Фразеологизмы — важные лексические средства выразительности, которые регулярно воспроизводятся в речи. Они обладают внутренней образностью, которую тонко чувствуют носители языка, но иностранца это может поставить в тупик. Толкование актуального значения фразеологизмов, а также их внутренней формы, мотивирующей актуальное значение, и создание фразеологических словарей — необходимая и сложная задача, которую решают лингвисты и филологи.

Словосочетания наподобие «выбивать почву из-под ног» или «достать из-под земли» характеризуются регулярной воспроизводимостью в речи и идиоматичностью, то есть нерегулярностью семантики. Например, выражение «работать спустя рукава» по указанным критериям является фразеологизмом. В редких ситуациях это выражение используется в прямом значении: человек работает, не закатывая рукава рубашки. Однако чаще всего «спустя рукава» означает «плохо». В таком случае значение словосочетания «работать спустя рукава» идиоматично: его нельзя вывести из значения глагола «спустить» и из значения существительного «рукава» по регулярным правилам, поскольку такие правила отсутствуют в грамматике и не предусмотрены словарем.

Фразеологическая система представляет собой неопределенную область между грамматикой и словарем — двумя большими областями, из которых состоит языковая система. Грамматика — это правила сочетания слов, позволяющие из слов формировать словосочетания и предложения. Иными словами, грамматика относится к сфере регулярного, а словарь — это компендиум слов, которым сопоставлены определенные значения. В некотором понимании словарь представлен в виде ментального лексикона в сознании носителей языка, то есть это сфера нерегулярного знания. При использовании языка и порождении речевых форм носители языка обращаются и к словарю, и к грамматике. На границе между этими двумя феноменами возникают выражения, которые по своей структуре и составу должны изучаться скорее в сфере грамматики, потому что это не однословные выражения, а словосочетания, но при этом специальных правил для их порождения в грамматике нет, эти выражения фиксируются в словаре. В этой промежуточной зоне между грамматикой и словарем помещается фразеологическая система, в которую попадает множество различных феноменов языка и речи.

Рекомендуем по этой теме:
9708
Редупликация в русском языке

История изучения фразеологизмов

Исследование фразеологической системы как отдельное направление в науке о языке возникло в СССР в 50-х годах ХХ века. Его зарождение связано с именем советского лингвиста, академика Виктора Виноградова (1895–1969). Опираясь на труды известного швейцарского лингвиста Шарля Балли (1865–1947), одного из учеников Фердинанда де Соссюра (1857–1913), Виноградов сформулировал основные понятия фразеологии и дал первую классификацию фразеологизмов.

Аналогичные дисциплины стали возникать в странах, которые в советское время называли «странами народной демократии», прежде всего в ГДР. В настоящее время фразеология представлена практически во всех европейских странах, за исключением Великобритании: несмотря на существование англоязычного термина phraseology, в англо-саксонской лингвистической традиции фразеологизмы как таковые не изучаются. Из всего множества фразеологических единиц на материале английского языка чаще всего изучаются коллокации (collocations) — регулярно воспроизводимые словосочетания со слабой степенью идиоматичности.

Идиомы, коллокации и пословицы

Существуют различные классификации фразеологизмов. Согласно наиболее распространенной, центром фразеологической системы являются идиомы. Это регулярно воспроизводимые словосочетания с сильной степенью идиоматичности. Они существенно переосмыслены, имеют семантически непрозрачные компоненты, обладают существенной образной составляющей и так далее. Например, словосочетание «не видно ни зги» используется в современном русском языке в значении «ничего не видно». Нет грамматических и семантических правил, по которым значение этой формы можно было бы вычислить на регулярной основе.

На периферии фразеологической системы находятся менее идиоматичные типы фразеологизмов, значение которых вычислить легче. Одним из таких типов являются коллокации — фразеологизм, один из элементов которого используется в прямом значении, а второй семантически опустошен. Например, в коллокации «поставить вопрос» слово «вопрос» используется в прямом значении, а глагол «поставить» употребляется в семантически опустошенном значении «сделать». Это глагольная коллокация. В отличие от семантически полнозначных элементов, которые используются носителями по регулярным правилам, семантически опустошенные элементы уникальны и варьируются от языка к языку. Например, если по-русски говорят «решить проблему», то по-немецки — eine Entscheidung treffen, то есть «встретить решение», или eine Entscheidung ergreifen — «схватить решение». Носители английского языка используют в этих случаях форму to make a decision («сделать решение»). Примером неглагольной коллокации служит словосочетание «жгучий брюнет». Идиоматичность этого выражения заключается в том, что прилагательное «жгучий», обозначая сильную степень проявления цвета, сочетается только со словом «брюнет» — нельзя сказать «жгучий блондин».

Частью фразеологической системы являются и поговорки. Поговорки — это фразеологизмы со структурой предложения, которым свойственна идиоматичность. Например, поговоркой является выражение «поезд ушел», но не в значении «поезд тронулся с вокзала и идет в каком-либо направлении», а в значении «опоздание», «уже поздно что-либо делать».

Крылатые выражения

Крылатые выражения, или крылатые слова, не в полной мере являются лингвистической категорией. Впервые данный термин был использован в середине XIX века и принадлежит немецкому филологу Георгу Бюхману (1822–1884), который исследовал такие выражения в работе «Geflugelte Worte» (1864) — «Крылатые слова». Квалификация словосочетания как крылатого слова зависит от экстралингвистических знаний.

Например, строфа стихотворения «Вы здесь из искры раздували пламя — спасибо Вам, я греюсь у костра» из известной песни Юза Алешковского для многих будет представителем класса крылатых выражений. Действительно, в этом предложении сосредоточено много аллюзий, от понимания которых зависит, будет оно крылатым или нет.

Рекомендуем по этой теме:
11996
Насколько нам нужна грамматика?

«Раздуть из искры пламя» — это крылатое выражение. Во-первых, оно связано с Юзом Алешковским. Во-вторых, оно связано с выражением «из искры раздували пламя», что отсылает слушателя к знаменитой строке «Из искры возгорится пламя» из поэтического ответа Александра Одоевского на послание Александра Пушкина декабристам «Во глубине сибирских руд». В-третьих, это выражение Алешковского содержит аллюзию на революционную газету «Искра», созданную Владимиром Лениным. То есть в этой стихотворной строке — «спасибо Вам, я греюсь у костра» — сосредоточено много аллюзий. Эти слова будут крылатыми в том случае, если известен источник, есть понимание, к чему это относится; необходимо знать и Одоевского, и Пушкина, а также что одна из популярных большевистских газет называлась «Искра».

Выражение «а воз и ныне там» не будет крылатым для человека, если он не читал басню Ивана Крылова «Лебедь, Рак и Щука». То же справедливо для форм «лед тронулся, господа присяжные-заседатели» из «Двенадцати стульев» и «ключи от квартиры, где деньги лежат», «не делайте из еды культа» из «Золотого теленка» за авторством Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

Таким образом, выделение выражения в качестве крылатого слова субъективно и в значительной мере зависит от знаний носителя языка. Данная категория выделяется не на чисто лингвистических основаниях. Если выражение употребительно, то оно становится идиомой, частью фразеологической системы. Однако многое из этого к фразеологии не относится, потому что не очень распространено и известно не всем: для кого-то соответствующая форма является фразеологизмом, а для кого-то — нет.

Происхождение фразеологизмов и их связь с культурой

Существование различных типов фразеологизмов объясняется культурной традицией. В русском языке множество фразеологизмов являются библейскими по происхождению. Такова, например, идиома «как тать в нощи». Во французской культурной традиции очень мало фразеологизмов, источником которых является Библия. Это связано с тем, что во французской культуре нет канонического перевода Библии: их существует более десятка, и каждый приход выбирает свой перевод как основной. Нет основания для выделения отдельных форм как фразеологизмов, потому что они употребительны только в конкретном, сравнительно небольшом сообществе верующих. В России же самый известный канонический перевод — синодальный перевод Библии, который стал источником большого количества фразеологизмов.

Мотивация некоторых фразеологизмов носит характер Volksetymologie — народной этимологии. Так, происхождение выражения «филькина грамота» часто связывается с Иваном Грозным: якобы он называл «филиппками» или «филькиными грамотами» письма, которые писал ему митрополит Филипп II в защиту угнетаемых царем людей. Есть веские основания полагать, что это неправда. Если исходить из того, что язык — это отражение народного сознания, а не сознания правителей, то письма, в которых митрополит Филипп II призывал к милосердию, не сохранятся в народном сознании как филькины грамоты. Согласно «Толковому словарю живого великорусского языка» Владимира Даля, в диалектах русского языка филькой часто называется человек, не имеющий образования, поэтому филькина грамота — это письмо, написанное необразованным человеком. Причем это выражение, по разным данным, фиксируется сравнительно поздно — в начале ХХ века. Становится очевидно, что никаких серьезных коннотаций с Иваном Грозным нет.

Известно, что большое количество фразеологизмов русского языка заимствованы из французского, часто с серьезными изменениями. Это объясняется сильным культурным влиянием Франции на культуру России в XIX веке. Существуют докторские диссертации, в которых исследуется эта обширная область. Например, фразеологизм «быть не в своей тарелке» — это по происхождению перевод французского выражения ne pas être dans son assiette. Еще один фразеологизм французского происхождения — «аппетит приходит во время еды» — перевод выражения L’appetit vient en mangeant.

Вероятно, из греческого заимствована пословица «рука руку моет», по-латыни она выглядит следующим образом: manus manum lavat. Поговорка «поезд ушел», скорее всего, русская и не является заимствованием. Однако неизвестно, когда она появилась, и сложно прогнозировать, уйдет она из языка или останется. О происхождении многих фразеологизмов ничего не известно. Например, неясны условия формирования идиомы «ни зги не видно».

Фразеологическая система более динамична, чем сфера отдельных слов, в ней происходят активные разнонаправленные процессы. Многие формы появились недавно. Например, выражение «по жизни» широко употреблялось в 1990-е, но сейчас оно практически не используется. Новые фразеологизмы заимствуются частично из сферы жаргона, некоторые возвращаются из прошлого. Так, выражение «по цене чугунного моста», широко распространенное в XIX веке, в ХХ веке почти не употреблялось, но сейчас опять активно используется. При этом многие люди, употребляющие сегодня эту форму, не могут ее точно интерпретировать, объяснить, почему чугунный мост дорогой. По неизвестным причинам выражения сначала приобретают устойчивость, а затем ее теряют, и это происходит очень динамично.

Проблемы изучения фразеологизмов

Исследование фразеологизмов осложнено рядом проблем. Первая из них — создание исчерпывающего списка фразеологизмов. Это достижимая задача, например, для лексической системы современного русского языка: можно посмотреть имеющиеся корпусы текстов, издания, составить словники, определить частоты, отобрать те слова, которые используются с достаточной частотой, и таким образом получить базу для исследования. Но для фразеологизмов на данном этапе развития науки это сделать невозможно. В отличие от лексики, регулярность употребления в дискурсе мало что дает. Например, выражение «звонить по телефону», согласно Национальному корпусу русского языка, более частотно, чем многие идиомы и фразеологизмы, однако оно не входит в сферу фразеологии. Таким образом, необходимо смотреть, насколько идиоматично словосочетание и насколько это фиксируется в употреблениях.

Рекомендуем по этой теме:
5359
Как в речи изменяются звуки?

Еще одна очень важная проблема, затрудняющая изучение фразеологизмов, — наличие у них очевидной внутренней формы. Внутренняя форма — это образ, который мотивирует значение. В выражениях «закатать рукава» или «работать спустя рукава» есть яркий образ: когда человек закатывает рукава, он освобождает руки, чтобы ему было удобнее работать, а когда он спускает рукава, то работать ему становится затруднительно, потому что они будут ему мешать. Образ присутствует во многих фразеологизмах. Например, «поезд ушел», «взять под белые руки», «с дуба рухнул» или «спрыгнул с ума» — да так проворно, как в произведении Александра Грибоедова «Горе от ума». Все эти выражения содержат образную составляющую, но для ее отражения в современной семантике нет достаточно адекватных способов, хотя носители языка чувствуют этот образ, часто играют с ним, актуализуют в определенном контексте. «Все запретные плоды демократизации мы уже не только съели, но и уже переварили» — это типичный пример того, как носитель языка играет с внутренней формой идиомы «запретный плод». Носитель русского языка очень хорошо чувствует внутренние формы фразеологизмов, но их отражение в словарном толковании представляет довольно сложную теоретическую проблему. В одном из наиболее известных фразеологических словарей русского языка под редакцией Александра Молоткова эти важные части значения не интерпретируются, не определяются и никак не квалифицируются.

Один из проектов, который ведется в Институте русского языка имени В. В. Виноградова РАН, посвящен описанию семантики фразеологизмов и включает в себя описание внутренней формы. Толкование внутренних форм содержится в «Академическом словаре русской фразеологии», который в последнем издании содержит около 4000 единиц. Однако данный словарь не исчерпывает всей фразеологии русского языка и носит экспериментальный характер. То есть пока не существует устойчивой традиции словарного описания внутренней формы фразеологизмов.