Когда было введено понятие митохондриальной Евы? Каким образом происходит передача митохондрии и Y-хромосомы от родителей к детям? Когда предположительно жила митохондриальная Ева? И можно ли установить происхождение отдельного человека по митохондриальной ДНК? Об этом рассказывает доктор биологических наук Константин Северинов.

Около 15 лет назад генетики придумали термин «митохондриальная Ева», и относилось это к некой логической конструкции, которая показывала, что все живущие сейчас люди являются потомками одной и только одной женщины, которую назвали Евой. Точно так же можно показать, что все существующие ныне мужчины являются потомками одного. Этот мужчина называется Y-хромосомный Адам. Тот факт, что ученые заговорили про Адама и Еву, тут же привел к шевелению в креационистских и прочих кругах, которые вдруг решили, что наука тем самым наконец доказала, что буквальная трактовка Библии — это правильно и хорошо.

Рекомендуем по этой теме:
42809
5 книг о генетике
Все мы являемся продуктами соединения яйцеклетки нашей матери со сперматозоидом нашего отца, и при этом совершенно очевидно, что есть два пола — мужской и женский. Определение пола происходит следующим образом: у женщин есть только один тип половых клеток, они содержат только половую Х-хромосому, у мужчин есть два типа сперматозоидов — с Х-хромосомой или Y-хромосомой. Соответственно, при соединении яйцеклетки и сперматозоида может получаться вариант ХХ — это будет девочка, а может получаться вариант ХY — это будет мальчик.

Мы как организмы не являемся объектом эволюции, потому что мы себя не передаем; мы передаем только свои гены, и наши гены являются объектом эволюции, гены эволюционируют в нас. Каждый из наших генов примеряет себя к комбинации всех других генов, которые случайным образом появились и создали наше тело. И именно эти гены мы передаем своим детям, какие-то другие комбинации, а не самих себя. Поэтому гены эволюционируют, возникают удивительные «Евы», «Адамы» и прочие, это на самом деле какие-то ментальные конструкции, не настоящие люди; а люди здесь почти что ни при чем.