Как определяют последовательности древних ДНК? Почему не появляется новых классов антибиотиков? Почему генная инженерия — одна из самых безопасных современных технологий? На эти и другие вопросы ответил Михаил Гельфанд в ходе лекции, опубликованной на канале Полит.ру.

У людей, которые работают с ДНК, есть две основные проблемы: первая — деградация самой древней ДНК, а вторая — это загрязнение. Вы никогда не знаете, секвенируете ли вы неандертальца или секвенируете лаборанта, который эту кость держал в руках, или археолога, доставшего ее из земли.

Рекомендуем по этой теме:
36821
Биоинформатика и геномика
Лекарства такие дорогие, в частности, не потому, что их так дорого делать — делать их как раз не безумно дорого, — но каждое лекарство, которое пошло в клинику, должно окупить десятки лекарств, которые до клиники не дошли и на разработку которых были затрачены средства.

Примерно с середины прошлого века основным механизмом появления сортов в так называемой традиционной селекции является случайный мутагенез. То есть семена либо травят сильным ядом, и получается много случайных изменений в геноме, либо обрабатывают сильным радиоактивным излучением, и опять-таки получается много случайных изменений в геноме. Потом их высаживают — большинство из этих семян никогда не прорастет, потому что вы их фактически убили. Но вот те, которые прорастают, бывают очень разные, и, возможно, среди них появится признак, который вам нужен.

В рубрике «Лекции» мы выбираем для вас самые интересные лекции авторов ПостНауки, прочитанные ими на различных площадках, и публикуем в привычном формате. Так мы со временем соберем лучшие выступления ученых в одном месте. Чтобы посоветовать нам лекции, пишите на postnauka@postnauka.ru.