Варан (Varanus) ― род современных ящериц в семействе варанид (Varanidae). Он включает более пяти десятков видов. Это мелкие, среднеразмерные и крупные ящерицы, распространенные в тропических лесах и на открытых пространствах, включая пустыни Австралии, Азии и Африки. Варан ― упорный и опасный хищник. Он обладает мощными челюстями и острыми зубами, приспособленными для захвата любых мелких позвоночных животных. Крупные вараны даже способны отрывать куски от жертвы, если ее не удается проглотить целиком.

Комодский, или индонезийский, варан (Varanus komodoensis), самый внушительный по размерам среди своих родственников, может достигать в длину более трех метров. Абсолютный рекорд принадлежит мегалании (V. priscus, ранее Megalania prisca), в недалеком прошлом населявшей Австралию. Она достигала 5–7 м в длину. Гигантизм в данном случае ― это не только результат пониженного фона конкуренции, но и показатель эволюционных возможностей ящериц. Слюна некоторых видов варанов ядовита.



Ближайшие родственники варанов и варанид в целом немногочисленны. Это редкий и скрытный безухий варан (Lanthanotus), обитающий в Юго-Восточной Азии, и оранжево-черный по окрасу ядозуб (Heloderma) ― житель североамериканских пустынь. Обе эти формы являются типовыми для собственных семейств. Вместе с варанидами они рассматриваются в составе общего надсемейства вараноидей (Varanoidea) или микроотряда платинот (Platynota). Если учесть, что все перечисленные формы несут в себе рано сложившийся эволюционно комплекс адаптивных особенностей, то использование второго названия, под которым нами имеются в виду вараны и все их близкие современные и ископаемые родственники, то есть варанообразные ящерицы, предпочтительно.

Платиноты всегда привлекали к себе внимание морфологов и систематиков в свете проблем происхождения от них змей. Данная идея основана на сходстве в строении челюстей, зубной системы и позвонков. Однако эти и другие мозаично проявляющиеся признаки во многом объяснимы тем, что обе группы ориентированы на один и тот же тип добычи.



После всплеска недавнего интереса к платинотной гипотезе она, как кажется, исчерпала ресурс развития. Змей теперь принято сближать со специализированно роющими ящерицами, но правильнее было бы представлять группой, рано уклонившейся от других чешуйчатых пресмыкающихся (Squamata), то есть от ящериц и амфисбен. Одной из причин повышения интереса к альтернативным представлениям являются палеонтологические данные, которые не позволяют установить глубокую древность варанообразных ящериц. Сходные трудности лежат в основе сомнений и в другой гипотезе: она принимает родство платинот с мозазаврами ― исполинскими ящерицами, освоившими прибрежные зоны морей во второй половине мелового периода.

Древнейшие ископаемые находки платинот происходят из верхнемеловых отложений Северной Америки и Центральной Азии. Современные данные указывают на их принадлежность не к варанидам, как долгое время принималось, а к таким вымершим семействам, как парасанивиды (Parasaniwidae) и херминотиды (Cherminotidae). Первые имели панцирь из костных пластин-остеодерм, как у современных ядозубов, а вторые внешним видом напоминали современных варанов, но отличались от них особым строением позвонков. Некоторые виды парасанивид и херминотид достигали крупных размеров. Они позволяли им разорять кладки динозавров и охотиться на их молодь.

Судя по находкам из Монголии, платиноты достигли значительного разнообразия в кампанское время, в период от 80 до 75 миллионов лет назад. Это также было время максимального расцвета ящериц. Ближе к концу кампана разразился малоизвестный, но заметный по последствиям биотический кризис, сопровождавшийся перестройкой ландшафтов и похолоданием. В Азии многие семейства ящериц вымерли. Только платиноты, появившись в летописи, потом никогда не исчезали: одна их группа успешно заменялась другой. Последними в этой цепочке на территории Азии оказались вараны.

Самые ранние вараниды жили в начале эоцена, то есть имеют возраст, примерно составляющий 50 миллионов лет. Однако они принадлежат не варану, а саниве (Saniwa) ― вымершему роду семейства, оставившему следы своего присутствия на всех северных континентах. Что касается собственно варана, то еще недавно принималось его появление, судя по находкам из Африки (Кения) и Австралии, в начале неогена, то есть 23–20 миллионов лет назад. В 2010 году в научной печати была отмечена рекордно древняя находка в Египте в отложениях рубежа эоцена и олигоцена, образовавшихся 34 миллиона лет назад.

С точки зрения палеонтологических данных географическое происхождение варанид и платинот в целом выглядит неопределенно, поэтому в качестве прародины для них назывались разные континенты. Серьезного обсуждения заслуживает только азиатская гипотеза, но и она требует пояснений. Дело в том, что границы Азии в прошлом отличались от современных. В меловое время они были ограничены территорией, которая в современности соответствует такому географическому, но больше культурно-экономическому региону, как Центральная Азия. Нельзя не учесть и возможность того, что те или иные группы способны достичь расцвета в одном месте, возникнуть в другом, при том что их предки сформировались где-то еще в удалении от первых двух областей. Например, ядозубы, обитающие ныне в Северной Америке, в первой половине кайнозоя жили в Европе. Однако теоретически возможное в этом случае допущение о возникновении этих ящериц на последней территории было бы преждевременным без достоверных знаний об истинном месте происхождения платинот в целом.



К поиску этого места имеют отношение открытые в раннем меловом периоде Центральной Азии сцинкоморфные ящерицы ― ходжакулииды (Hodzhakuliidae). В то время они в виде своих крупных представителей, достигавших 50–75 см в длину, приобрели не только важное преимущество в размерах над остальными ящерицами, но и сходство по строению челюстей и зубов с платинотами. Плотоядные «сцинки» вымерли в начале позднего мела, когда на территории древнего Азиатского континента появились первые настоящие варанообразные ящерицы.

Ходжакулииды существовали в эпоху изоляции Центральной Азии, которая закончилась на рубеже раннего и позднего мела, примерно 100 миллионов лет назад. В составе позднемеловых ящериц этого древнего континента ощущаются последствия двух миграционных волн, имеющих разное пространственное направление. Одна из них связана с появлением североамериканских элементов, прошедших вглубь Азиатского континента с северо-восточного направления по Берингийскому мосту. До этого «американцы» успели в конце раннего мела заселить Южную Америку, в чем платиноты не преуспели. Скорее всего, их появление в Центральной Азии связано с другой волной распространения. Пришла она со стороны юго-восточной оконечности Азии, которая в течение раннего мела несколько раз оказывалась в изоляции и до сих пор сохраняет реликтового, как считается, безухого варана.

Рекомендуем по этой теме:
57685
Динозавры и падение астероида

Что касается собственно варанов, то их родиной, скорее всего, была не Африка, как иногда предполагается, и не Юго-Восточная Азия, которая может иметь отношение к варанидам, а Южная Азия. История этого региона началась тогда, когда в единый блок суши соединились Берингия, Центральная Азия, Индостан и Индокитай. Это произошло в интервале от 60 до 40 миллионов лет назад. Тогда и потом продолжалось начавшееся еще в конце мела постепенное, неуклонное и практически повсеместное поднятие земной коры в рамках глобального перехода от талассо- к геократическому периоду. Местами это поднятие сопровождалось горообразованием. Оно на какое-то время привело к сухопутной изоляции Южной Азии от остальной части континента. В значительной степени эта изоляция сохраняется и сейчас.

Реконструкция путей географического расселения любой биологической группы не может не учитывать особенности ее биологии. Известно, что вараны отлично плавают и могут заселять островные территории. Так они добрались до изолированной морями Австралии. Не исключено, что при отсутствии непосредственной связи Азии и Африки в донеогеновое время вараны все же смогли освоить последний континент, пробравшись на него вплавь. Впрочем, способности ящериц пересекать водные преграды не беспредельны. Например, до Мадагаскара вараны так и не доплыли. Кстати, в случае африканского происхождения они могли бы на рубеже мезозоя и кайнозоя проследовать на этот остров по сухопутному мосту, как некоторые динозавры и ящерицы. Отсутствие варанид и варанов на Мадагаскаре ― аргумент против их африканского происхождения.



И последнее. Первые эволюционные шаги платиноты делали в отсутствии змей. Противостояние двух групп началось еще в меловое время, но за пределами Центральной Азии. В начале кайнозоя, когда и те и другие уже «закалились» в эволюционной борьбе за свое существование во времени и пространстве, две группы столкнулись уже в Азии. Явного победителя конкурентная «схватка» не выявила, хотя разнообразие платинот за это время сократилось, а у змей увеличилось.

Впрочем, дело не только в змеях, но и в общей достаточно сложной обстановке, которая не только привела к исчезновению многих биологических видов, но и к появлению новых, особенно среди птиц и млекопитающих. Условия второй половины кайнозоя оказались вполне подходящими и для некоторых видов варанид. Например, вараны насчитывают, как отмечалось в начале очерка, несколько десятков видов и тем самым представляют собой вполне процветающую по современным меркам группу.