Экипажи длительных экспедиций МКС, как правило, просыпаются по обычному будильнику: традиция подбирать музыку для пробуждения астронавтов и космонавтов осталась в прошлом. У каждого члена экипажа сегодня есть плеер с гигантским набором любимых композиций, а некоторые берут с собой музыкальные инструменты. Однако в архивах NASA можно обнаружить множество песен, под которые просыпались астронавты и космонавты разных времен и которые звучали на поверхности Луны.

Джемини-7, 12 и Аполлон-10, 17: Dean Martin — Houston (1965)

Песня «Houston», написанная Бартоном Ли Хезлвудом, впервые была исполнена в 1964 году Сэнфордом Кларком, но оставалась незамеченной до тех пор, пока ее не перезаписал Дин Мартин. Новая версия девять недель находилась в чарте Billboard Hot 100, но особую популярность она снискала среди астронавтов. Экипажи нескольких миссий просыпались под нее в последний день полета.

Герой песни в дырявых ботинках и с урчащим от голода животом скитается по чужому городу и постоянно терпит неудачи: то ветер унесет случайно найденный им на дороге доллар, то дождь польет. В общем, как иронизирует персонаж, ходячий блюз. Все это время он напевает: «Going back to Houston, Houston, Houston…» Как и незадачливый герой песни, астронавты лунной программы тоже сталкивались с разнообразными проблемами. Во время финального испытательного полета к Луне в рамках миссии «Аполлон-10» отслоилась алюминиевая облицовка туннеля между командным и лунным модулями. Частицы теплозащитного слоя из стекловаты начали распространяться по отсекам экипажа и проникать под костюмы и в дыхательные пути астронавтов, вызывая кашель, чихание и кожный зуд — мучения экипажа продолжались вплоть до момента посадки. Кроме того, возникли проблемы во время разделения командного и лунного модулей на орбите Луны: из-за производственного дефекта отказал клапан стравливания давления в этом же тоннеле. Давление удалось сбросить через разгерметизированный отсек экипажа лунного модуля, но оно все равно было избыточным. Из-за этого командный модуль сместился относительно лунного на несколько градусов, и от дальнейших испытаний двигателей системы ориентации лунного модуля пришлось отказаться.

Джемини-7: Сергей Рахманинов — Симфония № 2 ми минор (1906–1907)

Хьюстон отобрал для экипажа миссии «Джемини-7» как классические композиции, в числе которых была Рейнская симфония Роберта Шумана и Симфония № 2 Рахманинова, так и нечто более современное: песню «Try to Remember» из мюзикла «Фантастикс» 1960 года.

Аполлон-10, 11: Frank Sinatra — Fly Me to the Moon (1964)

Этот знаменитый джазовый стандарт в исполнении Фрэнка Синатры прочно ассоциируется с программой «Аполлон». Члены экипажа миссии «Аполлон-10» слушали ее во время облета Луны. Она также стала одной из первых композиций, прозвучавшей на другом небесном теле: после того как астронавт миссии «Аполлон-11» Базз Олдрин ступил на Луну, он включил ее на своем кассетном плеере. А Нил Армстронг выбрал в качестве личного саундтрека к высадке запись симфонии чешского композитора Антонина Дворжака «Из Нового Света».

Аполлон-11: Les Baxter — Music Out Of The Moon (1947)

Совместный альбом «Music Out Of The Moon» джазового пианиста и композитора Леса Бакстера и исполнителя на терменвоксе Сэмюэля Хоффмана, известного, в частности, по саундтреку к фильму «День, когда Земля остановилась» (1951), стал одной из первых попыток использовать терменвокс в популярной музыке. До конца 1940-х инструмент использовался в основном в академической и киномузыке. Нил Армстронг очень любил эту запись и взял ее в полет на Луну, но Хьюстон не оценил выбор астронавта, и, когда тот дослушал ее в кабине корабля, команда Центра управления полетами поблагодарила его за то, что он наконец выключил музыку.

Аполлон-11: Jonathan King — Everyone’s Gone to the Moon (1965)

По словам астронавта Майкла Коллинза, эта композиция тоже звучала в плеерах Армстронга и Олдрин во время их пребывания на Луне, но какая именно версия — не уточняется. Автор песни, британский певец Джонатан Кинг, записал ее в 1965 году, будучи студентом Кембриджа, но к моменту высадки на Луну в 1969 году ее успели исполнить Марлен Дитрих, британский дуэт Chad & Jeremy и американский дуэт Jan & Dean.

Аполлон-12: Ben Wills — San Antonio Rose (1939)

Эту композицию в стиле вестерн-свинг включил астронавт миссии «Аполлон-12» Пит Конрад, чтобы его коллега-техасец Алан Бин не так сильно тосковал по дому.

Когда Хьюстон высмеял «San Antonio Rose» («Пит, я же попросил хорошую музыку!»), астронавт не растерялся и включил еще один кантри-хит, на что с Земли заявили: «Пит, все люди здесь внизу чувствуют, что это даже не наполовину плохо… это полный кошмар». Астронавтам пришлось изрядно покопаться в запасах музыки, прежде чем они смогли удовлетворить вкусы коллег.

Аполлон-13: The 5th Dimension — Age of Aquarius (1969)

Следующая, печально известная миссия «Аполлон-13» отличилась любовью к ритм-энд-блюзу. Прямо перед знаменитым «Хьюстон, у нас проблема» экипаж провел телевизионную трансляцию, в которой они показали магнитофон, плывущий в невесомости под композицию «Willow Weep for Me». Астронавты заявили, что эта трансляция была бы неполной без песни «Age of Aquarius» американской ритм-энд-блюз группы The 5th Dimension. Они намекали на лунный модуль «Водолей», который через некоторое время стал для них спасательной шлюпкой. Взрыв кислородного бака оставил командный модуль «Одиссей» без электропитания, и о высадке на Луне речь уже не шла — все силы были брошены на спасение жизней астронавтов.

Аполлон-16: Гектор Берлиоз — «Фантастическая симфония» (1830)

Будучи поклонником классической музыки, астронавт Кеннет Маттингли взял с собой на Луну «Фантастическую симфонию» Берлиоза, потому что она казалась ему наиболее подходящей случаю.

Однако, судя по стенограммам миссии, Маттингли с удовольствием слушал «Розовую пантеру», кружа над Луной: некоторое время астронавт напевал привязчивый мотив и щелкал пальцами. В конце концов он заявил: «Ладно, „Розовая пантера“, тебе придется подождать» и вернулся к работе.

Аполлон-17: The Carpenters — We’ve Only Just Begun (1970)

Песня американского поп-дуэта The Carpenters «We’ve Only Just Begun» (англ. «Мы только начали») в плейлисте «Аполлона-17» намекала на то, что это была последняя лунная миссия.

Аполлон-15: Herb Alpert & The Tijuana Brass — Tijuana Taxi (1971)

На шестой день полета Хьюстон позвонил экипажу «Аполлона-15», спавшему в командном модуле: «„Индевор“, этим утром вам звонит планета Земля. Для начала немного бодрящей музыки».

Союз ТМ-7: Pink Floyd — Shine On You Crazy Diamond (1975)

Экипаж седьмого пилотируемого полета к российской космической станции «Мир» захватил с собой кассету со свежим двойным концертным альбомом Pink Floyd «Delicate Sound of Thunder» (1988) и включил ее на орбите. Это был единственный альбом группы, выпущенный фирмой «Мелодия» в СССР официально. Кассета была оставлена на станции.

Союз — Аполлон: Привет, радость (Hello, Darlin') (1975)

Русскоязычная версия песни «Hello, Darlin'» (1970) популярного американского кантри-исполнителя Конвея Твитти прозвучала в космосе 17 июля 1975 года, во время экспериментального полета «Аполлон» — «Союз» — первой совместной миссии СССР и Соединенных Штатов. Ее включили американские астронавты на борту корабля «Аполлон» для советских космонавтов Алексея Леонова и Валерия Кубасова, работавших на корабле «Союз». Этот момент транслировался на весь мир. Конвей Твитти работал над песней совместно с профессором лингвистики из Университета Оклахомы, чтобы воспроизвести русскоязычную фонетику как можно точнее.

В ходе миссии космонавтов дважды пытались разбудить песней Майи Кристалинской «Нежность», которая считалась любимой песней Юрия Гагарина. В первый день экипаж продолжил мирно спать, но вторая попытка все же увенчалась успехом.

STS-90: Bob Marley and the Wailers — Stir It Up (1973)

Трудно представить себе более подходящий момент для регги, чем утро в космосе: похоже, этим руководствовались составители плейлиста для экипажа STS-90. Песня Боба Марли разбудила астронавтов в последний день полета.

STS-107: William McCool’s Family — Hotel California (2003)

Семья командира экипажа STS-107 Уильяма Маккула записала кавер на песню The Eagles «Hotel California», который прозвучал на борту шаттла «Колумбия» на девятый день полета. Этот полет закончился трагично: 1 февраля 2003 года шаттл взорвался при входе в земную атмосферу, унеся жизни всех семерых членов экипажа. Причиной катастрофы стало разрушение наружного теплозащитного слоя на левом крыле челнока.

STS 110, 114: Where My Heart Will Take Me (Star Trek: Enterprise Main Theme)

При подборе космического плейлиста трудно удержаться от саундтреков к научно-фантастическим фильмам и сериалам. Тема из сериала Star Trek: Enterprise будила экипажи шаттлов «Дискавери» (STS-114) и «Атлантис» (STS-110). А экипаж STS-72 просыпался под темы из «Годзиллы», «Звездных войн» и Star Trek Next Generation. Трудно представить чувства человека, который просыпается под «Имперский марш» на борту космического корабля.

STS-58: R.E.M. — Shiny Happy People (1991)

В некоторых полетах шаттлов в 1990-х участвовали астронавты, увлеченные музыкой и играющие в группе Max Q — корпоративном ансамбле NASA. Специально для них подбирали песни из репертуара Max Q — каверы и пародии на разнообразные хиты. Однако и о популярной музыке не забывали, хотя, как признаются известные музыканты, они бы несколько изменили плейлисты. Moby в интервью заявлял, что включал бы астронавтам песню The Clash «I Fought the Law», сочинения Иоганна Себастьяна Баха и композиции Джими Хендрикса, а Дэвид Боуи, чьи песни неоднократно звучали в космосе, выбрал бы сочинение Стива Райха «Music for 18 Musicians».

Рекомендуем по этой теме:
7657
Как проходит день космонавта?

STS-100: Владимир Макаров — За туманом (1964)

В 1990-х годах Россия и США начали активное сотрудничество в космосе. Корабли «Союз» и шаттлы доставляли международные экипажи на космические станции — сначала на «Мир», затем на МКС — и возвращали их обратно на Землю. Во время полетов на шаттлах российских космонавтов подбирали их любимые песни. Для космонавта Юрия Лончакова (STS-100) включили знаменитую песню «За туманом», написанную ленинградским бардом Юрием Кукиным в 1964 году и ставшую неофициальным гимном туристов и геологов.

Песни «Плот» (1988) Юрия Лозы и «Чистые пруды» (1987) Игоря Талькова прозвучали на борту шаттла «Индевор» (STS-113), на котором возвращались на Землю участники 5-й экспедиции МКС Валерий Корзун и Сергей Трещёв.

STS-132: Muse — Supermassive Black Hole (2000)

Конечно, обойти группу Muse с их космической тематикой, навеянной прог-роком, астронавты не могли: 26 мая 2010 года «Supermassive Black Hole» разбудила экипаж миссии STS-132 по просьбе космонавта Кеннета Хэма.

STS-135: Coldplay — Don’t Panic (2000)

Под эту песню на двенадцатый день полета проснулись астронавты последней миссии по программе Space Shuttle. Она играла специально для астронавта Дуга Хёрли. Другая песня Coldplay «Viva la Vida» разбудила экипаж «Атлантиса» десятью днями ранее.