Дмитрий Дагаев — экономист, доцент кафедры высшей математики НИУ ВШЭ, автор научных проектов по экономике спорта. Темой нашей беседы стала экономика футбола — от отдельного клуба до международных спортивных организаций.

— Когда в научном сообществе впервые заговорили об экономических исследованиях спорта?

— Первые исследования появились в 1970-х годах, когда люди начали интересоваться, с чем связан успех страны на крупнейших спортивных соревнованиях. Тогда появились эконометрические работы, изучающие закономерности того, как и какие макропараметры влияют на количество медалей, которые страна завоевывает на Олимпийских играх.

— Вроде объемов добываемого сырья или ВВП на душу населения?

— Именно. Первые результаты были довольно ожидаемы и получены с помощью оценок линейных регрессий. Так, было выявлено, что количество населения существенным образом влияет на успехи страны: чем больше население, тем больше пул потенциальных талантов в стране и тем выше шансы на успех. А ВВП на душу населения положительным образом влияет на успехи страны просто потому, что развитая экономика создает больше возможностей для тренировок, для профессиональной деятельности.

Со временем все больше исследователей стали включаться в это направление, полученные результаты стали проверяться на более полных массивах данных и с помощью более продвинутых эконометрических методов. Позже начали исследовать и более сложные закономерности. Перешли к отдельным видам спорта. Стали пытаться понять, как на результаты национальных сборных влияет, например, среднегодовая температура в стране, политический режим, культурно-историческое прошлое, опыт выступлений на предыдущих соревнованиях и так далее. Использовались все более и более хитрые независимые переменные. Скажем, для изучения сравнительных успехов мужских и женских команд в качестве прокси-переменной, отражающей степень равноправия женщин в стране, стали использовать отношение средней женской зарплаты к средней мужской зарплате. Этот показатель оказывается значимым для предсказания относительных успехов женской команды по сравнению с мужской командой в чемпионатах мира по футболу.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
6584 3
Экономические механизмы

Каждый вид спорта обладает какими-то специфическими свойствами. Футбол сейчас воспринимается в большей части стран мира как спорт номер один, который в том числе и влияет на престиж страны на международной арене. Поэтому вклад государства в развитие футбола, как правило, обуславливается еще и задачей по созданию положительного внешнего имиджа государства.

— Почему, на ваш взгляд, футбол занял такое место в современной культуре?

— Думаю, что футболу повезло. В футбол играть очень просто. Для того чтобы играть в футбол, не нужно никакой специальной экипировки, в отличие, например, от хоккея, который во многом из-за этого существенно менее распространен.

В футбол можно играть при любой погоде, на пляжах Копакабаны и на снегу в северных районах России. Для футбола нужен только мяч, ворота и поле. Так получилось, что из-за простоты правил футболом интересуются миллиарды. Во многих других видах спорта требуется серьезная подготовка. Например, невозможно научиться играть в керлинг, не потренировавшись какое-то количество времени на специальных площадках для керлинга. Какие-то виды спорта просто культурно прижились в отдельных странах и не выходят за их границы.

— Наверное, самая очевидная экономическая составляющая футбола, о которой слышало большинство, — это трансферы игроков. Когда футбол стал бизнесом с такими крупными суммами, выплачиваемыми за отдельных спортсменов, которые мы видим сегодня?

— Действительно, переходы игроков из клуба в клуб в футболе были не всегда. Изначально футболисты не были профессиональными спортсменами. Они занимались своей основной деятельностью, а в свободное от работы время играли в футбол. Футбольный клуб был своеобразным клубом по интересам. Но потом возникла идея: почему бы не платить определенное количество фунтов за то, чтобы звезду одной команды переманить в другую команду? Первые сделки состоялись в конце XIX века. После этого стало понятно, что футбольный рынок может работать именно таким образом и ничто не держит футболиста, кроме культурной привязки к его родному клубу и привязки по месту жительства и работы.

Постепенно футбол стал профессионализироваться. По мере того как профессия футболиста становилась основным родом занятий для игроков в футбол, развивался и трансферный рынок. Профессионал всегда поедет играть туда, где ему предложат лучшие условия для тренировок, лучших партнеров по команде, лучшую зарплату. Таким образом, трансферная сделка заключается между тремя сторонами: футболистом, клубом, которому принадлежат права на футболиста, и клубом, который хочет эти права купить. Клубы должны договориться о цене, за которую происходит передача прав. Сегодня самые дорогие трансферы оцениваются примерно в 100 миллионов евро.

— Это условная цена лучшего игрока?

— Да. То, сколько один клуб готов заплатить за переход игрока в другой клуб, — это на самом деле оценка способностей футболиста. Трансферная стоимость упорядочивает хороших и плохих футболистов между собой. Она включает в себя много составляющих: и профессиональные навыки, и возраст, и опыт, и завоеванные титулы. Трансферная стоимость является универсальным агрегирующим показателем способностей футболиста.

— Ожидается ли при этом, что данный игрок заработает для клуба в какое-то определенное количество раз больше денег? Или на рынке футбола по-другому формируется соотношение между ценой и прибылью?

— Начнем с того, что у владельца клуба могут быть разные целевые функции. Кто-то хочет удовлетворить свои спортивные амбиции, а кто-то — получить прибыль. Футбол начинался не как бизнес-проект. Футбол начинался как спортивная игра. И выиграть какой-то титул было более престижным и желанным, чем получить прибыль. Владельцы команд вкладывались, стараясь в первую очередь сделать так, чтобы команда удачно выступила на престижных соревнованиях.

Рекомендуем по этой теме:
FAQ
Общество потребления

Действительно, в последнее время все чаще и чаще футбол стал рассматриваться как бизнес. Владельцы клубов все больше задумываются о прибыли. Действительно ли это другая парадигма? С одной стороны, если не ориентироваться на достижения спортивных результатов, то и прибыль получить не удастся: чем успешнее выступает команда, тем больше болельщиков ходят на стадион, тем лучше продаются права на трансляции матчей этой команды, тем больше люди готовы за них платить, тем выше прибыль. С другой стороны, условный миллиардер, которому захотелось сиюминутно удовлетворить свои амбиции, вложиться в клуб, завоевать какой-то титул, может покинуть клуб сразу после первой неудачи. Это ненастоящий путь развития футбола: ни болельщиков так не привлечь, ни традиции таким образом не привить.

Отчасти к доминированию финансовой составляющей над спортивной ведет и решение Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) ввести так называемый режим честной финансовой игры (Financial Fair Play). Это набор правил, в соответствии с которыми команда не может тратить на трансферы существенно больше по сравнению с тем, сколько команда зарабатывает. Это попытка сделать футбольный клуб больше похожим на фирму. Все, что ты заработал, можешь потратить. А искусственные внешние вливания спонсорских средств, которые ничем не обусловлены, ограничиваются. На такой шаг УЕФА заставило пойти то, что в последнее время стали возникать ситуации, когда в результате неразумных трат владельцев клубы стали банкротиться.

— Матчи, трансляции, атрибутика — это основа заработка клуба?

— Это основные части доходов клубов. Действительно, права на трансляции, билеты от продажи на стадион, спонсорские контракты от рекламы на футболках, доходы от трансферных сделок и так далее.

— Но, несмотря на огромный развитый рынок, основная мотивация для спонсоров и владельцев — имиджевая сторона?

— Похоже, что да. Ведь, опять же, кто хорошо зарабатывает в футболе? Зарабатывают в футболе хорошо те команды, которые выступают на топовом уровне. Например, в Европе каждый год на групповом этапе в Лиге чемпионов играет 32 команды и в Лиге Европы 40 команд. Они получают призы, которые исчисляются миллионами долларов. Но если мы посмотрим на все множество футбольных клубов, то это на самом деле верхушка айсберга. В каждой стране есть система из нескольких лиг. И реально какую-то значительную прибыль получают только те, кто находится на верхушке этого айсберга.

Это происходит в самых разных видах спорта, этим футбол не отличается от шахмат. В шахматах тоже успешно зарабатывают на жизнь примерно топ-100 лучших шахматистов мира. Все остальные играют в шахматы по каким-то другим соображениям. Я не имею в виду, что ведущие 100 шахматистов играют только потому, что они зарабатывают деньги, но уж точно все остальные заведомо играют не из-за денег.

— Как устроена экономика футбола на уровне международных организаций и государства?

— Например, существуют лиги. Лига — это объединение нескольких команд. Наибольшее развитие такая система организаций спортивных соревнований получила в Соединенных Штатах Америки, где по каждому популярному виду спорта есть своя лига: в хоккее — NHL, в баскетболе — NBA. Вот и в футболе в Соединенных Штатах Америки есть лига MLS, которая объединяет пару десятков футбольных команд. Основная цель лиги состоит в проведении соревнований таким образом, чтобы получить максимальную прибыль.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
21133 1
Теория экономических механизмов

Если в России, как и в других европейских странах, ценен сам по себе титул чемпиона, то в Соединенных Штатах Америки успехи команды будут мериться в первую очередь тем, насколько успешно она функционирует как фирма. Хотя это во многом коррелируется с ее спортивными результатами, решения лиги направлены часто на то, чтобы лига смогла заработать больше денег, а не во имя спортивного принципа. Например, лига может перераспределить заработанные средства между клубами-участниками так, чтобы поощрить более слабые команды. А еще лига может подравнять составы команд, отдать преференции на драфте (процедуре распределения игроков по командам) тем командам, которые в прошлом сезоне выступили слабее по сравнению с ведущими командами. Во многих лигах существует правило, по которому право первого выбора получает команда, показавшая самые плохие результаты в предыдущем сезоне.

— То есть она может забрать себе лучших игроков?

— Одного лучшего игрока. Они делают этот выбор по очереди. Это существует для того, чтобы уравнять шансы команд, чтобы сделать матчи между ними более напряженными и, следовательно, более привлекательными. Есть свидетельства того, что зрителям при прочих равных нравится смотреть за упорными матчами, в которых участвуют команды примерно одного уровня.

Собственно, драфты — это отдельный интересный рынок. Право выбора на драфте тоже стало предметом торга — его можно продать за деньги или за какого-то другого спортсмена.

— Это похоже на кооператив.

— В каком-то смысле да. Они периодически принимают участие в заседаниях и большинством голосов принимают определенные решения. То есть в целом лига — это самоуправляемая структура.

— Сильно ли американская система отличается от европейской?

— У нас существенно больше внимания уделяется спортивному принципу. Например, каждый год команды, которые занимают последние две строчки в чемпионате России по футболу, покидают высший дивизион. На их место приходят команды из более низких дивизионов. Это меритократический принцип: успешнее выступаешь — в чемпионате более высокого уровня получаешь право сыграть. Данный принцип действует во всех европейских странах. В Соединенных Штатах такого нет, там невозможно вылететь из лиги из-за неудачных результатов, а можно вылететь только по соображениям банкротства.

— С футболом связан еще и огромный рынок ставок.

— Естественно. Сначала оказалось, что людям интересно соревноваться друг с другом. Потом обнаружилось, что людям интересно смотреть, как другие люди соревнуются друг с другом. Причем интересно смотреть настолько, что люди готовы заключать друг с другом пари о том, кто выиграет в том или ином противостоянии. Букмекерский рынок организовался за счет любви людей к неопределенности и риску. Он является легальным, но регулируемым. Есть регулирующие букмекерский рынок законы, в разных странах они различаются: где-то существуют ограничения по возрасту, где-то есть жесткое регулирование интернет-гейминга.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
16227 4
Понятие поведенческой экономики

В теории риска существуют разработки различных «хороших» стратегий ставок. Они основаны на теоретико-вероятностных и статистических методах анализа, которые позволяют выявить закономерности между исходами отдельных случайных событий и результатами матчей.

Это нужно для того, чтобы лучше понять, как устроен рынок пари. Благодаря этому букмекерские конторы могут зарабатывать большую прибыль. Они используют эту неэффективность в принятии решений людьми. Игрокам знания этих исследований нужны для того, чтобы получать прибыль и разрабатывать собственные оптимальные стратегии ставок. А государству нужно быть в курсе устройства этого рынка, для того чтобы понимать, где нужно ограничивать участие граждан в букмекерских ставках.

— Какую роль на огромном рынке футбола играет ФИФА?

— ФИФА — это организация, которая объединяет все 209 национальных футбольных ассоциаций мира. Когда говорят о роли ФИФА, любят подчеркивать, что ФИФА насчитывает больше членов, чем Организация Объединенных Наций. Почему важен пост президента ФИФА? Потому что во многом президент ФИФА определяет политику организации, определяет механизмы принятия решений. А решения принимаются важные. Например, одним из ключевых решений является решение о том, кто станет страной-хозяйкой чемпионата мира. На чемпионат мира съезжаются ведущие футбольные сборные, приезжают сотни тысяч болельщиков. При подготовке к чемпионату мира существенно модернизируется инфраструктура в городах: это и стадионы, и гостиницы, и дороги, и аэропорты. Такое мегасобытие, как чемпионат мира по футболу, является драйвером экономического развития в той стране, в том регионе, в котором оно проводится. Поэтому, несмотря на то что существуют разные оценки того, насколько прибыльным с экономической точки зрения может быть проведение чемпионата мира, непрямой доход в виде построенной инфраструктуры и улучшившегося качества жизни, в виде имиджа страны на международной арене перекрывает возможные недостатки и заставляет ведущие страны бороться за право проведения чемпионата.

— Насколько действительно можно изменить в 2015 году решение о месте проведения чемпионата мира 2018 года? Ведь у страны-организатора для подготовки должен быть какой-то запас времени.

— У многих стран необходимая структура уже есть. Англия проиграла право проведения чемпионата мира в 2018 году России. Соединенные Штаты Америки проиграли право проведения чемпионата мира в 2022 году Катару. В этих странах необходимая инфраструктура есть. В Англии есть большое количество современных стадионов, есть все необходимые аэропорты, гостиницы и так далее. То есть если, предположим, принимается решение о том, что чемпионат мира 2018 года, например, проводится в Англии, то нет никаких сомнений в том, что Англия его сможет провести на высоком уровне.

Вопрос в том, существуют ли какие-то правовые основания для изменения этого решения. Решение было принято голосованием членов Исполнительного комитета ФИФА. Даже если части его членов инкриминируются отдельные преступления, то может ли это привести к отмене итогов голосования? Этот вопрос лежит скорее в юридической плоскости, чем в политэкономической.

— Как влияет на экономическую сторону футбола тот факт, что это бизнес с отдаленной перспективой прибыли? На каком этапе должно подключаться государство?

— Чтобы вырастить профессионального спортсмена, нужна целая система: нужны детские школы, нужна сопутствующая инфраструктура, нужны тренеры, которые преподают в этих школах. Тренеры, в свою очередь, тоже не могут взяться из ниоткуда — они должны пройти продолжительный этап профессионального развития. Если посмотреть сейчас на то, что происходит в России, то отдельные островки такой правильной системы построения клуба снизу есть. Например, мне очень импонирует системный подход Сергея Галицкого (бизнесмен, основатель сети супермаркетов «Магнит» — прим. ред.), который строит в Краснодаре футбольный клуб «Краснодар» не путем вложения больших денег в покупку дорогостоящих футболистов, а путем построения футбольной академии, своеобразного государства в государстве. В академии «Краснодара» ребята учатся не только играть в футбол, но и живут самодостаточной жизнью, получают общее образование. Хорошие условия для обучения в сочетании с конкурсными механизмами отбора являются кнутом и пряником, которые создают для юных футболистов правильную систему стимулов.

Рекомендуем по этой теме:
Журнал
Главы | Кризис американской экономики: постановка диагноза

Этот путь развития непростой. Он сложен тем, что не позволяет получить мгновенную отдачу, но в долгосрочной перспективе именно он приносит настоящий успех. Проблема в том, что не все готовы ждать 10–15 лет, которые нужны для того, чтобы вырастить детей до уровня, когда они станут игроками основной футбольной команды. Это проблема, которая должна ложиться на плечи государства, потому что государство, в отличие от человека, постоянно и заинтересовано в долгосрочном развитии футбольных школ во всей стране. К сожалению, после развала СССР система спортивных детско-юношеских школ была подорвана. Заставить человека пойти работать тренером в школу за 10–20 тысяч рублей очень сложно. Это еще один фактор в пользу того, чтобы рассматривать футбол как бизнес, где каждый отдается по максимуму, но взамен получает адекватную его усилиям и квалификации зарплату.

— С каких работ можно начать знакомство с экономикой футбола?

— Можно порекомендовать научно-популярную книгу «Футболономика» Саймона Купера и Стефана Шимански. Она издана на русском языке, а Стефан Шимански, пожалуй, является самым известным футбольным экономистом. В целом же экономика спорта является объединением всех методов экономической теории, применимых к анализу одной области — к спорту. Как научная область экономика спорта только зарождается. Я уверен, что каждый интересующийся спортом исследователь-экономист найдет те вопросы, которые ему по душе.