Rating@Mail.ru

Россия и Америка в XIX веке: от сотрудничества к отчуждению

Россия и Америка в XIX веке: от сотрудничества к отчуждению
история
История
973 публикаций
27 Октября 2018
Как развивались российско-американские отношения в XIX веке, почему американцы помогали строить русскую железную дорогу, зачем продали Аляску и как Россия помогла Америке найти свое место в мире

Уильям Пенн (1644-1718) — основатель колонии Пенсильвания и первой столицы США Филадельфии. Демократические принципы, которые он изложил в конституции Пенсильвании, послужили основой для Конституции Соединенных Штатов.

Знакомство России с Америкой, пусть и поверхностное, началось задолго до установления официальных дипломатических отношений (это произошло в 1807 году). Петр I во время Великого посольства встречался в Лондоне с основателем колонии Пенсильвания — Уильямом Пенном. Внедрение табакокурения Петром означало начало ввоза табака в Россию, и это оказалось косвенной помощью экономике Америки, ведь выращивали его именно там.

В конце XVIII века Россия дала американцам повод считать, что она готова к началу дипломатических отношений. В феврале 1780 года Екатерина II выступила с декларацией о вооруженном нейтралитете, провозглашавшей, что российский военный флот будет защищать право торговых судов под российскими флагами торговать с любыми нейтральными державами, с которыми Россия не находится в состоянии войны. В этот момент в Америке вовсю шла Война за независимость от Великобритании, и фактически эта декларация была поддержкой восставших колоний: Великобритания пыталась блокировать их торговлю и таким образом задушить экономически. Российская декларация о вооруженном нейтралитете в такой обстановке воспринималась именно как акт поддержки Америки.

На фоне этого Континентальный конгресс предположил, что Россия может признать колонии и в Санкт-Петербург нужно немедленно отправить дипломата. Посланником в Россию был назначен Френсис Дейна, но до Санкт-Петербурга он добрался только в 1783 году. К этому моменту в России сменился руководитель внешней политики, Никита Панин ушел, а новые люди не были готовы к дипломатическому признанию США — так все отложилось до начала XIX века.

Начало дипломатических отношений

Наполеоновские войны — серия военных конфликтов, инициированная Наполеоном Бонапартом, и продолжавшаяся с 1799 по 1815 год. Европейские правительства долгое время были неспособны выступить против Франции единым фронтом, постоянно заключая военные союзы (антифранцузские коалиции), которые были неэффективны и быстро распадались.

Установление дипломатических контактов с европейскими державами стало важнейшей целью политики нового государства. В случае с Россией к скорейшему установлению дипотношений подталкивали несколько факторов. Во-первых, в конце XVIII — начале XIX века американская торговля в России активно росла. На фоне Наполеоновских войн в Европе экономические связи между европейскими государствами были нарушены. Американцы придерживались нейтралитета и могли торговать со всеми. Это был золотой век американской торговли, в том числе на Балтике и в Санкт-Петербурге. Во-вторых, случилось так, что американские граждане попали в плен к берберам на севере Африки. Берберы были вассалами османского султана. Считалось, что у России были особые рычаги давления в Константинополе, поэтому американский президент Томас Джефферсон написал Александру I и попросил его поспособствовать освобождению американских граждан. После этого были установлены официальные дипломатические отношения.

Стоит отметить, что Джефферсон очень высоко ценил Александра I, — как считалось, либерального правителя. В кабинете Джефферсона стояло три бюста: с одной стороны — Наполеона, олицетворявшего тиранию, с другой — Александра I, олицетворявшего свободу; третьим был бюст самого Джефферсона, смотревший на другие два со стороны. Джефферсон считал Россию страной, освобождавшей Европу от тирании Наполеона.

Следуя прощальному обращению Джорджа Вашингтона 1798 года, Соединенные Штаты воздерживались от заключения обязывающих союзов с европейскими странами. Именно отсюда берет начало американский изоляционизм. Однако это не помешало США в 1812 году объявить войну Великобритании.

Неполитическая дружба

Интересно, что фундамент своего будущего процветания Штаты заложили именно в ходе этой войны. Война с Великобританией началась по двум причинам. Во-первых, критически нуждавшиеся в матросах для своего военного флота англичане останавливали в море американские суда, снимали с них моряков, которые родились в Англии и эмигрировали в Америку, и заставляли служить на кораблях королевского флота. Это, конечно, раздражало американцев. А во-вторых, в то время Штаты еще надеялись, что к союзу штатов вот-вот присоединится Канада — ей надо было только немного помочь. Сразу после начала войны американский корпус отправился в Канаду, но был там разбит.

«Битва при Куинстон-Хайтс», Д. Д. Келли, 1896 // wikipedia.org
«Битва при Куинстон-Хайтс», Д. Д. Келли, 1896 // wikipedia.org
Американский «Конститьюшн» побеждает французский «Guerrière», Мишель Фелис Корне // wikipedia.org
Американский «Конститьюшн» побеждает французский «Guerrière», Мишель Фелис Корне // wikipedia.org
«Сражение на озере Эри», Уильям Генри Пауэлл, 1865 // wikipedia.org
«Сражение на озере Эри», Уильям Генри Пауэлл, 1865 // wikipedia.org
Захват американского судна экипажем британского корабля «Шэннон», М. Дюбур, 1813 // wikipedia.org
Захват американского судна экипажем британского корабля «Шэннон», М. Дюбур, 1813 // wikipedia.org

Война продлилась до начала 1815 года. За это время представители коммерческой экономики северо-востока США, бостонские и нью-йоркские купцы, стали терпеть огромные убытки, потому что торговать, находясь в состоянии войны с Великобританией, которая контролирует все морские пути, оказалось невозможным. Вся свободная торговля оказалась под угрозой.

И что же произошло? Купцы оказались вынуждены вкладывать средства в промышленность, так как основной источник их доходов — коммерция — на несколько лет оказался прерван, а деньги, выброшенные из оборота, жгли руки. И в итоге эти деньги пошли на финансирование будущего промышленного переворота. Раньше Америка покупала все продукты современных технологий в той же Англии, а из-за войны ей пришлось создавать свою промышленность. Через несколько лет оказалось, что американская промышленность весьма конкурентоспособна, и она стала новым фундаментом американского благополучия.

При чем тут Россия? В разгар этих событий (это как раз время изгнания Наполеона) лидеры федералистской партии, находившиеся в оппозиции администрации Штатов и недовольные войной, решили провести серию мероприятий для выражения своего отношения. Прямо критиковать войну с Англией было бы непатриотично, поэтому в Бостоне, а потом и в пригороде американской столицы Джорджтауне были устроены банкеты в честь побед русского оружия над Наполеоном. Технически Россия была по другую сторону фронта: Бонапарта она победила в союзе с Англией, с которой в тот момент воевала Америка (хоть и не в союзе с Наполеоном — от союзов, как мы помним, своих преемников предостерег Джордж Вашингтон). В итоге празднование русских побед стало восприниматься как проявление недовольства внешней политикой администрации.

Так в Америке впервые «появилась» Россия. Защитники администрации, недовольные празднованиями, стремились уязвить организаторов банкетов и начали публиковать критические статьи, описывая Россию как страну варварскую: «Каждый русский — это казак, а каждый казак — людоед», «Россия — это страна, в которой нет никакой цивилизации», «Победы принадлежат не русскому оружию, а морозу, поэтому праздновать гибель наполеоновской армии в России — то же самое, что праздновать гибель людей в Центральной Америке от желтой лихорадки». Организаторы банкетов, в свою очередь, в своих статьях объясняли, что Россия освобождает Европу от тирании, а русский царь гораздо либеральнее, чем все монархи Европы, вместе взятые. Таким образом, первые дебаты о России в Америке случились в 1813 году, но были вызваны внутренними американскими причинами.

Здание Николаевского вокзала Петербурго-Московской железной дороги, А. В. Петцольт, 1851 // wikipedia.org
Здание Николаевского вокзала Петербурго-Московской железной дороги, А. В. Петцольт, 1851 // wikipedia.org
Царскосельская железная дорога – первая в России // wikipedia.org
Царскосельская железная дорога – первая в России // wikipedia.org
Чертёж кругового депо Санкт-Петербург-Московской железной дороги // wikipedia.org
Чертёж кругового депо Санкт-Петербург-Московской железной дороги // wikipedia.org
Паровоз серии Г после реконструкции. В тендере видны дрова // wikipedia.org
Паровоз серии Г после реконструкции. В тендере видны дрова // wikipedia.org

На протяжении всего XIX века основным содержанием взаимодействия России с Соединенными Штатами были торговля и техническое развитие, а не политика. Именно на этой почве во второй трети XIX века произошло самое серьезное сближение между двумя странами в истории их отношений.

Николаевская железная дорога — третья железная дорога в Российской империи, строилась в 1843 по 1851 год. Ее открытие положило начало созданию в государстве железнодорожной сети общегосударственного значения.

Все началось с создания Николаевской железной дороги между Москвой и Санкт-Петербургом. В этом строительстве активное участие принимали американцы: в страну были приглашены инженеры из Соединенных Штатов, а главный инженер-консультант Джордж Вашингтон Уистлер фактически стал главой строительства (официально постройкой руководили Павел Петрович Мельников и Николай Осипович Крафт, которые перед этим путешествовали по Америке — именно они и посоветовали пригласить в Россию Уистлера). На заводе под Санкт-Петербургом в Александровском американцы собирали локомотивы и вагоны. Первая железная дорога в России была фактически построена американцами по американским технологиям. И наша знаменитая колея, отличная от европейской, была привезена именно из США — это колея Балтиморско-Огайской железной дороги, которую до этого построил Уистлер.

Потом американцы строили в России телеграф, помогали производить и совершенствовать различное оружие (в том числе в Россию путешествовал Сэмюэл Кольт) и были источником других технических новшеств. Именно это сотрудничество и определяло отношения России и Соединенных Штатов. Именно из-за того, что Россия так активно привлекала на работу американских инженеров в 1840–1850-е годы, американское общество стало очень хорошо относиться к России. Российская империя оказалась первой европейской державой, которая увидела в Америке источник технологий и инноваций. Можно сказать, что россияне помогли американцам осознать себя как одного из лидеров технологического развития. И на мой взгляд, это даже важнее последующих событий эпохи Гражданской войны.

Это сотрудничество стало основой теплых отношений, период которых продолжался почти тридцать лет. Позднее подобная ситуация повторялась из раза в раз. Когда российское руководство хотело совершить прорыв в экономике, модернизировать промышленность, каждый раз оно обращалось к Америке: при Николае I, при Николае II, при большевиках. Большая часть великих строек первой пятилетки создавались по американским проектам с участием американских специалистов: ДнепроГЭС, «Магнитка», Сталинградский тракторный завод, Нижегородский автомобильный завод. Потом были Хрущев, Горбачев, Ельцин и даже Дмитрий Анатольевич Медведев, который съездил в Кремниевую долину, после того как провозгласил модернизацию. Это повторяющийся шаблон, используемый всеми русскими правителями, которые ставили целью экономический рывок, и этот мотив был гораздо важнее политических деклараций.

Американский строитель гидросоружений Хью Купер на строительстве Днепрогэс, 1932 г. // wikipedia.org
Американский строитель гидросоружений Хью Купер на строительстве Днепрогэс, 1932 г. // wikipedia.org
Никита Хрущев и Джон Кеннеди на встрече в Вене, 1961 г. // wikipedia.org
Никита Хрущев и Джон Кеннеди на встрече в Вене, 1961 г. // wikipedia.org
Михаил Горбачёв и Рональд Рейган, 1985 год // wikipedia.org
Михаил Горбачёв и Рональд Рейган, 1985 год // wikipedia.org

Можно сказать, что Россия постоянным технологическим и экономическим сотрудничеством со Штатами в XIX веке как бы подняла американцам самооценку: они почувствовали, в чем их сильная сторона и что они могут быть полезны европейским державам. Надо понимать, что в то время Штаты были страной второго, если не третьего эшелона в мировом табеле о рангах. Это небольшая страна за океаном, которую не включали ни в какие европейские политические, военные и даже экономические расчеты. И тут оказалось, что одна из ведущих держав того времени (а в 1830–1840-е годы, до Крымской войны, Россия была, наверное, самой мощной страной Европы), главный соперник Великобритании, вдруг обращается к этой маленькой американской республике за ее технологическими чудесами, за железными дорогами, телеграфами и прочими инженерными открытиями.

Еще до строительства железной дороги Россия заказала на верфях Нью-Йорка военный пароход, который в итоге был построен в 1840 году. «Камчатка» долго оставалась самым скоростным пароходом русского флота, который использовали и как царскую яхту, и как военный корабль, а в момент постройки он был вообще самым большим военным пароходом того времени. И американцы тогда, с одной стороны, обсуждали, что они для России строят такой пароход, хотя у самих подобного по размерам нет, но, с другой стороны, конечно, гордились, что Россия заказала его именно у них.

В итоге все это стало одним из факторов переосмысления американцами своего места в мире. Сначала их представление о себе было задано пуританами, которые отправились за океан строить свой «град на холме», христианский образец для остального человечества. После Войны за независимость самым главным в осмыслении себя стала идея страны свободы. И тут появился третий повод для гордости — лидерство в промышленном развитии. Вскоре и другие страны, например Пруссия, стали заказывать в Америке пароходы. Но такого масштабного привлечения американской экспертизы, как в России, не было ни у кого. Так Россия стала первой страной, куда отправились американские инженеры как эксперты и учителя.

Русские в Америке и американцы в России

Джордж Вашингтон Уистлер, руководивший строительством Московско-Петербургской железной дороги, приехал в Санкт-Петербург, когда его сыну было одиннадцать лет. Ребенок начал учить русский язык, проявил талант к рисованию (все форзацы его книг со сказками на русском языке изрисованы), и родители отдали его учиться в Императорскую академию художеств. Те несколько лет, пока отец строил дорогу, мальчик посещал занятия и учился рисовать. Так Америка получила своего первого великого художника: Джеймс Макнил Уистлер есть во всех американских энциклопедиях как первый по-настоящему великий национальный художник.

Джеймс Уистлер, «Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника», 1871. Музей Орсе // wikipedia.org
Джеймс Уистлер, «Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника», 1871. Музей Орсе // wikipedia.org
Витраж с изображением Дмитрия Голицына в одной из церквей Пенсильвании // wikipedia.org
Витраж с изображением Дмитрия Голицына в одной из церквей Пенсильвании // wikipedia.org

В тот период случались истории — настоящие сюжеты для романа об истории технологий. В 1830-е годы во многих странах, в том числе и в России, начались опыты по созданию подводной лодки. Первый образец как раз был сделан на заводе в Александровском. Как это часто происходило с первыми подводными лодками, она не смогла маневрировать под водой и тонула во время испытаний. Ее остатки так и остались где-то на заводе, а инженер-изобретатель умер. Через три года после испытаний этот завод, самый технологически продвинутый в Санкт-Петербурге, отдали американцам под строительство паровозов. На этом заводе братья Вайнансы из Балтимора пятнадцать лет строили паровозы и вагоны для московской железной дороги. На этом государственном заказе они заработали огромные деньги, в конце 1850-х годов вернулись в Америку и занялись… строительством «кораблей-сигар» — прототипов настоящих подводных лодок! Один из этих кораблей-сигар (подводную яхту) увидел на демонстрации Жюль Верн, и его «Наутилус» из романа о капитане Немо был создан как раз под впечатлением от этих экспонатов. Так получилось, что первые прототипы подводных лодок построили люди, которые до этого работали над железной дорогой Санкт-Петербург — Москва.

Уезжали не только американцы в Россию, но и русские в Америку. Правда, до конца XIX века таких историй было немного. Самым прославившимся эмигрантом из России в Америку был князь Голицын, сын посла России в Гааге в конце XVIII века. Дмитрий Голицын уехал в Америку, принял там католичество — веру своей матери-итальянки — и стал священником. Стоит отметить, что Америка — страна протестантская, и католичество там занимало далеко не первое место. Князь Голицын на западе Пенсильвании организовал целую округу, приглашал туда католиков — за время его жизни их там собралось с десяток тысяч. Сейчас в его честь там называется округ, а его самого местные католики хотят причислить к лику святых.

При Николае I, как и в поздний советский период, выезжали только в командировку: за океан отправляли дипломатов, инженеров. Послабления начались при Александре II, уже в 1850-е годы, — тогда начали ездить и простые путешественники.

В 1870-е в Америку отправилась группа народников-социалистов. Вместе они пытались построить в Америке коммуну, народническую утопию, и направились для этого в Канзас. Соединенные Штаты в целом были популярным местом для различных коммунаров, которые приезжали туда и старались воплотить свои идеалы справедливой жизни. Среди них были анархисты, последователи Фурье, представители различных религиозных течений и многие другие. В этих коммунах экспериментировали с общественным, семейным устройством. Но у русских социалистов идеальную коммуну создать не получилось по нескольким причинам. Прежде всего, они, разночинцы, не умели работать на земле, а жить хотели по-крестьянски. Кроме того, женщин среди них было мало, и реализовать концепцию свободной любви в итоге не очень получалось, так как среди них были семейные пары. В итоге через несколько месяцев все развалилось.

image
Эмма Гольдман, североамериканская анархистка. На фото — в 1911 году. // wikipedia.org //

В 1880-е годы из Санкт-Петербурга в Америку отправилась Эмма Гольдман, став одной из самых известных эмигранток XIX века. Она уезжала после убийства Александра II, в разгар репрессий против народовольцев и либералов, а приехала в Америку как раз к моменту казни анархистов, обвиненных во взрыве на сенном рынке в Чикаго. Так Гольдман убедилась, что правительства везде одинаковы, и стала вскоре самым ярким лидером американских анархистов. Она очень сильно повлияла на левое движение в США в целом и, в частности, стала важной фигурой для феминизма.

От Крымской войны до продажи Аляски

Крымская война (1853-1856) — война между Россией и коалицией в составе Британской, Французской, Османской империй и Сардинского королевства. Войну спровоцировал затянувшийся Восточный вопрос и противоречия европейских государств касательно балканских территорий и судьбы Османской империи.

Конечно же, политические и военные перипетии тоже оставили свой след в истории российско-американских отношений. В 1850-х Россия оказалась в Крымской войне одна против объединенных армий Османской империи, Англии, Франции и Сардинского королевства. Единственной страной, которая симпатизировала России, оказалась Америка. Американская пресса была полностью на стороне России и критиковала демонический образ России, рисуемый в то время в английских и французских газетах. В Россию отправились несколько десятков американских врачей и хирургов, чтобы лечить раненых русских солдат в Севастополе. Половина из них умерли там от тифа. И это был символический, важный момент, который продемонстрировал и укрепил российско-американскую дружбу.

Спустя несколько лет, в 1863 году, Россия подавляла Польское восстание как раз в тот период, когда Соединенные Штаты были расколоты Гражданской войной. Причем Россия оказалась единственной страной, которая с самого начала, с 1861 года, прямо поддержала Север и союзное правительство Авраама Линкольна. Англия и Франция пытались в тот момент предложить услуги посредников, то есть де-факто признать Юг, и в перспективе ослабить растущие США. А вот Россия отказалась участвовать в этой игре и в 1863 году отправила часть своего Балтийского флота в гавани Севера — в Нью-Йорк и Вашингтон.

У этого решения было две причины. Во время Крымской войны самый сильный русский флот — Балтийский — оказался заперт в Балтийском море: оказалось достаточно одного английского крейсера между Данией и Швецией, чтобы выйти в открытые воды оказалось невозможно. И как только отношения вновь стали ухудшаться и в Англии появились публикации в поддержку польских восставших, российский генеральный штаб постарался тут же вывести флот из Балтики, чтобы избежать его повторной блокировки. Второй причиной было желание поддержать Север и Авраама Линкольна и предотвратить признание Юга Англией и Францией.

Обе эти причины хорошо понимали политики всех стран, в том числе, конечно, и Линкольн. Однако американскому президенту в тот момент было важно сделать акцент на второй из них — на поддержке со стороны России. Северные федеральные газеты и политики приветствовали русский флот, а по Нью-Йорку ходили слухи, что у русского командующего есть секретный приказ вступить в войну на стороне Севера. Так что появление флота вызвало эйфорию у северян, и эта история долго потом вспоминалась как символ российско-американской дружбы.

 

Русская эскадра на рейде Нью-Йорка // wikipedia.org
Русская эскадра на рейде Нью-Йорка // wikipedia.org
Русская эскадра на рейде Сан-Франциско // wikipedia.org
Русская эскадра на рейде Сан-Франциско // wikipedia.org

Но любопытно, что позднее, в зависимости от того, как менялись отношения между Россией и Соединенными Штатами, менялись и оценки того, что произошло в 1863 году. Каждый раз, когда отношения улучшались, появлялись новые публикации, в которых этот визит флота упоминался как пример постоянной и прочной дружбы и помощи со стороны России. Но как только отношения ухудшались, про визит флота говорили уже по-другому: находились исследователи, напоминавшие, что русские «просто хотели вывести флот из Балтики, потому что боялись войны с Англией», что это было их стратегическое решение, а Линкольн и Север тут совсем ни при чем, а следовательно, быть признательными России не за что.

Еще до Гражданской войны Россию и Америку сближало несколько схожих черт. Прежде всего, это существование крепостного права и рабства — это были последние державы, где сохранялось такое общественное устройство, институты принудительного труда и личной несвободы. И на протяжении всей первой половины XIX века защитники крепостного права и рабства приводили пример другой страны, чтобы обосновать свою правоту. То же делали и критики этих институтов, но они приводили опыт другой страны уже в качестве отрицательного примера. В России не было возможности критиковать крепостное право напрямую, поэтому русские либеральные профессора читали лекции об ужасах рабства в Америке, и все слушающие понимали, что на самом деле критикуется крепостное право. А в Америке, в свою очередь, читали лекции о вреде крепостного права, имея в виду рабство. Там не было цензуры, но аболиционистов, сторонников отмены рабства, считали очень опасными людьми, поэтому, чтобы быть услышанными, им приходилось прибегать к таким иносказаниям.

Кроме того, Россию и Америку сближала территориальная экспансия. В XIX веке они оставались последними государствами, которые еще продолжали осваивать территории, непосредственно прилегающие к ним, а не заокеанские колонии. Россия сначала вела Кавказскую войну, потом двинулась в Среднюю Азию. Америка, в свою очередь, воевала с Мексикой, забирая у нее значительную часть территории, и с индейцами, продвигаясь все глубже на запад. Эта территориальная экспансия была еще одним поводом для сравнения. Так, в США писали, что война с Мексикой — то же самое, что войны России с Турцией: мол, что плохого в том, что развитая цивилизованная держава отбирает большие куски земли у отсталой страны, которая не может эти земли освоить. Американский журналист, побывавший на Кавказе и написавший книгу о Кавказской войне, объяснял своим читателям, что им нужно просто вспомнить войны с индейцами и тогда им станут понятны отношения русских с черкесами. Такие сравнения подчеркивали схожесть двух стран, но после Гражданской войны их стало значительно меньше.

Литография «Убийство Авраама Линкольна», 1865 г. // wikipedia.org
Литография «Убийство Авраама Линкольна», 1865 г. // wikipedia.org
Набережная Екатерининского канала 1 марта 1881 года // wikipedia.org
Набережная Екатерининского канала 1 марта 1881 года // wikipedia.org

Еще одним поводом для сравнения стран иногда считается убийство правителей-освободителей — Авраама Линкольна и Александра I. Убийство Линкольна в 1865 году вызвало много сочувствия в России, официальная власть и либеральная публика переживали это как трагедию и присылали соболезнования американскому народу.

Спустя шестнадцать лет (довольно большой срок), в 1881 году, народовольцы убили Александра II. Но и в США в том году убили еще одного президента — Джеймса Гарфилда, всего через несколько месяцев после смерти царя Александра. «Народная воля» тогда выступила с заявлением, в котором утверждала, что царя в России убили потому, что другого пути его сместить не было, а в Соединенных Штатах президента можно избирать, поэтому убивать его — это неправильный путь. Гарфилда в конце концов убили не революционеры, а чиновник, которого он уволил. Тем не менее эти два убийства произошли в один год, что дало основания для сравнений.

Спустя пару лет после смерти Линкольна в российско-американских отношениях произошел еще один эпизод, который принято вспоминать, когда речь заходит о сотрудничестве двух стран в XIX веке, — это, конечно, продажа Аляски, которая произошла в 1867 году. На тот момент эта сделка не вызывала какого-то сильного эмоционального отклика в России, так как Аляска была заморской колонией, к ней не относились как к «основной» территории страны. 

Подписание договора о продаже Аляски 30 марта 1867 года. // wikipedia.org
Подписание договора о продаже Аляски 30 марта 1867 года. // wikipedia.org
Карта территорий Северо-Западной Америки, переданных Российской Империей США в 1867 году // wikipedia.org
Карта территорий Северо-Западной Америки, переданных Российской Империей США в 1867 году // wikipedia.org
Ратификация продажи Аляски Александром II // wikipedia.org
Ратификация продажи Аляски Александром II // wikipedia.org
7 200 000 $ — цена покупки Аляски

 

 

 

Чек на 7,2 млн долларов США, предъявленный для оплаты покупки Аляски. Сумма чека примерно эквивалентна 123,5 млн долларов США 2017 года // wikipedia.org

 

 

 

Как следует из переписки Министерства финансов, Российско-Американская компания и сибирский генерал-губернатор были категорически против продажи Аляски. А вот Министерство финансов эту идею поддерживало, а немного позже его поддержало и морское министерство. Главной причиной этого решения объявлялась убыточность Аляски для государства, хотя Российско-Американская компания с этим не соглашалась. Второй причиной стали сомнения в возможности удержать эту территорию.

Первые идеи о продаже Аляски появились в разгар Крымской войны, потому что противостояние с Англией, которая контролировала все морские пути, дало повод опасаться потери колонии: чтобы до нее добраться, приходилось совершать чуть ли не кругосветное путешествие. Кроме того, английская Канада продолжала развиваться и придвигаться к границам русских владений. Поэтому продажа Аляски не сопернице-Англии, а дружественной Америке было бы хорошим способом утереть нос Лондону.

А вот сами США не так уж и хотели покупать Аляску. По подсчетам историков, из 7 миллионов 200 тысяч долларов, уплаченных за Аляску, около 200 тысяч ушло на подкуп американских сенаторов, чтобы они проголосовали за эту покупку. Американское общество в целом было против, и пресса осудила госсекретаря Сьюарда за такое решение. На Аляске нет избирателей, она далеко и не граничит с континентальными Штатами — зачем она нужна? В тот момент это казалось совершенно бессмысленной тратой денег.

В России деньги от продажи Аляски были тут же потрачены на железные дороги: прямо в Америке на них закупили новый подвижной состав и перевезли в Россию. То есть сделка была частью программы индустриализации, и Аляска сама по себе не являлась центром российско-американских отношений, хотя без тех теплых и дружественных отношений, какие они были в 1860-е годы между государствами, покупка этих территорий вряд ли была бы возможна.

Реконструкция Югапериод после окончания Гражданской войны в США, продолжался с 1865 по 1877 год. Целью Реконструкции было уничтожение рабовладельческой системы на всей территории страны, а также реинтеграцию проигравших войну южных штатов. В программу входило и ограничение избирательных прав побеждённых в войне и предоставление этих прав новым гражданам — бывшим рабам. 

«Внешний другой»

Начиная с 1880-х годов в отношениях между Америкой и Россией начинается охлаждение. Оно не связано напрямую с императором Александром III или президентом Честером Артуром, пришедшими к власти в этот период. Причиной стал, как ни странно, общественный запрос в Соединенных Штатах. Сыграла роль и цикличность в российско-американских отношениях: когда в центр российской политики ставилась модернизация, Америка становилась дружественной страной и источником инноваций, но, когда целью становилось укрепление власти или прекращение «либеральной крамолы», Соединенные Штаты превращались в угрозу. Именно это и случилось в начале царствования консервативного Александра III: либералов нужно было прижать, народовольцев — казнить или сослать. В этой ситуации Америка казалась не очень дружественной страной. Но в самих Соединенных Штатах произошел серьезный перелом.

В это время Америка переживала очень серьезный кризис идентичности (и вдобавок к нему — экономический кризис). После 1876 года в США окончился период Реконструкции Юга, федеральные войска были выведены из южных штатов. К власти тут же вернулись белые «олигархи», которые были отстранены от управления после Гражданской войны. Они установили на Юге «законы Джима Кроу» — черное население потеряло все гражданские права, разве что не стало снова рабами — сегодня эта политика известна нам как расовая сегрегация.

Это оказалось серьезным ударом по идеологии северян и их представлениям о своей стране: они воевали за свои убеждения и свободу, сотни тысяч человек погибли в этой войне, а спустя пятнадцать лет бесправие на Юге снова вернулось.

Кроме того, в 1870-е годы было широко известно, что администрация президента Гранта весьма коррумпирована. Поэтому преимущества американской системы правления не могли быть поводом для гордости: посты в администрации продавались, решение в конгрессе можно было купить. Эта ситуация вызывала в американцах разочарование в собственной стране. Еще со времен пуритан американцы привыкли думать о своей стране как о лидере цивилизованного человечества, но теперь это представление о собственной исключительности пошатнулось.

Поэтому во второй половине 1870-х годов в обществе появился запрос на «внешнего другого», который позволил бы американцам вернуть взгляд на самих себя как на свободную страну. В 1882 году журналист и путешественник Джордж Кеннан отправился в поездку по России, побывал в Сибири, куда как раз тогда сослали народовольцев и либералов, и по возращении из путешествия написал сначала серию статей, а потом стал регулярно выступать с лекциями о России, позднее издал и книгу «Сибирь и ссылка». Позднее биограф Кеннана подсчитал, что за десять лет его лекции услышали около миллиона человек. В своих выступлениях и текстах он показывал Сибирь как большую тюрьму. В России он много общался со ссыльными и каторжанами, в результате чего пришел к выводу, что лучшие люди русского народа были сосланы репрессивным русским правительством в Сибирь.

Джордж Кеннан (1845 — 1924) — американский журналист и путешественник, автор книг о Сибири и сибирской ссылке.

 

 

 

 

 

 

 

Эти лекции оказались очень созвучны тому, что хотели услышать американцы, — что, несмотря на коррупцию в Вашингтоне и сегрегацию на Юге, есть все же великая европейская страна, на которую американцы могут посмотреть сверху вниз, глазами учителя на ученика, готового помочь несчастному русскому народу освободиться от репрессивного правительства. Этот подход довольно быстро приобрел популярность и стал одним из основных способов думать о России в Америке, хотя и не единственным. Примерно в то же время американские русофилы открыли для себя великую русскую литературу и музыку и отделили Россию политическую, страну и общество, от русской культуры: вторым можно было восхищаться, а первое необходимо было критиковать. Так произошел перелом. Серьезных внешнеполитических причин для отказа от десятилетий дружбы в тот момент не было, и связан он был именно с кризисом идентичности американского общества.

 

В то же время появляются и первые экономические конфликты на Дальнем Востоке, связанные с торговлей и проникновением в Китай, но они были не настолько серьезными, чтобы объяснить столь радикальный поворот. Нельзя, конечно, возлагать всю ответственность на Кеннана: он был лишь одним из самых ярких журналистов, попавших в резонанс с общественными настроениями. В тот период Америка стала все чаще использовать Россию как символ всего «неамериканского», того, чего не должно было быть в Соединенных Штатах. Американцы стали противопоставлять себя не всей Европе, как это было со времен прощального обращения Вашингтона, но в основном России как средоточию всего того, что американцы считали чужим в Старом Свете: «Мы республика и страна свободы, а Россия — самодержавная деспотичная монархия». Все, что американцы больше всего не любили в Европе, от которой постоянно себя отделяли, оказалось наиболее ярко выражено именно в России.

 

Для России при этом Америка оставалась олицетворением многого хорошего, к чему нужно было стремиться: свобода, экономическая эффективность — все это было и в Европе, но в Америке присутствовало гораздо сильнее. Сочувствие и сожаление вызывала в России судьба американских негров: знания о сегрегации помогали не идеализировать заокеанскую республику. С таким настроением в российско-американских отношениях заканчивался XIX век, и это не могло не повлиять на то, что происходило позднее. За столетие Россия и Америка пережили знакомство, дружбу, взаимопомощь, стали постоянными партнерами для сравнения собственных порядков, но к концу века в отношениях стали нарастать охлаждение и отчужденность.

 

Иван Курилла
Иван Курилла
доктор исторических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, специалист по истории российско-американских отношений и исторической памяти