Человеческий капитал

Сохранить в закладки
3489
3
Сохранить в закладки

Экономист Василий Аникин о видах инвестиций в человеческий капитал, преимуществах знания иностранного языка и региональном неравенстве в России

В середине 1970-х годов американский ученый Якоб Минцер показал, что более образованные американцы в возрасте от 20 до 40 лет получают в 6 раз больше, чем менее образованные коллеги с тем же трудовым стажем, того же возраста. Тогда началась эра прикладных исследований человеческого капитала. Теоретические же исследования начались немного ранее, в конце 1950-х годов. Они связаны с именами таких исследователей, как Гари Беккер и Теодор Шульц. Гари Беккер получит свою Нобелевскую премию в 1992 году с формулировкой «за неоценимый вклад в разносторонние исследования человеческого поведения, которое выходит за рамки рыночного поведения». В 1961 году Теодор Шульц писал, что расходы на медицину, здоровье и питание, которые повышают среднюю продолжительность жизни человека, являются расходами, необходимыми для повышения жизненной энергии, жизненных сил человека. Это является базовой составляющей человеческого капитала, инвестиции в здоровье.

Выделяют три главных компонента человеческого капитала. Первый — повышение квалификации. Это инвестиции в специфическую компоненту человеческого капитала, осуществляемые на рабочем месте как формально, так и неформально через передачу опыта от более старших коллег, более опытных к менее опытным молодым коллегам. Такой тип инвестиций в основном характерен для Японии.

Второй тип — это инвестиции в формальное образование, в различные его уровни: среднее специальное, высшее образование. Такие инвестиции являются наиболее распространенным типом в развитых странах. До недавнего времени дополнительное образование для взрослых являлось ключевой формой инвестиций в человеческий капитал в западных странах. Но сегодня все чаще стали говорить об их неэффективности. В связи с этим стоит вспомнить работы еще одного нобелевского лауреата Джеймса Хекмана, который говорил о необходимости инвестиций на ранних этапах развития человека. Речь идет о необходимости развития институтов дошкольного образования и образования в ранних возрастах. Ключевыми являются инвестиции от 0 до 3 лет. Сегодня эта проблема не решена окончательно даже в Соединенных Штатах.

Когда мы говорим о детях от 0 до 3 лет, то речь идет о необходимости инвестиций в некогнитивные навыки. Это социоэмоциональные навыки, связанные с самоконтролем, целеполаганием, с упорством и достижением цели, с абстрактным мышлением, с образным мышлением и в целом с культурой речи и мышления. Именно инвестиции в эти навыки являются сегодня ключевыми. Чем раньше эти инвестиции осуществляются, пишет Хекман, тем большая отдача происходит уже на когнитивные навыки — это письменная речь, математический счет, навыки работы в команде, часть языковых способностей. Особенность некогнитивных навыков в том, что в них можно инвестировать на разных этапах жизненного пути. В то время как в когнитивные навыки лучше инвестировать пораньше: чем позже, тем меньше будет отдача во взрослом возрасте.

Проблема исследования человеческого капитала в современной России заключается в доступности эмпирических баз данных, которые снимали бы полноценно комплексную информацию о когнитивных и некогнитивных навыках, а также о доходах в различных возрастных когортах. Например, в Великобритании такие исследования ведутся уже больше 30 лет. Что касается содержания, то для России характерны поселенческие и региональные неравенства. Именно в этом состоит суть моих исследований в этой области. Я исследую отдачу на когнитивные навыки, такие как инвестиции в иностранный язык и навыки работы на компьютере (computer skills).

Результаты наших исследований показывают, что инвестиции в языковые навыки приводят к меньшей отдаче, чем проживание в крупном мегаполисе. Или они сопоставимые, если говорить об управленцах. Например, отдача от инвестиций в дополнительное образование у профессионалов, то есть специалистов, которые работают на позициях, предполагающих высшее образование, заключается примерно в 20-процентном увеличении их дохода. В то время как проживание в крупном мегаполисе, Москве или Петербурге, отражается в 68% роста их индивидуального дохода, у менеджера это 71%, а для рабочих, занятых физическим трудом, рост индивидуального дохода составляет 138%. Это достаточно большая цифра по сравнению с той отдачей, которую они могут получить на свое образование, на инвестиции в свое образование. То есть выравнивание региональных и межотраслевых неравенств является ключевым для современной России.

Третьим аспектом инвестиций в человеческий капитал является культурный капитал. Он позволяет максимизировать отдачу на инвестиции в человеческий капитал, а также положительно сказывается на зарплате, причем практически во всех профессиональных группах, если речь идет о России. Исключение составляют рабочие, занятые физическим трудом. Для них бэкграунд родителей и условия социализации, что включается в понятие «культурный капитал», не сказываются на их зарплате. Для административного персонала, специалистов, занятых на позициях, предполагающих высшее образование, и управленцев это влияние положительное. Скажем, для административного персонала тот факт, что они в раннем детстве жили в Москве или Санкт-Петербурге, приводит к повышению их зарплаты на 32%. Для специалистов эта цифра ниже и составляет где-то 21%. Наиболее высокая отдача на эту компоненту культурного капитала у управленцев: она составляет 45%. У управленцев дополнительным фактором роста зарплаты является еще высшее образование матери. Для других профессиональных групп высшее образование матери не играет никакой роли. Этот фактор приводит к 50-процентному росту индивидуальных доходов управленцев. Это сопоставимо с тем, сколько они выигрывают от переезда в крупный мегаполис.

Инвестиции в культурный и человеческий капитал семьи являются значимым фактором, который способствует повышению заработной платы именно для той части рабочей силы, которая занята нефизическим трудом. Если говорить о физическом труде, то здесь цифры следующие. Культурный капитал не оказывает никакого влияния на зарплату рабочих. Серьезным фактором для рабочих оказывается переезд или проживание в мегаполисе. Также немаловажным является их квалификация. Данные, которые мы используем, были собраны Институтом социологии Российской Академии наук. Они позволяют замерить разные уровни квалификации рабочих. Как мы и предполагали, высокая квалификация положительно сказывается на зарплате. Однако она увеличивает зарплату рабочих лишь на 18%.

Политика, которая направлена на повышение инвестиций в человеческий капитал и отдачу от этих инвестиций, должна быть разносторонней. Мы знаем, что российское общество — это общество низких доходов, бедность в России — это бедность низких доходов, бедность эксплуатируемого труда рабочих, занятых физическим трудом. Мы должны не только прямым способом повышать им зарплаты, доводя их до определенного показателя по региону, но и использовать такие методы, как инвестиции в дополнительное образование рабочих. Потому что мы видим, что экономика готова доплачивать рабочим за их высокую квалификацию.

Также мы должны выравнивать поселенческие неравенства, которые образовались в результате реформ 1990-х годов. Прежде всего это касается зарплат рабочих. Именно у них возникают самые высокие премии за проживание в определенном типе поселений. Если мы говорим о нефизическом труде, то здесь отдача идет не только на человеческий капитал, но и на культурный. Поэтому система мер поддержки человеческого капитала должна предусматривать возможность разносторонних инвестиций в интеллектуальный и культурный капитал семьи. Конечно, мы должны помнить о том, что ключевым фактором являются инвестиции на ранних жизненных этапах. Поэтому возникает необходимость в институтах развития некогнитивных навыков и в системе эффективного контроля и мониторинга за образовательными программами.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration