Совместно с издательством «Альпина нон-фикшн» мы публикуем отрывок из книги «Подчинение авторитету: научный взгляд на власть и мораль» американского социального психолога Стэнли Милгрэма, известного проведением эксперимента подчинения авторитету, названного в его честь, — эксперимента Милгрэма. Отрывок посвящен сопротивлению авторитету, оказываемому группой людей.

В одиночку противиться авторитету трудно. Однако группа обладает силой. Архетипическое событие описывал еще Фрейд (Freud, 1921): угнетенные сыновья вместе восстают против деспотического отца. Делакруа изображает массовый бунт против несправедливой власти; Ганди успешно сплачивает население в ненасильственном сопротивлении британским властям. Заключенные в тюрьме Аттики устраивают заговор и временно свергают начальство тюрьмы. Отношения человека с равными себе могут соперничать с узами, связывающими его с авторитетом, и в каких-то ситуациях побеждать.

Различие между конформностью и подчинением

Здесь надо провести грань между понятиями подчинение и конформность. Конформность можно понимать очень широко, но здесь целесообразно говорить о действиях испытуемого, когда тот соглашается со своей ровней, с людьми его статуса, у которых нет особого права руководить его поведением. Подчинением же мы будем называть действия испытуемого, когда тот идет на поводу у авторитета. Взять, например, новобранца в армии. Он тщательно исполняет все приказы начальства. В то же время он воспринимает привычки, порядки и язык других новобранцев. В первом случае имеет место подчинение, во втором — конформность.

Соломон Аш провел серию блестящих экспериментов, посвященных конформности (1951). Группе из шести человек, в которой все, кроме одного, были подставными лицами, показывали линию определенной длины, а затем спрашивали, какая из трех других линий соответствует ей по длине. Подставные лица были подучены всякий раз (или в оговоренном числе случаев) давать неправильные ответы. Наивного испытуемого располагали таким образом, что он слышал ответы большинства членов группы, прежде чем озвучить собственный ответ. Аш обнаружил, что при таком социальном давлении большой процент испытуемых предпочитает согласиться с группой, чем поверить собственным глазам.

Испытуемые Аша проявляли конформность по отношению к группе. В нашем же исследовании испытуемые проявляли подчинение по отношению к экспериментатору. В обоих случаях имел место отказ от инициативы в пользу внешнего источника. Однако есть несколько существенных различий.

1. Иерархия. Подчинение авторитету происходит в иерархической структуре, где испытуемый чувствует, что вышестоящее лицо вправе указывать ему, что надо делать. Конформность регулирует поведение среди людей равного статуса; подчинение же связывает один статус с другим.

2. Имитация. В отличие от подчинения, конформность — это имитация. Конформность делает поведение однородным: человек, находящийся под влиянием, воспринимает поведение группы. При подчинении индивид слушается авторитета, не подражая ему. Солдат не просто повторяет приказ, данный ему, а выполняет его.

3. Эксплицитность. В случае с подчинением предписание о действии носит эксплицитный характер, имея форму приказа или команды. В случае с конформностью требование солидарности нередко остается имплицитным. Так, в эксперименте Аша не было открытого требования со стороны группы, чтобы испытуемый соглашался. Линию поведения он выбирал спонтанно. Более того, многие люди сопротивляются эксплицитному призыву к подчинению со стороны членов группы, ибо это ситуация равных, которые не имеют права приказывать друг другу.

4. Добровольность. Самое явное различие между подчинением и конформностью можно наблюдать после случившегося. Это касается того, как люди объясняют свое поведение. Испытуемые отрицают конформность и признают подчинение как объяснение своему поведению. Сейчас я поясню. В эксперименте Аша испытуемые обычно недооценивали степень, в какой их поведение находилось под влиянием членов группы. Они умаляли групповой эффект и подчеркивали собственную независимость, даже если шли на поводу у группы при каждом ответе. Зачастую настаивали, что сами ошиблись: мол, неважное зрение или неважный глазомер. Они сводили к минимуму степень, в которой подстраивались под группу.

В эксперименте с подчинением реакция была диаметрально противоположной. Объясняя свою готовность применять электрошок, испытуемые ссылались на то, что сами бы этого делать не стали, но послушались требования авторитетного лица. Таким образом, если при конформности человек настаивает, что группа не сделала его менее самостоятельным, то при подчинении он говорит, что вообще не обладал автономией, а все зависело от авторитета.

Рекомендуем по этой теме:
8567
Психология протестного поведения

Чем это объясняется? Дело в том, что конформность есть реакция на имплицитное давление: испытуемый считает свое поведение добровольным. Он не может назвать здравую причину, по которой стоило бы идти на поводу у членов группы, поэтому отрицает, что конформность вообще имела место. Он не хочет признаваться в этом не только экспериментатору, но даже самому себе. В случае с подчинением все наоборот. Ситуация публично определена как недобровольная: эксплицитно заявлено, что от испытуемого ожидается подчинение. Объясняя свои действия, испытуемый ссылается именно на это публичное определение ситуации.

Таким образом, подчинение и конформность имеют разные психологические последствия. Но и то и другое — мощные формы социальное влияния, и мы можем перейти к изучению их роли в данном эксперименте.

Эксперимент 17: двое равных бунтуют

Как мы уже сказали, восстать против недоброжелательного авторитета легче коллективно, чем индивидуально. Это знает всякая революционная группа и нетрудно доказать в ходе эксперимента. Мы видели, что между нравственными принципами испытуемых и их поведением в лаборатории существует немалое расхождение. Несмотря на протесты жертвы и очевидный внутренний конфликт, многие идут на поводу у экспериментатора, по его указке доводя удары током до максимума.

Рассмотрим, в какой степени влияние группы способно освободить испытуемого от авторитарного контроля и позволить ему следовать собственным ценностям и жизненным ориентирам. Для этого модифицируем базовый эксперимент: посадим испытуемого между двумя ему подобными, которые будут давать отпор экспериментатору и отказываться наказывать жертву вопреки ее воле. В какой степени давление, создаваемое их действиями, изменит поступки наивного испытуемого?

ТЕХНИКА

В лабораторию входят четыре человека, готовые участвовать в опыте по изучению «воздействия коллективного обучения и наказания на память и обучаемость». Трое из них — подставные лица, и один — наивный испытуемый. Экспериментатор объясняет, что должны быть три «учителя» и один «ученик». Путем подтасованного жребия наивный испытуемый получает роль «учителя-3». В роли «учителя-1», «учителя-2» и «ученика» оказываются подставные лица. «Ученика» пристегивают к «электрическому стулу», а три «учителя» садятся за генератор тока. «Учитель-1» должен зачитывать пары слов, «учитель-2» — сообщать, правилен ли ответ, а «учитель-3» (наивный испытуемый) — давать наказание. Как и в базовом эксперименте, испытуемым велено повышать уровень удара на один шаг всякий раз, когда «ученик» делает ошибку.

Поведение подставных лиц. Подставные лица слушаются приказов экспериментатора до первых горячих протестов жертвы (после удара в 150 вольт). В этот момент «учитель-1» сообщает экспериментатору, что не желает больше участвовать, поскольку жертва жалуется. Экспериментатор отвечает, что надо продолжать. Однако «учитель-1» не подчиняется приказу, встает со стула и пересаживается в другую часть комнаты. Поскольку попытки экспериментатора вернуть испытуемого к генератору остаются тщетными, экспериментатор приказывает остальным двум участникам продолжать опыт. «Учитель-3» (наивный испытуемый) должен теперь не только наносить «ученику» удары током, но и зачитывать слова.

После уровня 14 (210 вольт) «учитель-2», выражает беспокойство за «ученика» и отказывается от участия. Экспериментатор приказывает ему продолжать, но тоже встает со стула и пересаживается в противоположный угол комнаты со словами: «Я готов ответить на любые ваши вопросы, но не хочу бить током человека против его воли. Я в этом не участвую».

Наивный испытуемый остается один перед генератором. Он видел, как два его напарника воспротивились указаниям. Экспериментатор велит ему продолжать: дескать, важно закончить опыт.

Результаты показаны в таблице 5. При такой расстановке сил 36 из 40 испытуемых сказали «нет» экспериментатору (тогда как соответствующая цифра в отсутствие группового давления — 14). Получается, сопротивление группы весьма успешно подрывает авторитет экспериментатора. Более того, из всех изученных нами экспериментальных вариаций ни в одном случае экспериментатор не получал столь решительного отпора, как при этой манипуляции.

Реакции на непослушных напарников. Реакции наивных испытуемых на непослушных напарников были очень разными и отчасти зависели от того, в какой момент испытуемые сами отказались от участия. Один человек, который прекратил опыт сразу за «учителем-1», заявил: «Я уже думал отказаться, когда этот парень сказал „нет“». Большинство непослушных испытуемых высказались о своих напарниках позитивно. Например: «Я подумал, что они хорошие люди. Жертва сказала: „Хватит“, и они остановились». (Сам отказался от участия после уровня 11.) «Я подумал, что они отзывчивы… и ведь еще не знали, чем это для них закончится». (Отказался от участия после уровня 14.) Испытуемый, который воспротивился экспериментатору после уровня 21, был более сдержан: «Я подумал, что они могли бы еще подождать. Но не виню их за то, что они отказались продолжать».

Четыре непослушных испытуемых открыто признали влияние поступка своих напарников: «Мне и в голову не приходило остановиться, пока эти двое не выступили». (Отказался после уровня 14.) «Я остановился, поскольку не хотел выглядеть бессердечным и жестоким в глазах двух людей, которые уже бросили участвовать». (Отказался после уровня 14.) Впрочем, большинство не покорившихся отрицали, что напарники повлияли на них.

Если вдуматься в эту экспериментальную ситуацию, можно выделить несколько факторов, которые повышают эффективность группы.

1. Напарники вселяют в испытуемых идею неподчинения экспериментатору. Ведь некоторые из них могли даже не рассматривать ее как возможность.

2. В предыдущих экспериментах одинокий испытуемый не знал, как будет расценен его отказ: как скандал или как нечто в порядке вещей. Здесь же он на примере двух людей видит, что отказ — естественная реакция в данной ситуации.

3. Реакция напарников показывает, что бить жертву током недостойно. Она подтверждает подозрение испытуемого, что нельзя наказывать человека против его воли, даже в ходе психологического эксперимента.

4. Непослушные напарники остаются в лаборатории даже после отказа от эксперимента (ибо согласились ответить на вопросы после эксперимента). Каждый дополнительный удар током, нанесенный «наивным испытуемым», влечет за собой социальное неодобрение со стороны напарников.

5. Пока напарники участвуют в экспериментальной процедуре, ответственность за удары током распределяется между членами группы. После отказа напарников ответственность целиком ложится на наивного испытуемого.

6. Наивный испытуемый становится свидетелем двух случаев неподчинения и видит, что последствия отказа минимальны.

7. Власть экспериментатора снижается уже самой его неспособностью призвать людей к порядку: согласно общему правилу, каждая неспособность авторитета заставить себя слушаться ослабляет воспринимаемую силу его власти (Homans, 1961).

Итак, группы успешно бросают вызов экспериментатору. Это напоминает о том, что люди ведут себя так, как ведут, по трем главным причинам: у них есть собственные принципы; они чутки к потенциальным санкциям со стороны авторитета; они чутки к потенциальным санкциям со стороны группы. Когда индивид желает выступить против авторитета, он старается найти поддержку среди других членов группы. Взаимная поддержка — самый сильный оплот против злоупотребления властью. (Впрочем, группа не всегда права. Влияние группы может быть дурным: взять хотя бы суды Линча и шайки бандитов.)

Эксперимент 18: электрошок применяет равный по статусу

Носители авторитета отлично понимают значение групп и часто используют их, чтобы установить подчинение. Эту способность доказывает простая модификация нашего эксперимента. Здесь необходимо учесть следующее. Сто́ит между испытуемым и последствиями электрошоков возникнуть какой-то силе или чему-то произойти, как любой фактор, способствующий дистанции между испытуемым и жертвой снижает давление на участника, а значит, снижает неподчинение. В современном обществе между нами и губительным действием, в которое мы вносим свою лепту, зачастую оказываются другие люди.

Вообще это типично для современной бюрократии, даже работающей в деструктивных целях: большинство людей, вовлеченных в цепочку, напрямую никого не губят. Они перекладывают бумаги, грузят амуницию или делают какое-либо иное дело, которое вносит вклад в последующее разрушение, но удалено от глаз и мыслей функционера.

Чтобы исследовать этот феномен в лаборатории, мы придумали вариацию эксперимента, в которой удары током наносит не наивный испытуемый, а его напарник (подставное лицо). Наивный испытуемый исполняет вспомогательные действия, которые хотя и продвигают эксперимент, но не связаны с непосредственным переключением рубильника на генераторе.

Новая роль испытуемого оказалась легкой. Таблица 5 показывает результаты по 40 испытуемым. Лишь трое из 40 отказались участвовать в опыте до конца. Остальные играли декоративную роль при нанесении ударов и психологически не были вовлечены настолько, чтобы внутренний конфликт привел к неподчинению.

В деструктивной бюрократической системе толковый менеджер способен подобрать кадры таким образом, чтобы насилие как таковое совершали лишь самые бессердечные и тупые люди. Основную же часть персонала могут составлять мужчины и женщины, которые благодаря дистанции от актов жестокости почти не ощущают внутреннего конфликта, исполняя свою вспомогательную работу. От чувства ответственности они избавлены по двум причинам. Во-первых, они выполняют распоряжения законного авторитета. Во-вторых, никаких физических воздействий они не совершают.