Противоречия эпохи: 8 книг об СССР

Сохранить в закладки
9416
26
Сохранить в закладки

8 книг о советской политике, экономике, повседневности и восприятии войны на ПостНауке

Редакция ПостНауки собрала отрывки из книг о Советском Союзе, позволяющих разобраться в противоречиях советской политики, риторики, искусства и повседневности.

Александр Рожков, «В кругу сверстников. Жизненный мир молодого человека в Советской России 1920-х годов»

Эта книга о том, каким видело себя поколение первого советского десятилетия и каким мы видим его сегодня. Автор исследует повседневные практики школьников, студентов и рядовых красноармейцев и раскрывает опыт включения молодежи в мир взрослых. С помощью деталей, характеризующих учебу, условия проживания и быта, свободное время, отношения между юношами и девушками, религиозность, принадлежность к неформальным группам, конструируется жизненный мир молодого человека 1920-х годов.

Читать главу из книги о буднях студенческих коммун

Наталия Лебина, «Советская повседневность: нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю»

Тему советской повседневности Наталия Лебина поднимала в работе 1999 года «Повседневная жизнь советского города: нормы и аномалии», а 15 лет спустя решила расширить временные рамки повествования в новом варианте книги. Если предыдущая версия была ограничена периодом 1920–1930-х годов, новая книга затрагивает проблемы норм и аномалий повседневности периода военного коммунизма, а также эпохи послевоенного сталинизма. Автор прослеживает трансформацию политики большевиков в сфере питания и жилья, моды и досуга, религиозности и сексуальности, а также о смене отношения к традиционным девиациям: пьянству, самоубийствам, проституции.

Читать главу из книги

Ольга Буренина-Петрова, «Цирк в пространстве культуры»

В книге «Цирк в пространстве культуры» автор прослеживает эволюцию цирка от античных истоков до современности и показывает его место в социокультурном пространстве отдельных эпох. Отдельного внимания заслуживает советский цирк как единственное искусство, не порабощенное государственными институциями в результате развернувшейся в середине 1930-х годов кампании по борьбе с формализмом, когда все вербальные и визуальные искусства были подчинены идеологическому диктату.

Наравне с государственными цирками пользовались популярностью передвижные колхозные цирки и любительские труппы, которые с трудом поддавались контролю и цензуре. Хотя государство пыталось присвоить цирковое искусство, объявляя, что оно направлено на пропаганду лучших черт характера советского человека, таких как сила, ловкость, мужество, отвага и выдержка, а также на разоблачение капитализма посредством сатиры, это присвоение было лишь вербальным. На деле внутренняя свобода цирка не затрагивалась.

Читать главу о том, как цирк стал единственным искусством вне соцреализма

Олег Хлевнюк, «Сталин. Жизнь одного вождя»

Масштабный и взвешенный портрет страны и ее лидера показан в книге специалиста по политической и экономической истории СССР 1920–1960-х годов Олега Хлевнюка, который стремится понять, какова роль Сталина в поражениях и победах в Великой Отечественной войне, как этот человек получил абсолютную власть над государством и было ли возможно избежать подобного расклада. Эта биография не очередное жизнеописание крупной исторической фигуры, напичканное пикантными деталями, а попытка понять «характер и логику действий диктатора, оказавшего столь значительное влияние на развитие нашей страны».

Автор конструирует образ Сталина преимущественно на основе архивных материалов, с осторожностью используя мемуарные свидетельства очевидцев — несмотря на то что они содержат яркие описания и сцены, способные вызвать интерес читателя, подобные источники могут быть недостоверными из-за неизбежной путаницы в именах и датах. Этот подход выгодно отличает книгу Хлевнюка от многих других биографий Сталина, основанных преимущественно на мемуарах.

Читать отрывок из книги о роли Сталина в поражениях и победах в Великой Отечественной войне

Елена Осокина, «Алхимия советской индустриализации: время Торгсина»

Книга доктора исторических наук Елены Осокиной содержит подробности повседневной жизни 1930-х годов — эпохи индустриализации, становления советской потребительской культуры, плановой экономики, дефицита и черного рынка. В голодные годы первых пятилеток пополнение государственной казны, которая была почти пуста, осуществлялось за счет магазинов «Торгсин», в которых советские граждане обменивали золото и валюту на муку, крупы и сахар.

Читать отрывок из книги о снабжении по карточкам, спецпайках группы «А» и голодных бунтах

Йохен Хелльбек, «Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев»

Книга «Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев» под редакцией профессора факультета истории Ратгерского университета Йохена Хелльбека позволяет понять, как советские граждане воспринимали Великую Отечественную войну и свою роль в ней, в какой мере их восприятие было результатом целенаправленной политической пропаганды и агитационной работы, а в какой опиралось на личный опыт.

Читать отрывок об интерпретациях Сталинградской битвы

Алексей Юрчак, «Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение»

Книга профессора Калифорнийского университета в Беркли посвящена позднему социализму, советской идеологии и культурным особенностям СССР. Она построена на воспоминаниях представителей позднесоветских поколений — людей, родившихся после 1954 года, которые ретроспективно анализировали свое отношение к политической системе. Обрабатывая эти свидетельства наряду с материалами официальной печати и городским фольклором, Юрчак показывает, как формировались речевые и поведенческие нормы советского человека.

Автоматизированные формулы языка советской политической риторики скрепляли советскую действительность через постоянное воспроизводство и ритуальное согласие. Они не требовали от носителей следовать идеологии — реальное политическое содержание высказываний стиралось, хотя моральные основания строя не подвергались сомнению. На этом фоне распространялись частные практики, не в полной мере соответствующие советской идеологии: увлечение самиздатом и научной фантастикой, поиск импортной одежды и пластинок, изучение иностранных языков, археология и туризм. Эти практики формировали то, что Юрчак называет «пространством вненаходимости». Советский человек чувствовал свою вненаходимость по отношению к политической системе и при этом осознавал ее незыблемость.

Читать главу из книги о сталинском метадискурсе, советской публицистике и идеологическом языке

Еще четыре книги от культуролога Оксаны Мороз

Анна Иванова, «Магазины „Березка“: парадоксы потребления в позднем СССР»

Книга раскрывает особенности теневой экономики позднего Советского Союза. Хотя торговля валютой была уголовно наказуема, а культ зарубежных товаров порицался в советской печати, существовали государственные магазины, в которых привилегированные группы населения в условиях дефицита могли приобрести импортную одежду и технику за валюту или ее заменители — сертификаты и чеки. Но на практике посетителями магазина часто становились не только дипломаты и артисты, выезжавшие за границу на гастроли, но также простые советские граждане, которые отваживались нелегально покупать валютные заменители за рубли. Книга основана на архивных документах, материалах советской прессы, а также воспоминаниях участников теневого рынка валюты.

Читать главу о заменителях валюты, спекулянтах и незаконных посетителях магазинов «Березка»

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration