Коллекции биологического материала имеют прямое отношение к развитию биологии как науки. Процесс создания коллекции биоматериалов начался с XVII века. Один из самых известных примеров биологических коллекций — это ботаническая коллекция Карла Линнея, которая создавалась не только для решения научных задач классификации растений, но и для практических задач, которые выполняли ботанические сады. Если мы говорим о биологии конца XX — начала XXI века, то среди биологических коллекций все нарастающую значимость обретают коллекции генетического материала. Их обычно называют термином «биобанк».

Это понятие не является достаточно устоявшимся в научной литературе. Сегодня используется множество синонимов: биохранилище, биологический депозитарий, биологическая коллекция. В силу неопределенности понятия биобанком в равной степени можно назвать и индивидуальную коллекцию, которая хранящуюся в частном холодильнике у конкретного исследования в рамках конкретного проекта, и национальный биобанк Великобритании, содержащий несколько миллионов образцов, с которыми идет работа.

Рекомендуем по этой теме:
29691
7 фильмов об эвтаназии

Выделяют общие характеристики для любого биобанка. Во-первых, это обязательное хранение некоего биоматериала. Этим биоматериалом могут быть клетки, структуры ДНК. Касаться может этот биологический материал разных видов живого: человека, растений, животных, микроорганизмов. Некоторые биобанки содержат коллекции, которые представляют разные биологические виды. Но особый интерес вызывают целенаправленно создаваемые коллекции человеческого биоматериала. Само понятие «биобанк» в литературе начинает появляться только на рубеже XX–XXI веков. В то время в мире существует ограниченное число биобанков, в основном биобанки европейские и американские, примерно 150–200 различных коллекций.

За первые два десятилетия XXI века растет не только число биобанков, но и объем надежд, которые представители естествознания связывают с развитием биобанков. Параллельно растет спектр проблем, которые требуют сопровождения, создания и функционирования биобанков представителями социогуманитарного знания. Если мы посмотрим на мировой опыт функционирования биобанков, то мы увидим, что социогуманитарная экспертиза проводится параллельно с созданием научных задач, в решении которых может использоваться коллекция и сопряженный с этой коллекцией материал. Дело в том, что биобанк — это новая институция, создающаяся на стыке науки, технологий и бизнеса. Научная компонента биобанков сопряжена не только с хранением биологических образцов и извлечением из них информации, но и с постановкой и решением широкого круга проблем, связанных с описанием биоразнообразия, с выделением некоторых закономерностей эволюции живого на Земле, с определением некоторых перспектив эволюционных процессов.

Технологическая компонента биобанков связана с тем, что любой биобанк — это некоторая инфраструктура. Например, криоконсервация биологических образцов требует специализированных способов хранения, причем очень долгосрочного хранения. Та информация, которая извлекается из биологического материала, требует также инфраструктуры информационного сопровождения. Это большие базы данных, которые постоянно должны не только обновляться, но и использоваться в сопоставительных, компаративных исследованиях по самым разным направлениям. Поскольку основную инициативу по созданию биобанков, как показывает мировой опыт, дают компании, в частности фармацевтические, биобанк — это еще и сфера использования результатов научной и технологической деятельности в коммерческих сферах. Например, фармацевтические биобанки на сегодня развиваются самыми быстрыми темпами. Фармацевтические компании заинтересованы в том, чтобы за счет генетического материала ускорять и удешевлять исследования на доклинической стадии апробации лекарственных средств. Биобанк может показать, какие патологии являются распространенными с той или иной частотой в популяциях, для того чтобы фармацевтические компании могли прогнозировать распределение капиталов на разработку лекарств в тех сферах, где они будут востребованы, в тех отраслях здравоохранения, где может возникнуть заинтересованность в фармацевтических разработках. Поэтому биобанк — это институция нового типа, объединяющая интересы различных стейкхолдеров, которые часто не совпадают друг с другом.

Для всех социогуманитарных наук возникает интерес к биобанку как объекту, который порождает совершенно новые ситуации, конфликты, противоречия, требующие оценки на разных уровнях: философском, социальном, экономическом, правовом. Для философа обращение к биобанкам интересно потому, что это пример новой формы институции, который отражает определенный этап в развитии науки, этап в развитии связи между наукой и технологией. Есть такое понятие, как технонаука, с помощью которой фиксируют этап развития взаимоотношений между наукой и технологией, когда уже невозможно оторвать этап получения знаний от их применения, когда этической и правовой регуляции подвергается не только технология, но и сама научная постановка задачи и методы оценки результатов.

При развитии биобанков особые задачи возникают и для социологов. Именно социологические методы позволяют определить отношение к биобанку разных целевых аудиторий, выявить закономерности, связанные с распространением научных знаний, с адекватностью или неадекватностью их интерпретации. Это позволит сделать более целенаправленными методы информирования населения о работе биобанков, о потенциальных выгодах развития биобанкинга, об угрозах и рисках.

Философу биобанк интересен также тем, что он позволяет оценить, как на современном этапе происходит взаимодействие внутренних и внешних факторов развития науки. Внутренних факторов — той логики постановки и решения научных задач, которые определены внутри самого научного познания и связаны с углублением фундаментальных знаний, причем часто без вопроса об их практическом применении. Технологическая же компонента всегда практически ориентирована. Начиная с Нового времени перевод знаний в технологию определял науку западного типа. Биобанк не только ускоряет процессы перевода научных знаний в технологические, но также порождает ситуации, когда сам процесс получения научных знаний в значительной степени зависит от технологии. То есть меняется некоторая направленность научно-технологического процесса: не только от науки к технологии, но и от технологии к науке.

Для психолога интерес к биобанку обусловлен тем, что за счет коллекции биоматериалов и сопряженных с ними информационных потоков могут быть на новом уровне поставлены и решены традиционные проблемы психологии. Например, в области психогенетики использование генеалогического метода, метода приемных детей, близнецового метода, да и в целом популяционные исследования, которые позволяют оценить вклад генов и среды в формирование индивидуальности, могут получить новую размерность за счет использования коллекций биобанков. Психолог необходим биобанку, в том числе и для того, чтобы оценивать нынешнее состояние и давать прогноз относительно общественного отношения к биобанкам. Биобанки могут развиваться, только если существует массовая популяционная поддержка. Соответственно, добровольность и информированность граждан, которые готовы передать свои биоматериалы для научных и прикладных исследований в биобанках, зависит в значительной степени от психологической готовности к отчуждению биоматериала, к тому, чтобы альтруистически внести вклад в развитие науки. Или, например, поставить вопрос о возможной компенсации за использование своего генетического материала в том случае, если он дал возможность конкретной частной корпорации извлечь прибыль из знаний и их переработки.

Биобанки рождают новую структуру, которая получила название биобанкинга. Этим термином определяют не только собственно инфраструктуру биобанков, коллекции, данные о биообразцах, инженерные и научно-технологические решения. Термином «биобанкинг» называют и весь спектр социальных, правовых и этических проблем, которые должны быть решены по мере развития биобанков. Например, любой биобанк заинтересован в том, чтобы гражданин добровольно и за счет информированного согласия передал свой материал биобанку, не определяя жестко цели использования этого материала. Потому что если гражданин оговорил условия — скажем, выделил спектр научных проблем, в решении которых он не готов участвовать своим генетическим материалом, — то перед биобанком встает задача отслеживать попадание в пул образцов и материалов для конкретных исследований образцов конкретного гражданина. Это создает организационные, технологические и финансовые сложности. Или, например, гражданин на этапе публикации научных результатов, полученных в том числе при обработке его генетической информации, может отозвать свое согласие на передачу генетического материала и на использование полученной в результате его анализа информации.

Любой биобанк работает с анонимизированной информацией граждан. Но как увязать автономное право каждого человека на распоряжение своим генетическим материалом, в том числе право определять, какие типы научных исследований для конкретного гражданина допустимы, с задачами получения массовых знаний — это проблема биобанка. Проблема такого рода не может быть решена для любого биобанка по стандартному алгоритму. Поэтому каждый биобанк в зависимости от своей целевой принадлежности, формата финансирования и масштаба коллекций вынужден постоянно обращаться к вопросам, связанным с этико-правовым регулированием.

Существование биобанков на уровне отдельных научных институций или стран не снимает вопроса о передаче генетических знаний в трансграничных форматах, актуализирует вопрос об определении режима доступа самых разных, в том числе международных, исследовательских коллективов к генетической информации. Вопрос о том, как будет использована информация учеными в зависимости от целей научных разработок в разных странах, остается открытым. Мы видим, что развитие биобанков и биобанкинга рождает для пула социогуманитарных наук необходимость участвовать в обсуждении возникающих проблем на постоянной основе. Именно поэтому речь идет о социально-гуманитарном сопровождении.