— Что такое аспектология?

— Слово «аспектология» обозначает дисциплину, изучающую глагольный вид. Само слово «аспект» — это просто иноязычное название глагольного вида.

Все могут помнить еще со школьных времен, что глаголы в русском языке относятся либо к совершенному, либо к несовершенному виду. Любой носитель русского языка про любой глагол в конкретном употреблении может сказать, какого он вида. Критерии очень простые: глаголы совершенного вида образуют будущее время простым образом, а глаголы несовершенного вида — при помощи вспомогательного глагола «буду», «будешь», «будет» и так далее. Нельзя сказать по-русски «буду сказать» или «буду посмотреть».

— А почему их нужно изучать? Ведь, кажется, в языке виды глаголов проявляются естественным образом и для них не требуется никаких особых правил.

— Изучение глагольного вида имеет скорее практическую сторону. Например, для иностранцев, изучающих русский язык, русский глагольный вид оказывается самой трудной вещью. Ошибки в видах глаголов практически неизбежны даже среди тех иностранцев, которые очень хорошо знают русский язык и специализируются по изучению русского глагольного вида. Это примерно как артикли в западных языках. Многие русские изучают английский, или французский, или немецкий язык, но время от времени делают ошибки. Тем более что употребление артиклей разное в различных западных языках, и ориентироваться только на логику и примитивные правила оказывается недостаточно. Так же устроен и русский глагольный вид.

— Можете привести примеры таких ошибок?

— Например, в повествованиях XIX века мы часто встречаем глагол «отвечать» там, где надо было бы по правилам употребить совершенный вид: «отвечал он». Хотя имеется в виду «ответил». Но другие глаголы так не употребляются. «Говорил он» вместо «сказал», когда речь идет о единичной фразе, не употребляется даже в повествовании XIX века. Но тем не менее иностранец по аналогии может, конечно, и употребить глагол «говорил». Это самый примитивный пример, связанный с изменениями в языке. В качестве примера типичной ошибки: «Я никогда его не увидел». Это типичная ошибка иностранца, вместо «не видел». Потому что много раз — «видел», а один раз — «увидел», и можно подумать, что если ни одного, так тем более «не увидел» ни единого раза.

Рекомендуем по этой теме:
6152
Расшифровка письменности майя

— А что вообще можно исследовать в этом пространстве?

— Делаются попытки исследовать правила употребления видов: в каких случаях мы вынуждены употреблять несовершенный вид, в каких — совершенный, в каких можно употребить и то и другое, но какие при этом возникают различия по смыслу. Бывают вещи совершенно неочевидные. Например, если я скажу: «К окну нельзя подойти», скорее всего, это будет означать, что есть какие-то препятствия для осуществления этого действия. Я хочу подойти к окну, но не могу. А если я скажу: «К окну нельзя подходить», употребив глагол несовершенного вида, это скорее будет запрет, который я адресую другим. Вещь совершенно неочевидная, потому что из самого понятия о видах это различие никак не следует. Оно следует из некоторых вспомогательных правил, которые надо изучить и выявить. Такое примитивное правило говорило бы следующее: «Если речь идет о словах типа „нельзя“ и подобных, то совершенный вид обозначает невозможность, а несовершенный — запрет». Но это тоже не всегда так. Скажем, есть анекдот про мужа, который приходит домой и говорит: «Кто здесь хозяин?» На что жена строго ему говорит: «Что?» И он робко говорит: «Уж и спросить нельзя?» «Спросить нельзя» обозначало бы невозможность, но ясно, что это действие уже реализовано и речь идет о запрете, который он приписывает своей жене.

— А что еще в русском языке, помимо аспектологии, является большим препятствием для изучения?

— Я бы сказал, что из русской грамматики именно глагольный вид является едва ли не самой трудной вещью. Остальное отчасти зависит от того, о каких иностранцах идет речь. Скажем, для носителей английского и французского языков, для людей, не привыкших к тому, что существительные изменяются по падежам, трудным является склонение и выбор нужного падежа существительного. Но это вещь менее интересная, так как там меньше всего можно изучать, а больше нужно фиксировать в словаре. Есть лексическая семантика, где значение каждого слова заслуживает отдельного портрета. Потому что слова в разных языках кажутся иногда похожими друг на друга, но на самом деле означают совершенно разное.

— А что еще специфического может быть для иностранцев, изучающих русский язык?

— В русском языке есть много грамматических трудностей, которые носители языка употребляют совершенно автоматически, не задумываясь, например обязательная замена совершенного вида на несовершенный в настоящем времени. Скажем, множество носителей языка, даже школьники, которые, казалось бы, это изучают и должны знать и помнить, если их попросить назвать глагол «дать» во втором лице настоящего времени, скажут: «даешь». Тем, кто хорошо знает школьную грамматику, должно быть понятно, что «даешь» — это форма глагола «давать». А глагол «дать» не может иметь настоящего времени, потому что глаголы совершенного вида настоящего времени в русском языке не имеют. Но замена автоматическая: «дать» меняется на «давать». Когда надо употребить настоящее время автоматически, носитель русского языка об этом не задумывается.

— А зачем вообще в языке нужен совершенный и несовершенный вид?

— Дело в том, что есть разные типы явлений, которые обозначаются. Для русского языка существенны изъявления, различия между событиями, процессами и состояниями. Мы можем подразделить все происходящее на три типа: события, процессы, состояния. В русском языке совершенный вид предназначен для обозначения событий, а несовершенный — для обозначения процессов и состояний. Но само отличие одного от другого немного схоластическое. Скажем, когда лампочка горит — это, скорее всего, состояние, то есть она включена. Если горит свеча — это больше похоже на процесс, потому что она догорает и в конце концов прекращает свое существование. Для обозначения событий предназначен совершенный вид. «Петя пришел» — это событие. «Он поднялся по лестнице, вошел в комнату, сел на диван». Но поскольку в настоящем времени у русских глаголов совершенного вида нет, то, если мы хотим вести повествование в настоящем времени, нам приходится автоматически менять совершенный вид на несовершенный. «Петя входит в подъезд, поднимается по лестнице, входит в комнату…», — перед этим, возможно, отпирает дверь ключом, — «и садится на диван». Здесь все глаголы несовершенного вида. Если бы мы говорили о прошедшем времени, то использовали бы совершенный вид.

Вообще, все, что связано со значением отдельных слов, является интересным и сложным. Например, носители языка во время устной речи автоматически делают жесты. Носители русского языка время от времени машут рукой и говорят: «А!..», «Да ну!..», «Плевать!» или что-то подобное. Это хороший способ быть легко опознанным в мире, потому что это специфический русский жест, у которого по-русски есть специальное обозначение — «махнуть рукой». Существует даже фразеологизм «махнул рукой на что-то». Мы все понимаем, что имеется в виду, хотя человек, может быть, формально этого жеста и не сделал. Это отличается от выражения «помахать рукой». «Помахать рукой» тоже совершенный вид, но это жест прощания, и он есть в большинстве культур, а «махнуть рукой» — это специфический русский жест. Но интересно, что, когда русский делает этот жест, он может сказать: «А, плевать!..» И это же действие может обозначаться фразой «я плюнул». Например: «Хотел пройти на какую-то выставку, но была большая очередь, и я плюнул». Обычно, когда человек произносит слово «плюнул», он не плюет в это время, а именно машет рукой. Это очень естественный жест, но при этом он может сказать: «Я махнул рукой и не пошел на выставку». Когда человек делает этот жест, он может сказать: «А, плевать!», но не может сказать: «А, махнуть рукой!» или «А, махать рукой!» То есть говорит он одно, а делает другое.

Рекомендуем по этой теме:
616
Добро пожаловать!

Такие вещи окружают нас на каждом шагу. Все это может представлять трудности и для иностранцев, и для русских, которые пытаются говорить на каком-либо из иностранных языков, но начинают понимать, что им чего-то не хватает, что они многого не могут выразить.

— Расскажите еще о жестах, которые присущи носителям русского языка.

— Есть жесты, которые делаются людьми осознанно, но как раз они менее важны, потому что им люди учатся, в том числе и носители языка. Например, покрутить пальцем у виска. Носители русского языка понимают, что это такое. Это есть не во всех культурах, но можно легко узнать, где это принято, а где нет. Важнее не совершать жестов, которые делаются автоматически, а в некоторых культурах не приняты или означают нечто совсем другое.

— Если возвращаться к аспектологии, есть ли понятная причина, почему в каких-то языках есть совершенный и несовершенный вид, а в каких-то нет?

— Дело в том, что во многих языках те же смыслы передаются по-другому. Например, при помощи изощренной системы глагольных времен. В древнерусском языке не было совершенного и несовершенного вида, но было не одно прошедшее время, как сейчас в русском языке, а три: перфект, аорист и имперфект. И в зависимости от того, что имелось в виду, употреблялось одно из этих времен. Во многих языках сохраняется сложная система глагольных времен. Те, кто изучает иностранные языки, знают, что во многих языках похожие смыслы выражаются по-разному.

— А что будет происходить, если мы начнем переводить совершенный и несовершенный вид на другие языки?

— Изначально надо понять, что значит то или иное конкретное высказывание по-русски, и этот же самый смысл правильно выразить на соответствующем языке. В английском языке на систему глагольных времен накладывается грамматическая категория, которую иногда даже называют «видом» (aspect), и среди «видов» есть «вид», который называется perfect (буквально ‘совершенный’). Часто он соответствует русскому совершенному виду, но не всегда. Например, если я скажу: «Я никогда не посещал Калифорнию», по-русски надо употребить несовершенный вид, по-английски это как раз perfect: «I have never been in California». Здесь нет взаимно однозначного соответствия, потому что выбор вида, как и любой грамматической категории, определяется не только смыслом, а некоторыми сложными правилами, которые человек принимает вместе с освоением языка в раннем детстве.

— Что еще, помимо совершенного и несовершенного вида, может вызывать явные трудности?

— Трудности возникают на каждом шагу. Даже при употреблении единственного и множественного числа существительных. Кажется, что все очень просто: единственное число — один объект, множественное число — много объектов. Но мы можем сказать: «Собака — друг человека», не имея в виду какую-то одну собаку, а подразумевая целый класс собак. Или «воробей — птица». Тогда можно сказать, что к классу употребляется множественное число, но тоже не всегда. Мы не можем сказать: «Чех — среднеевропеец», хотя «чех» — тоже класс чехов. «Воробей — птица» — это правильно, а «чех — среднеевропеец» — нет.

— А откуда корни у таких различий?

— Человек выражает какой-то смысл, а потом это становится обычным и входит в обиход. У носителей русского языка мы различаем, когда что-то находится внутри и на поверхности, для этого есть предлоги «в» и «на». Например, «я нахожусь в комнате», но «на крыше». Кажется, что все это очень просто, но есть случаи, когда происходят колебания. Например, можно сказать «в кухне» и «на кухне»; «он едет в автобусе», «он едет на автобусе»; «в Украине» и «на Украине». Это примеры колебаний в русском языке. Иногда это проявляется регионально. Скажем, носители русского языка могут что-то прочесть «в интернете», но носители русского языка, которые давно живут в Америке, скажут: «Я прочел это на интернете», говоря на американский манер.

Это вещи, которые закрепляются по каким-то непонятным законам, человек просто подражает своему окружению.

Материал подготовлен на основе радиопередачи «Русский язык» на радио Говорит Москва, которая звучит на частоте 94.8 FM каждое воскресенье в 16.00.