За принадлежность якобитской субкультуре вполне можно было лишиться головы. А после 1746 года репрессии стали особенно жесткими. В качестве примера — пять историй о героях якобитских восстаний.

Доктор Арчибальд Камерон

Младший брат Дональда Камерона из Лохила и активный участник восстания 1745 года, Арчибальд Камерон был человеком мягкого нрава и больших дарований. Первоначально брат послал его убедить прибывшего в Шотландию Карла-Эдуарда Стюарта, что восстание обречено. Но вышло в точности наоборот: принц-регент убедил доктора в том, что моральный долг всякого честного человека — присоединиться к предприятию. Камерон служил якобитскому делу не только как врач, каковым был по образованию, но и на поле боя, впоследствии последовал за принцем-регентом в изгнание и, в отличие от брата, несколько раз тайно возвращался в Шотландию.

Последняя эскапада стоила доктору Камерону жизни. В 1753 году принц-регент отправил его в Шотландию, с тем чтобы добыть из озера Лох-Аркейг спрятанную там якобитскую казну. Доктор также был активным участником заговора Элибенка по пленению и казни Георга II. Аластер Макдоннел, двойной агент по прозвищу Пикуль, и собственные сокланники Камерона, которым успели изрядно надоесть рискованные затеи их вождей, выдали доктора властям. 7 июня 1753 года в лондонской тюрьме Тайберн он был повешен не до смерти на двадцать минут, а затем обезглавлен, став, таким образом, последним якобитом, казненным по обвинению в государственной измене. Как следует из предсмертных писем доктора, он до самого конца ни на миг не отрекался от своих убеждений и ни о чем не сожалел.


Арчибальд Камерон

Отец и сын Сиддаллы

Кузнец из Манчестера Томас Сиддалл, католик и пламенный якобит, принял самое активное участие в восстании 1715 года и в феврале 1716-го был казнен. Его сын и тезка, цирюльник Томас Сиддалл, не менее активно участвовал в событиях 1745–1746 годов и также был казнен.

В своей предсмертной речи Сиддалл возблагодарил Господа за то, что ему довелось последовать отцовскому примеру, и заявил, что присоединился к войскам принца-регента не по необходимости и не ради богатства или иного преумножения счастья, поскольку у него и без того уже имелись любимая жена и пять детей, а большего Сиддаллу было и не надо, — участие в восстании он считал своим долгом перед Богом, королем и родиной, и единственным, что он вменял себе в вину, была «человечность, проявленная в неподходящее для того время». Сиддалл не дрогнул до самого конца и умер с улыбкой на устах.

Джеймс Доусон

Еще один английский якобит, студент Кембриджа Джеймс Доусон, сбежал из университета, чтобы присоединиться к повстанцам в Манчестере, и сражался с отчаянной храбростью. Не дрогнул он, выслушав свой приговор; когда его заковывали в кандалы, чтобы везти на казнь, Доусон объявил, что и в тысячу раз больший груз не заставил бы его изменить свои убеждения и пожалеть о том, что он сделал.

Как и Томас Сиддалл — младший, он был казнен путем повешения, потрошения и четвертования. Невеста Доусона сопровождала кортеж с обреченными до самого места казни; когда сердце Доусона вырезали из груди и, согласно протоколу, бросили в огонь, она рухнула на месте замертво, и эта подлинная история, само собой, вскоре стала сюжетом печальной романтической баллады.

Шимус Мор МакМерфи

Профессиональный поэт из рода Мак Мурхада — некогда королей Армы — и пламенный якобит, Шимус Мор родился в 1720 году. Его дед по матери пал при Огриме, сражаясь на стороне короля Якова. Внук не уступал ему и как минимум с 1740 года вел в Ольстере активную партизанскую войну. Шимус был благородным, отважным и очень образованным человеком; однако он очень любил выпить и слыл дамским угодником, что его и погубило. Дочь трактирщика Патрика МакДекера, с которой у МакМерфи был роман, тяжело переживала слухи о его многочисленных изменах и в конце концов решила отомстить.

Дальнейшие детали разнятся, но, так или иначе, в конечном итоге семейство МакДекеров заключило сделку с властями: им предстояло в условленный день напоить Шимуса Мора до беспамятства, чтобы солдаты могли без помех его арестовать. Именно так все и произошло; в конце 1749-го либо, по другим источникам, в начале 1750 года Шимус Мор был схвачен и повешен, перед смертью объявив, что прощает всех к тому причастных, даже Молли МакДекер. Тело его в течение трех дней висело на виселице всем на обозрение, после чего еще два дня лежало в доме его матери Анье, и лишь потом МакМерфи похоронили. Что же до Молли МакДекер, то после казни Шимуса Мора она повредилась в уме от горя и покончила с собой.


Артур Эльфинстон и Уильям Бойд

Артур Эльфинстон и Уильям Бойд

Артур Эльфинстон, шестой лорд Балмерино, бросил службу в британской армии, когда на троне воцарились Ганноверы, и присоединился к восстанию 1715 года; ему было тогда 26 лет. Участвовал он и в войне 1745–1746 годов и был взят в плен при Куллодене. 18 августа 1746 года его вместе с Уильямом Бойдом, четвертым графом Килмарноком, обезглавили по обвинению в государственной измене; на то, чтобы отрубить ему голову, потребовалось три удара мечом. В ожидании казни Балмерино шутил к допущенными к нему проститься друзьями, а в предсмертной речи сказал, что, будь у него тысяча жизней, он всеми ими бы пожертвовал за то же дело.

Килмарнок же в 1715 году воевал за Ганноверов, но впоследствии изменил свою позицию и до самого конца оставался убежденным якобитом. В последнем письме перед казнью он очень волновался за сапожников из Элгина, которым заказал было обувь для своих солдат и не успел за это расплатиться; его последней волей было, чтобы друзья или вдова любой ценой отдали долг элгинским сапожникам и не дали тем умереть с голоду.