенсаторной реакции на сложность, быстроту, изменения и неопределенность являются политические реакции. На эту ситуацию высокой динамики люди отвечают запросом на определенного рода политическую или даже онтологически-политическую гарантированность. Отсюда возникает, казалось бы, очень странная парадоксальная вещь. Например, востребованность национализма или востребованность идеологии сильной руки. То есть национализм — это некоторая востребованность неотменяемого онтологического базиса моего существования.