Как возраст влияет на зарплату?

Сохранить в закладки
8687
26
Сохранить в закладки

Как связаны возраст, образование и размер зарплаты

В проекте «Жить долго» совместно с Корпоративным университетом Сбербанка рассказываем, можно ли победить старение и продлить активный период жизни.

Вопросу о том, как связаны возраст и зарплата, посвящено множество экономических исследований. Ответ на него важен по многим причинам. Повозрастной профиль заработной платы отражает процесс накопления человеческого капитала в течение жизненного цикла индивида. Чем его больше, тем богаче страна и ее граждане. Чем дольше и круче рост заработков, тем устойчивее пенсионная система и тем благоприятнее пенсионные перспективы для граждан. 

Впервые эмпирические свидетельства о связи возраста (или опыта на рынке труда — эти показатели тесно связаны) и оплаты еще в 1960-е годы представил известный американский экономист, один из отцов теории человеческого капитала Джейкоб Минсер. Он показал, что заработная плата растет последовательно на протяжении всей трудовой жизни человека, хотя может немного снижаться перед завершением карьеры. В итоге мы имеем перевернутую U-образную зависимость между этими параметрами. Дальнейшие эмпирические исследования с использованием разных данных и по разным странам подтверждали эти выводы. 

Различные экономические теории по-разному объясняют этот феномен. Первое из объяснений принадлежит теории человеческого капитала. Она утверждает, что инвестиции в знания и навыки, то есть в человеческий капитал, повышают производительность труда, а производительность определяет заработную плату. Люди «инвестируют в себя», для того чтобы работать лучше и получать больше. Чем дольше человек планирует оставаться на рынке труда (то есть чем дольше его ожидаемый «период отдачи» на инвестиции), тем больше он заинтересован в том, чтобы совершенствовать знания и навыки. Чем ближе пенсионный возраст, тем слабее стимулы к инвестированию, а чем меньше инвестиции, тем медленнее рост зарплаты. Если же навыки перестают развиваться совсем, то вознаграждение за труд может и сокращаться. 

Другое объяснение дает теория поиска и мэтчинга. Работник и работодатель адаптируются друг к другу и при этом несут определенные издержки. Продолжительность их отношений характеризует качество мэтчинга — взаимного соответствия работника и фирмы. Меняя работу, люди ищут лучшее соответствие — с более высокой производительностью и оплатой. Соответственно, поиск лучшего мэтчинга связан с новыми затратами для всех сторон — затратами на сбор информации, взаимную притирку, дообучение. С возрастом работника все эти издержки растут, снижая как стимулы работников к смене места работы, так и стимулы работодателя к найму. Во-первых, работник теряет специфические навыки, которые оплачиваются на текущей работе, но не являются производительным активом на другой работе. Во-вторых, сокращается период отдачи на инвестиции, связанные с наймом и обучением. В-третьих, набор вакансий для лиц в возрасте, как правило, ограничен. В итоге с возрастом снижается оборот рабочей силы и ограничивается рост производительности труда, который мог бы происходить вследствие нового и более продуктивного мэтчинга. Соответственно, рост заработной платы, начиная с определенного возраста, должен замедлиться. В определенном смысле эта теория дополняет теорию человеческого капитала. 

Объяснение динамики заработной платы на протяжении жизненного цикла выглядит несколько иначе с позиции теории контрактов с отложенным вознаграждением. Согласно ей заработная плата устанавливается работодателями с учетом дисциплинирующих соображений в условиях, когда работники склонны к оппортунистическому поведению, а постоянный мониторинг их усилий невозможен или слишком затратен. В этом случае трудовой контракт должен быть построен таким образом, чтобы на начальных этапах карьеры заработная плата была ниже величины предельного продукта труда, но превышала бы ее в старших возрастах. В рамках подобной модели заработная плата монотонно растет на протяжении всей трудовой жизни, но из нее не следует, какой конкретно должна быть форма профиля.

Итак, все влиятельные теории подтверждают существование определенной зависимости возраста от уровня зарплаты, хоть и объясняют его по-разному. Но является ли эта зависимость универсальной для всех стран или она свойственна только богатым странам? 

В 2018 году была опубликована работа группы американских экономистов, которые изучили связь между возрастом и зарплатой на примере как богатых, так и бедных стран. Оказывается, профиль зарплаты в бедных странах выглядит несколько иначе. Уровень зарплаты очень быстро достигает пика, а после этого остается на прежнем уровне или даже снижается. С точки зрения теории человеческого капитала если работа не требует постоянных инвестиций в знания и навыки работников, то и вознаграждение не должно расти. 

Возьмем в качестве примера простой работы труд землекопа. Если оплата его труда прямо зависит от объема вынутого грунта в течение рабочего дня (то есть от текущей производительности), который несложно измерить, то, по-видимому, размер вознаграждения будет напрямую зависеть от физических сил и выносливости. Навыки такой работы приобретаются быстро, а дальше все зависит от здоровья и силы. Максимум производительности наверняка будет достигаться рано, а затем непрерывно снижаться с возрастом по мере потери физических сил, выносливости и здоровья. 

Чем больше в экономике рабочих мест, где сложное и непрерывное обучение не требуется, тем раньше будет достигаться пик заработков. Далее величина заработка не растет. Очевидно, что в менее развитых странах доля таких рабочих мест, где освоение профессии происходит быстро, а пространство для дальнейшего профессионального развития ограничено или совсем отсутствует, намного выше, чем в развитых, а степень жесткости заработной платы существенно ниже. Наоборот, в экономиках развитых стран относительно высок удельный вес технологически продвинутых рабочих мест. Более того, технологии непрерывно усложняются, требуя от работников постоянного дообучения или переобучения, то есть непрекращающихся значительных инвестиций в человеческий капитал. Все это сказывается на форме профиля возраста и зарплаты.

Российская специфика заключается в том, что значительная доля занятых в экономике сегодня начала трудиться в условиях социалистической плановой системы. Полученные тогда образование и навыки могут сегодня не пользоваться спросом. Это может влиять на профиль зарплат в той части, которая относится к старшим возрастам. Наши ранние исследования, в которых мы использовали данные за 2005 год, показывали, что в России уровень зарплаты с возрастом быстро рос, но пик наступал рано — в районе 35–40 лет. После этого начиналось резкое падение. Данные за 2015–2017 годы показывают, что с тех пор вроде бы ничего не изменилось. Падение уровня вознаграждения стало еще более ощутимым. Такая картина оказывается «нестандартной».

Однако история представляется намного более сложной, чем-то, о чем было сказано ранее. Дело в том, что, исследуя в данный момент динамику заработной платы в связи с возрастом, мы сталкиваемся со сложной проблемой: мы не можем отделить эффект возраста от эффекта поколения, к которому принадлежит индивид, и от эффекта времени (момент наблюдения). Эти три параметра между собой очень тесно связаны — они абсолютно мультиколлинеарны. Это означает, что прирост зарплаты с возрастом (или трудовым стажем) может быть суммой вкладов этих трех факторов, а не только вкладом возраста.

Например, если мы изучаем поколение людей, которые родились в 1980 году, то для нас важно, что как личности они сформировались в конце 1990-х — начале 2000-х. Этот факт может иметь большее значение для их положения на рынке труда, чем их биологический возраст. То же самое и со временем наблюдения. В момент исследования могут иметь место разные события: экономический кризис, или подъем, или какие-то технологические изменения, которые затрагивают одни возрастные группы больше, чем другие. Получается, что, когда мы говорим о влиянии возраста на зарплату, не учитывая эффектов поколения и времени, наши выводы могут быть неверными. Поэтому влияние возраста на зарплату могло бы быть на самом деле эффектом не возраста, а чего-то другого. Можно ли «разорвать» эту «неразлучную» троицу? Если да, то что мы при этом увидим? 

В литературе предложено несколько способов, все они связаны с определенными допущениями про изменения в эффектах возраста, поколения и времени. Один из таких способов, основанный на теории человеческого капитала, был предложен нобелевским лауреатом Джеймсом Хекманом и его коллегами. Имея соответствующие данные по когортам за относительно длительный период и предположив, что приращение человеческого капитала в последние годы трудовой карьеры отсутствует, мы можем вытянуть эффект времени, а затем и размотать весь клубок. Иными словами, можно разложить изменения заработной платы с возрастом на сумму вкладов этих трех факторов. Используя этот подход, мы получаем три отдельных профиля — для каждого из названных факторов. Картина оказывается более сложной: с возрастом заработная плата растет, но эффект поколения действует в обратном направлении. Молодые поколения имеют очевидные преимущества, а старшие поколения проигрывают. Такой эффект поколения — это результат постсоциалистической трансформации, которая обесценила старые навыки и потребовала новых. Эти два профиля, накладываясь друг на друга, и рисуют ту самую «нестандартную» картину. 

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration