В формате «Точка зрения» ПостНаука знакомит читателей с мнениями наших экспертов об актуальных проблемах общества, образования и науки. В новом выпуске мы попросили наших авторов высказать свою точку зрения о том, насколько эффективны научные степени в России в XXI веке.

mironov

Владимир Миронов

доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РА, заведующий кафедрой онтологии и теории познания философского факультета МГУ, декан философского факультета МГУ

В России всегда работала немецкая двухступенчатая модель квалификации ученых. Но сегодня происходят изменения, в рамках которых нас пытаются ранжировать по американскому образцу. Я считаю, что для России эта система очень неудобна. Тем более она влечет за собой колоссальные изменения в подготовке аспирантов. Безусловно, необходимо повышать качество системы, в том числе и в направлении защиты кандидатских и докторских диссертаций. В принципе наша система защиты всегда была достаточно эффективной, но существовали некоторые проблемы, связанные с неузнаваемостью русских ученых за рубежом. И вместо того, чтобы решать эту проблему, продвигая наш язык и культуру за границей, мы пошли по более простому пути и стали ставить во главу угла цитирование. Это довольно абсурдно, потому что гораздо проще было бы запретить детям говорить по-русски, и через 15–20 лет, когда они бы выросли, уровень цитирования был бы гораздо выше.

Рекомендуем по этой теме:
4381
Модель классической культуры

Помимо всего прочего, сложившаяся система привела к тому, что люди запуганы борьбой с плагиатом, а чиновники, как всегда, пытаются найти формальное решение. К примеру, предложили записывать на видео защиту диссертаций или транслировать их в интернете. Это абсурд, потому что не каждый человек будет говорить на камеру то же самое, что в кругу профессионалов, которые слушают его тезисы, особенно если дело касается диссертаций на какие-то политические темы. Поэтому такие трансляции будут приносить скорее вред.

На данный момент у нас выстроена система степеней. Если у вас в университете есть штатное расписание, есть и ставки, привязанные к степеням. Например, вы не можете стать профессором, не будучи доктором, за очень редкими исключениями. Если от этого отказаться, тогда мы будем переходить к контрактному найму людей на преподавательскую и научную работу независимо от их статуса и от того, работают они в данной сфере или нет. Степенная оценка нужна для того, чтобы ученый вносил свой вклад в науку, это каким-то образом фиксировалось, и эта фиксация давала некоторую субординацию в научной системе. Во всех областях существует какая-то стратификация, определение ступеней квалификации. Защита, особенно защита кандидатской диссертации, во многом является подтверждением квалификации.

titaev

Кирилл Титаев

ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге

В большинстве стран мира научные степени — это маркер наличия некоторых дополнительных профессиональных компетенций, связанных с исследовательской/аналитической работой, так как обучение в аспирантуре предполагает в основном именно обучение на некотором «продвинутом» уровне (аспиранты слушают лекции, участвуют в семинарах и так далее). В современной России ситуация принципиально иная: подготовка и защита кандидатской диссертации часто не связаны с контактом с кафедрой или лабораторией — никакого «обучения» в аспирантуре нет, а текст может готовиться соискателем на основе редких контактов с научным руководителем. Более того, сложившийся стандарт текста диссертации таков (во всяком случае, в социогуманитарных науках), что человек, который даже подготовил такой текст, не приобретает в глазах нормального работодателя никаких плюсов. Более того, в академической сфере, если человек сделал диссертацию, но не сделал ничего, кроме нее, — это очень существенный минус, — навыки такого сотрудника ожидаемо будут очень и очень странными и вредными (или как минимум бесполезными). Вносит свой вклад, конечно, и поголовная остепененность чиновников и академических/вузовских бюрократов. То есть основную свою функцию — сигнал о наличии определенной квалификации, о навыках и социализированности в определенной среде — российская ученая степень в социогуманитарных науках не выполняет в принципе.

Однако эта ситуация не исключение в российской управленческой практике. Это общий принцип. Попытки создать единые правила для всех сфер и отраслей, которые подконтрольны какому-либо ведомству, приводят к тому, что все или почти все, что записано в правилах, начинает функционировать как псевдоструктуры/псевдомаркеры. Всех полицейских страны нужно оценивать по раскрываемости — мы получаем вал сфальсифицированной отчетности. Всю академию нужно оценивать по публикациям — мы получаем поток статей, которые соответствуют всем формальным критериям, но которые никто не будет читать, потому что там нет ни новых мыслей, ни новых сведений. А первопричина — твердая уверенность управленцев в том, что стоит дать хоть немного свободы «низовым» структурам, и они сразу начнут мошенничать, вступать в сговоры и так далее. Так вот мошенничать и вступать в сговоры они будут в любом случае. Только при наличии мощного давящего регулирования — еще и по поводу фальсификации показателей, требуемых этим регулированием. Так что ситуация с диссертациями и степенями более чем типична для управленческих техник в России начала XXI века.

Рекомендуем по этой теме:
6140
Социология права

lvovski

Александр Львовский

PhD in Physics, профессор физического факультета университета Калгари, руководитель научной группы, член научного совета Российского квантового центра, редактор научного журнала Optics Express

Если есть спрос, если есть желающие получать степени, должно быть и предложение. Другое дело — каким образом этот спрос удовлетворять и каким образом в этот «рынок» должно быть вовлечено государство. В настоящее время процесс присвоения научных степеней в России полностью контролируется и регулируется государством. Степени присваиваются не университетами, а ВАКом. Во времена социализма такая система устанавливала универсальный, достаточно высокий стандарт качества, а также ослабляла коррупцию на местах. Однако в последнее время эта система терпит кризис, происходит девальвация степеней. Причин этому я вижу несколько. Во-первых, падение общего уровня российской науки. Во-вторых, мода на ученые степени среди чиновничества. В-третьих, коррупция, дающая возможность «покупать» степень и захватившая всю систему управления государством. В-четвертых, воинский призыв и аспирантура как законный способ его избежать. В-пятых, добавки к зарплатам «за степень», заставляющие стремиться к степеням тех, кому они не нужны.

Думаю, правильным способом преодоления этого кризиса было бы приведение нашей системы в соответствие с международной. Это означает разгосударствление системы присвоения ученых степеней. Государство должно практически полностью отойти от этого процесса и передать его университетам и НИИ. Надлежит также отменить автоматические надбавки за ученые степени, чтобы не было ситуации, когда государство должно платить за квалификацию, которую оно не контролирует. Вместо этого можно ввести наличие степени как одно из требований (необходимых, но недостаточных) для занятия определенных должностей, скажем профессорских.

Рекомендуем по этой теме:
9097
Наука третьего класса

Предвижу возражения. Первое — что «тогда степени будут присуждать кому попало». Это действительно неизбежное последствие, по этому пути пойдут многие учреждения. Мой ответ на это: ну и что? В тех же США есть даже частные лавочки, именующие себя университетами и выдающие докторские степени «за жизненный опыт». И разве это как-то подрывает их образовательную систему? Работодатели имеют доступ к рейтингам и знают, диплом какого университета чего стоит. На выпускника Гарварда смотрят совершенно иначе, нежели на кандидата с дипломом университета города Вест Баблфак. Не вижу причины, почему-то же самое не будет работать и в России. Второе возражение, вероятно, предъявят сотрудники НИИ. Их зарплата и так нищенская — как же можно еще и надбавки отменять? Думаю, этот вопрос можно решить, если подойти к нему разумно и не допустить общей стрижки под одну гребенку. Например, тем научным сотрудникам, которые защищались по «старым» правилам, надбавки сохранить. А студенты, которые сейчас принимают решение, идти ли им в аспирантуру, должны будут играть по «новым» правилам. В этой связи считаю правильной инициативу Московского и Петербургского университетов, которые обратились к правительству с просьбой передать им право присвоения степеней. Убежден, что эти университеты не позволят уронить свои стандарты и их дипломы будут продолжать котироваться как в России, так и в мире.