Редактор ПостНауки Алена Селичева побеседовала в прямом эфире с Александрой Ялтонской — кандидатом медицинских наук, старшим научным сотрудником Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени Сербского и основателем Московского института схема-терапии.

— Какая разница между психиатром, психотерапевтом и психологом?

— Психиатр — это человек, который окончил медицинский университет и получил дополнительную специализацию в психиатрии. Он умеет диагностировать психические расстройства и может назначать фармакотерапевтическое лечение. Однако кроме фармакотерапевтической терапии существует лечение словом — психотерапия. Чтобы этому обучиться, врач-психиатр может пройти дополнительное обучение. Тогда врач-психиатр получает дополнительную квалификацию — психотерапевт.

Психологи — это люди, не имеющие медицинского образования, но у них есть базовое гуманитарное психологическое образование. Они знают, как развивается психика человека, как она меняется в течение жизни и в различных ситуациях. Психологи имеют много разных подразделений, и одно из них — клинические или медицинские психологи. Они изучают психологию человека при болезнях и психических расстройствах и помогают ему. Но, согласно российскому законодательству, они не психотерапевты, а всего лишь занимаются психологическим консультированием.

Рекомендуем по этой теме:
60500
5 мифов о депрессии

— Сколько нужно оснований, чтобы поставить диагноз? Можно ли определить диагноз по внешнему виду человека или по короткому общению?

— Конечно, по короткому общению или внешнему виду поставить диагноз, как правило, нельзя. Сегодня в постановке диагноза мы опираемся на Международную классификацию болезней пока десятого пересмотра (МКБ-10), а скоро будем переходить на одиннадцатую. Чтобы поставить диагноз, мы общаемся с человеком, с его родственниками или ближайшим окружением, чтобы получить максимально объемную картину. Поэтому постановка диагноза требует времени и глубокого общения.

— Что такое доказательная психиатрия?

— Когда психиатрия только формировалась, она была описательной: врачи видели какие-то случаи, описывали симптоматику и подбирали лечение. Одним людям помогало, а другим — нет. Психотерапия — лечение словом, и, наверное, поэтому она поздно включилась в научные исследования. Но сегодня все изменилось: в психиатрии большое количество ученых. Теперь мы можем точно сказать, какое расстройство нужно лечить каким препаратом.

Однако если с препаратами все ясно, то с психотерапией не все так просто. Сколько раз нужно встречаться с пациентом? Сколько должен длиться разговор? О чем нужно разговаривать, чтобы это работало? Чтобы ответить на эти вопросы, сейчас исследуется эффективность разных психотерапевтических методов на больших выборках. Так мы видим, какие методы работают и при каких расстройствах. У нас появляется система координат, согласно которой мы можем рекомендовать методы психотерапии для определенных групп пациентов. Это существенно меняет парадигму, потому что мы приходим от абстрактного к конкретному, доказательному.

— Почему опасно заниматься самолечением и покупать антидепрессанты самостоятельно?

— За последние 10–15 лет психотропные препараты стали безопаснее. Многие из них хорошо переносятся организмом и вызывают минимум побочных эффектов. Однако мы не знаем точно, как ответит организм на тот или иной препарат. Несмотря на высокую безопасность, есть риски выраженных побочных эффектов. Поэтому важно наблюдаться у врача и принимать препараты под контролем. Ведь иногда редкие побочные эффекты приводят к тяжелым последствиям.

Еще одна причина, почему важно, чтобы человек наблюдался у врача, — эффективность. К сожалению, от одной таблетки человек не поправится, а доза индивидуальна. Нужно найти идеальную дозу, которая будет минимальной, но при этом эффективной. Подбор такой дозы занимает время и требует взаимодействия врача и пациента. Кроме того, многие люди, когда им становится легче, прекращают принимать препараты. Когда лечение стало эффективным, его нужно продолжать какое-то время, порой достаточно длительное, чтобы закрепить эффект. Этот период называется стабилизацией ремиссии.

Есть очень много нюансов, которые пациенты не понимают. Каждый случай индивидуален. Поэтому если человек хочет вылечиться быстро и безопасно, то лучше всего это делать под наблюдением врача.

Конечно, есть еще вопрос диагностики. Иногда люди приходят с депрессивными симптомами, а выясняется, что у них гипотиреоз, то есть нехватка гормонов щитовидной железы, или просто сниженное настроение. Поэтому при самолечении есть высокий шанс попасть в опасную ситуацию, и тогда все равно придется обращаться к специалисту.

— Кто реже всего обращается к психотерапевту?

— Мужчины обращаются реже и в целом склонны не признавать наличие эмоциональных проблем. Чаще обращаются люди средней возрастной группы — от 25 до 45 лет. Подростки часто приходят под давлением родителей. Хотя многие из них сейчас очень прогрессивные, они приходят и сразу называют свой диагноз: «У меня такой-то диагноз, я пришел конкретно за этим видом психологической помощи». Это новая для специалистов тенденция, которая крайне радует.

— Что должно произойти, чтобы болезнь включили в список психиатрических заболеваний или, наоборот, исключили из него?

— Такое происходит регулярно. С каждым пересмотром списка заболеваний, раз в несколько лет, что-то меняется. Как правило, для того чтобы болезнь исключили из списка или включили в него, должен накопиться достаточный практический, а также научный опыт, который потом попадает на рассмотрение комиссии, обсуждается, взвешиваются все за и против, рассматриваются разные точки зрения.

Так, раньше обсессивно-компульсивное расстройство в МКБ-10 включалось в группу психосоматических расстройств, а теперь его выделили в отдельную группу тревожных и психосоматических расстройств, поскольку у него свои нейробиологические корреляты, своя клиническая картина и форма терапии. Накопился большой пул данных, и комиссия приняла такое решение.

— Как отличить плохого психотерапевта от хорошего?

Рекомендуем по этой теме:
63952
Нарциссизм

— Хороший психотерапевт имеет либо медицинское образование и специализацию в области психиатрии и психотерапии, либо психологическое образование и специализацию в области клинической психологии и психологического консультирования.

Хороший специалист соблюдает этику. Он может сказать, этического кодекса какой организации или ассоциации придерживается. Сегодня вопросы этики стоят остро, особенно в России. Хороший специалист должен рассказать, как он видит вашу проблему, как с ней справиться и сколько времени займет лечение. Он должен быть открытым, доброжелательным и готовым к сотрудничеству.

— Как психотерапевт дистанцируется от истории пациентов?

— Психотерапевты находятся в группе риска по развитию синдрома эмоционального выгорания (burnout). Чтобы долго и эффективно работать, нужно соблюдать ряд психогигиенических процедур. Очень важно для специалиста в области психического здоровья получать супервизии, обсуждать случаи с коллегами и не оставаться один на один с проблемой. Важно, чтобы специалист в области психического здоровья на каком-то этапе получал личную психотерапию. Между прочим, научная работа — хорошая профилактика психоэмоционального выгорания. Безусловно, важно, чтобы в жизни психотерапевта были неспецифические факторы защиты, такие как сон, спорт и хобби: они помогают справляться с эмоциональной нагрузкой и выдерживать сильное напряжение. Соблюдение этих принципов крайне важно для работы в психотерапии.

Это расшифровка интервью из Рубки ПостНауки, а послушать его полностью можно здесь.