Какое место занимает понятие «добросовестность» в современной судебной системе? Каково происхождение этого понятия? И какие функции оно несет в современном праве? Об этом рассказывает доктор юридических наук Дмитрий Дождев.

Понятие добросовестности, вообще, идея добросовестности, bona fides, это одно из важнейших наследий римского права в современном праве. Мы сегодня не знаем, что это такое и воспринимаем это чисто интуитивно. Если обратиться к практике, то оказывается, что все судьи во всех странах мира прекрасно знают, что такое добросовестность. Есть исключение — это common law, где это понятие просто интегрировано в систему права. И одна из недавних попыток ЕС навести здесь порядок, унификацию, гармонизацию, обращенная к английским юристам, привела к катастрофе.

Та неопределенность, которая в понимании добросовестности существует сегодня, это предельно важный фактор. Большинство кодексов Европы говорят о добросовестности при исполнении обязательства. Отсюда появляются совершенно несуразные вещи. Такие, как «добросовестный должник» — кто-то, который очень старается или очень честный при исполнении обязательства. Между тем, логика этого понятия в том, чтобы ввести масштаб, ввести особое формальное требование к исполнителю, к субъекту правового общения, которое могло бы быть измеримо. Не то, чтобы потерять всякую определенность, а наоборот, задать определенность, при этом не утруждаясь в поиске специальной терминологии, специальных определений. И все судьи на континенте прекрасно, как выясняется, знают, что такое добросовестность.

Рекомендуем по этой теме:
Цицерон сообщает нам, что впервые как общий принцип права добросовестность выдвинул Квинт Муций Сцевола, основатель юридической науки, человек, который впервые систематизировал юридическое знание. Можно систематизировать геометрию, риторику, философию, и получать науку — систематизированные знания это наука. Юридическое знание было систематизировано лишь однажды, в Древнем Риме, и больше никто такой работы не делал, а если делал, то только с опорой, эксплуатируя нещадным образом именно римские наработки. Этот народ взял и изобрел науку права. Сделал это лично один человек, то есть, ясно, что это целая традиция, ясно, что после Квинта Муция все еще развивалось, и были другие системы, в том числе, более четкие, которые легли в основу современных кодексов гражданско-правовых систем, но на рубеже II и I веков до н. э. первым это сделал Квинт Муций Сцевола.