Совместно с издательским домом «Новое литературное обозрение» мы публикуем отрывок из книги «Российское гражданство: от империи к Советскому Союзу» историка, профессора Американского университета Эрика Лора, посвященной институту гражданства в России, этническим проблемам рубежа XIX–XX веков и событиям Первой мировой войны.

Эти законы, воистину попавшие в число наиболее незамеченных из Великих реформ, имели важные теоретические и практические последствия. Очевидно, что инициаторы реформ планировали решительно порвать с прошлым, чтобы открыть страну для тех иностранцев, которые поспособствовали бы индустриализации и модернизации. В определенной мере то был новый вариант демографической политики XVIII века, направленной на привлечение иностранцев. В то время как в XVIII веке эта политика имела своей целью привлечь фермеров и заселить нераспаханные степные земли, реформы 1860-х годов, определившие новый порядок натурализации и получения подданства, были ориентированы прежде всего на привлечение инвесторов, инженеров, купцов и искусных рабочих.

Рекомендуем по этой теме:
7184
Отмена крепостного права

Реформы начались с ряда решений, принятых в конце 1850-х годов и призванных сделать менее строгими драконовские, политически ориентированные ограничения на въезд иностранцев в страну, наложенные в ответ на польское восстание 1831 года, революционные со бытия 1848 года и из общей подозрительности к «вредным замыслам» иностранцев, преобладавшей в администрации Николая I. [18 ]Архив внешней политики Российской империи (далее — АВПРИ). Ф. 137. Отчеты Министерства иностранных дел. Оп. 475. Д. 24 (1849 г.). Л. 257–262; ГАРФ. Ф. 109. III Отделение. Оп. 223. Д. 4. Папка 4 (1839). Л. 1–80, 151–167. Вскоре после восшествия Александра II на престол правительство объявило, что полностью порывает с подходом предыдущего царя, заявив, что «ограничения с целью защиты российских купцов коммерческих прав иностранцев, проживающих здесь постоянно или времен но, лишь вредят российскому экспорту и конкурентоспособности за границей». [19 ]АВПРИ. Ф. 137. Оп. 475. Д. 44. Л. 30–32. В 1857 году, побуждаемое к действиям требованиями со стороны французов, правительство отменило двойной налог, которым облагались французские граждане, проживавшие в городских домах, а также некоторые иные ограничения. [20 ]Там же. Оп. 475. Д. 43. Л. 266–271 об. Другие страны обратились с просьбами о таких же послаблениях для своих граждан, проживающих в России, — на основании принципа наибольшего благоприятствования.

Шаг за шагом российское Министерство иностранных дел стало играть очень активную роль, инициируя и проводя переговоры о ряде новых торговых договоров с отдельными странами, что вело к резкому расширению прав большинства иностранцев в России. Каждый договор заключался на принципах взаимности и влек за собой улучшение юридического статуса российских подданных за рубежом. [21 ]Там же. Оп. 475. Д. 42 (1858 г.). Л. 215–216; Там же. Д. 86. Л. 304 об. Каждый раз в качестве причины государственной поддержки этих соглашений чаще всего упоминалось то, что они мог ли облегчить международную торговлю и экономическое развитие. [22 ]Там же. Д. 43. Л. 266–271 об. Хотя положение, сложившееся внутри страны, с которым имел дело новый царь-реформатор, и объясняет, почему эти важные реформы произошли именно в то время, следует учитывать и их более широкий, глобальный контекст. Первопроходцем стала Франция, в период с 1760-х годов и в течение революционной эпохи отменившая на своей территории юридические ограничения, налагавшиеся на иностранцев (завершив дело отменой в 1819 году особого «налога на иностранцев», известного как droit d’aubaine). Австрия в 1790-х уравняла гражданские права иностранцев и уроженцев страны, и общая европейская тенденция в последующие десятилетия заключалась в достижении все большего правового равенства подданных и иностранцев. [23 ]Sahlins P. Unnaturally French; Bürger H. Passwesen und Staatsbürgerschaft // Grenze und Staat. S. 98. За тем, согласно Джону Торпи, 1860-е годы стали свидетелями возникновения широкого европейского консенсуса по вопросу о том, что «экономический либерализм является самым надежным рецептом процветания». [24 ]Torpey J. Revolutions and Freedom of Movement. P. 848. Говоря словами Эрика Хобсбаума, «остававшиеся институциональные препятствия свободному движению факторов производства, свободному предпринимательству и все, что могло бы оказаться потенциально опасным для его рентабельности, пали под натиском, охватившим весь мир». [25 ]Hobsbaum E. The Age of Capital, 1848–1875. London: Weidenfeld and Nicolson, 1975. P. 35. Цит. по: Torpey J. Revolutions and Freedom of Movement. P. 848.

Другой закон 1857 года обеспечил бóльшую юридическую защищенность финансовым инвестициям иностранцев, облегчив правила наследования и уменьшив обременительные налоги, которые те должны были платить, чтобы ликвидировать свою собственность в России и отбыть на родину. [26 ]Мыш М. И. Право наследования после иностранцев в России. СПб., 1887. С. 9. Эти налоги составляли от 10 до 20%, в зависимости от продолжительности проживания в стране. Так же как и в случае двойного налогообложения иностранцев, серия двусторонних соглашений быстро отменила подобные налоги на наследство и экспатриацию. Декрет от 16 мая 1866 года просто при знавал результаты волны двусторонних соглашений, официально отменяя все эти налоги для иностранцев. [27 ]Там же. С. 8. Более подробно об отмене «налога на репатриацию» (вывозной пошлины) см.: Блюнчли И. К. Современное международное право цивилизованных государств, изложенное в виде кодекса. М.: Тип. Индрих, 1876. С. 245.

Министерство внутренних дел утверждало, что упрощение документации и сокращение на постоянной основе полицейских требований к иностранцам должно подождать, пока не будут разработаны новое постановление о паспортах и другие тесно связанные с реформами законы, требовавшиеся для освобождения крепостных. Однако Александр II не желал ждать так долго. Он подгонял осуществлявших данный план чиновников, издав 7 июня 1860 года важный закон, существенно облегчивший требования к паспортам и полицейский надзор и даровавший ряд новых прав иностранцам, в особенности зарубежным купцам, проживающим в России. [28 ]О новых правилах выдачи паспортов иностранцам: Циркуляр Департамента полиции исполнительной, 18 августа 1860 г. // Сборник циркуляров и инструкций МВД за 1858, 1859, 1860 и 1861 годы / Под ред. Д. Н. Чудовского. СПб.: Тип. Министерства внутренних дел, 1873. С. 105, 152. О новых правилах см.: Продолжение Свода законов Российской империи, изданного в 1857 году. СПб., 1863. Статьи к т. 14. Приложение к ст. 436. Устав о паспортах. Этим законом прямо отменялся декрет от 1 января 1807 года, введший ряд ограничений на въезд иностранцев и новые требования к регистрации и осуществлению полицейского надзора над иностранными резидентами. [29 ]Мыш М. И. Об иностранцах в России. С. x. Закон 1860 года провозгласил принцип, согласно которому «пребывающим в России иностранцам по торговле, земледелию и промышленности дарованы такие же права, какими пользуются русские подданные». [30 ]ПСЗ. Собр. 1. Т. 29. № 22418. Цит. по: Мыш М. И. Об иностранцах в России. С. xi. Одним из важнейших принципов, установленных новым декретом, стала возможность для иностранцев приобретать земельную собственность. [31 ]РГИА. ПЗ. Папка 97697 (Журналы Высочайше учрежденной Комиссии о мерах к предупреждению наплыва иностранцев в западные окраины. Отдел III. Вопрос о принятии и оставлении русского подданства, 1891). Л. 6. Сам язык декрета от 7 июня 1860 года ясно свидетельствует о мотивах, лежавших в основании этих реформ:

Рекомендуем по этой теме:
9816
Становление Российской империи

Новое отношение к иммиграции быстро проникло во все ветви власти. Даже подготовленный в 1861 году ежегодный доклад службы, ответственной за пограничный контроль и надзор за иностранцами, демонстрировал разрыв с традиционно негативным отношением к иммиграции. На основании опыта этого года, принесшего новый наплыв иностранцев, в докладе сообщалось, что «не видно, чтобы проживающие в России иностранцы обнаруживали неприязненные чувства к избранному ими второму отечеству. Напротив того, бóльшая их часть весьма довольна дарованными им разными облегчениями и льготами и благодарна за попечение правительства». [33 ]ГАРФ. Ф. 109. Оп. 223 (Отчеты III Отделения Царской канцелярии и Корпуса жандармов). Д. 26. Папка 24 (1861). Л. 152 об. — 153. Опасались главным образом прибытия поляков и либералов, но, согласно отчету, они в основном были людьми без определенных занятий и потому их несложно было отличить от полезного большинства. [34 ]Там же. Л. 152 об. — 153.

Ряд других мер делал для иностранцев более доступными и удобными путешествия и торговлю на территории России. Например, в 1861 году новые правила разрешили торговым судам входить в порты Архангельска и Онеги, причем свободный вход позволялся без требуемой ранее проверки паспортов. Введенные в 1860 году временные правила о паспортах иностранцев позволили последним дважды въезжать в империю по визе, выданной российским консулом за рубежом (тем самым все российские визы стали двойными). Царский декрет 1861 года не только упразднил старые запреты на въезд иностранцев в империю на Дальнем Востоке, но также создал для них на тихоокеанском побережье городá с беспошлинной торговлей. [35 ]Там же. Л. 151, 159.

Вместе с тем прежнее отношение представителей бюрократии к иностранцам не изменилось в одночасье, о чем свидетельствует особый циркуляр полицейского департамента «О недопущении медленности по делам иностранцев». В циркуляре отмечалось, что иностранные апелляции по делам о наследстве и другим делам часто «продолжаются несколько лет от медленности распоряжений низших присутственных мест» и что в свете новой политики, направленной на привлечение иностранцев к участию в российской экономике, такие задержки более неприемлемы. [36 ]О недопущении медленности по делам иностранцев: Циркуляр Департамента полиции исполнительной, 8 марта 1861 г., № 33 // Сборник циркуляров и инструкций МВД за 1858, 1859, 1860 и 1861 годы. С. 303.

Местные крестьяне и чиновники встречали иностранцев без всякого энтузиазма, а иногда даже проявляли прямую враждебность. Например, жители Воронежа связывали участившиеся пожары с недавним прибытием в губернию 160 наемных сельскохозяйственных рабочих, большинство из которых не нашли постоянной работы. Отзываясь на сопротивление местных жителей, Министерство иностранных дел согласилось депортировать этих иностранцев из страны — но только если депортации не нарушат международных правил и соглашений со странами, куда следовало депортировать приехавших. [37 ]ГАРФ. Ф. 109. Оп. 223 (1862). Д. 27. Л. 336. Создается впечатление, что в конце концов бóльшая часть приказов о депортации была отменена. На ранних стадиях новая открытость являлась политикой, навязываемой сверху.

Освобождение крестьян также оказало прямое влияние на положение иностранцев. До 1861 года одним из ключевых ограничений прав и экономической деятельности иностранцев в России был запрет не только на владение сельскохозяйственными и домашними крепостными работниками и ремесленниками, но и на аренду или наем таких лиц. После 1861 года иностранные аристократы и торговцы смогли нанимать рабочих, являвшихся российскими подданными, вследствие чего конкурентоспособность иностранцев в России — в сравнении с положением российских торговцев, фабрикантов и знати — внезапно повысилась. Более того, решение, объявленное одновременно с декретом об освобождении, то есть 19 февраля 1861 года, открыло для землевладельцев возможность сдавать землю иностранцам на тридцатишестилетний срок. В последующие десятилетия это стало важным стимулом для иммиграции. [38 ]РГИА. ПЗ. Папка 97697. Л. 10. Подобные меры как поощряли иммиграцию, так и создавали для ненатурализованных иностранцев возможность войти в российскую экономическую элиту и благоденствовать.

Новые законы также создали благоприятные условия для важного непривычного явления в истории российской иммиграции: наплыва заграничных сельскохозяйственных рабочих. Согласно ежегодному докладу Третьего отделения Императорской канцелярии за 1862 год, многие землевладельцы быстро воспользовались преимуществами новых законов, «ввозя иностранных рабочих из-за границы, как для того, чтобы распахать побольше земли, так и для того, чтобы создать у наших крестьян положительное впечатление, давая им хороший пример труда, нравов и улучшая земли разумными сельскохозяйственными методами». [39 ]ГАРФ. Ф. 109. Оп. 223 (1862). Д. 27. Л. 335. В эпоху крепостничества сельскохозяйственные мигранты составляли одно из немногих исключений из правила, запрещавшего иностранцам продавать и покупать землю и записываться в сословие «колонистов». После освобождения крестьян некоторые землевладельцы почувствовали, что им недостает низкооплачиваемых работников для возделывания земли, полученной по процедуре освобождения, и обратились к заграничным сельскохозяйственным рабочим. Что бы облегчить их приток, закон 1864 года позволил иностранным рабочим ходатайствовать о получении российского подданства не медленно по прибытии в Россию — по ускоренной процедуре, об ходившей требование пятилетнего проживания в стране. [40 ]РГИА. ПЗ. Папка 97697. Л. 4.

Для большинства других иностранцев закон 1864 года сохранил двухлетнее освобождение от налогов (податей). На практике, поскольку требование о вхождении в податное общество было в тот период не таким уж строгим, иностранцы часто могли де-факто не платить налоги в течение неопределенно долгого срока по истечении этих двух лет. [41 ]Там же.

В то же время царь наделил (и поощрил) Министерство иностранных дел полномочиями заключать аналогичные соглашения с другими странами при поддержке Министерства финансов — что и было вскоре сделано.

Одной из основных целей этих реформ стало облегчить иммиграцию для заграничных купцов, предпринимателей, технических специалистов и управляющих. На основании анализа деталей важных новых коммерческих законов, принятых 1 января 1863 и 9 февраля 1865 года, И. В. Поткина заключает, что произошел существенный концептуальный сдвиг в юридическом положении иностранцев в Российской империи: от колониальных, заключаемых в индивидуальном порядке «сепаратных сделок» — к нормативным принципам, которые открыли общественные институт для иностранцев и уравняли их права с правами российских под данных. До принятия этих законов иностранцу следовало либо натурализоваться и получить разрешение вступить в российское купеческое сословие, либо быть приписанным к социальной категории «иностранных гостей». Для последних условия экономической деятельности основывались на подробных индивидуальных контрактах, подписываемых в каждом конкретном случае царем.

По аналогии с принципом условного права собственности эпохи Московского царства, воплощенным в институте поместий, «права» владения и экономической деятельности не были законными правами, если считать, что законы должны иметь универсальное нормативное содержание. Напротив, они были более сходны с теми индивидуальными «сепаратными сделками» царя с избранными иностранцами, условия которых в любой момент могли быть пересмотрены. Более того, все иностранцы из категории «иностранных гостей» мирились с большим числом ограничений, которые при столкновении интересов склоняли чашу весов в пользу местных жителей. [43 ]Поткина И. В. Правовое регулирование предпринимательской деятельности иностранцев в России, 1861–1916 // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки / Под ред. В. И. Бовыкина. М.: РОССПЭН, 1997. С. 20. Сходным образом в XIX веке известные иностранные инвесторы, предприниматели, ученые и художники могли получить звание «почетного гражданина», даровавшее им права, практически равные правам подданного, за тем важным исключением, что они не получали права завещать свою собственность потомкам на тех же условиях, что и российские подданные. Не натурализовавшиеся и не получившие особого статуса иностранцы могли в течение десяти лет инвестировать в фабрики и предприятия в России, в конце этого срока должны были либо натурализоваться, либо распродать свою собственность. [44 ]Беляев И. Н. Два века почетного гражданства: XIX–XX вв.: История, право, современность. Смоленск: Смоленская областная тип., 2001; Обозрение действующих в России узаконений о иностранцах. С. 37.

Новые законы позволили иностранцам напрямую, без обязательной предшествующей натурализации, вступать в российские купеческие гильдии (цеха), что явилось способом привлечь иностранные инвестиции и, освободив иностранцев от особого юридического статуса, поощрить их к участию в городской экономической жизни. [45 ]Проект положения о состоянии иностранцев. СПб., 1861. С. 19, 22. О прямой связи между реформой и стремлением привлечь иностранный капитал см.: Министерство финансов, Высочайшее повеление о принятии мер для приглашения иностранных капиталов, 13 сентября 1859 г. СПб., 1859. Иностранцам теперь даровался не статус натурализовавшегося иностранца, получаемый благодаря особым, привилегированным званиям (причем каждый случай их присвоения рассматривался в отдельности), а скорее широкие, юридически определенные права, которыми наделялись все иностранцы. Очень быстро оказалось, что реформа успешно реализовала эту свою задачу — к большому негодованию ее российских противников, все громче заявлявших о себе.