В Год музыки Великобритании и России 2019 мы вместе с Посольством Великобритании в Москве рассказываем о том, как музыка влияет на наши эмоции, помогает ли она справиться со стрессом и почему звуки застревают у нас в голове.

На вопрос, почему некоторые прилипчивые мелодии постоянно крутятся у нас в голове, очень сложно ответить даже после нескольких лет исследований. Полного ответа на него до сих пор нет. Некоторые полагают, что это явление встречается все чаще и чаще из-за того, что сейчас мы слышим намного больше музыки, чем сто лет назад, — в телефонах, общественных местах, в радио- и телепередачах. Мы впитываем и запоминаем много мелодий. Возможно, навязчивые мелодии — это отражение того, что у нас в памяти лежит много музыки.

Можно возразить: мы же постоянно слышим речь людей, но она у нас не заедает. Так что навязчивость — это специфичное для музыки явление. Скорее всего, оно связано с присущим музыке повторением: если вы проанализируете разные мелодии, вы увидите отдельные ноты, интервалы или мелодические рисунки, которые появляются снова и снова. Сложно найти звуковые стимулы, в которых было бы столько же повторений, сколько есть в музыке. Возможно, из-за этого свойства именно музыка, а не другие звуковые стимулы может застревать у нас в голове.

Разумеется, навязчивой становится не любая часть мелодии, а хук (от англ. hook — «‎крюк»‎) — та ее часть, которая особенно цепляет слушателя. Как правило, это самые повторяющиеся фрагменты мелодии, запоминающийся тембр голоса или необычный ритмический рисунок. Мы проанализировали набор мелодий, которые часто называют прилипчивыми, и сравнили их с контрольными мелодиями, рассчитанными на популярность и успешность в чартах. Оказалось, что в навязчивых мелодиях найдена золотая середина: они одновременно предсказуемые, но небанальные и при этом обладают какой-то интересной особенностью.

Рекомендуем по этой теме:
14760
Музыкальная память

Было бы интересно узнать, есть ли у навязчивых мелодий какое-то назначение, какая-то польза, или они просто иллюстрируют тот факт, что музыка окружает нас постоянно и иногда что-то вызывает у нас воспоминание о какой-то мелодии. Музыка может привязываться, когда человек пребывает в определенном состоянии сознания. Вот два примера экстремальных ситуаций, вопросов жизни и смерти, когда музыка сама собой приходит на ум. Оливер Сакс в книге «Нога как точка опоры» рассказывает о том, как он когда-то упал со склона горы в Норвегии: совершенно беспомощный, он лежал со сломанной ногой. Солнце садилось, и рядом не было никого, кто мог бы ему помочь. И тогда он подумал: «Если я не спущусь с горы как можно скорее, я умру». Он чувствовал, что теряет сознание, и тогда ему на помощь пришла музыка — очень яркий музыкальный образ, с помощью которого он задал себе ритм движений и съехал с горы. Музыка, которая возникала в его голове, стала его движущей силой и помогла ему спуститься.

А в книге «Касаясь пустоты» рассказывается история альпиниста Джо Симпсона, который получил тяжелую травму во время восхождения на вершину с товарищем. Тогда у него в голове застряла песня Brown Girl In The Ring, и он подумал: «Я ненавижу эту песню, но теперь умру под Boney M». Это совсем не та песня, которую Симпсон хотел бы слышать в подобной обстановке.

Случай с Симпсоном показывает, как мало мы контролируем этот процесс: если бы альпинист мог на него повлиять, он бы выбрал ту песню, которая ему нравится. Возможно, музыка в голове может влиять на наш уровень активации, то есть на уровень возбуждения и то, с какой силой и энергией человек реагирует на внешние воздействия. Конечно, это довольно умозрительно, поскольку подобная выборка нерепрезентативна. Тем не менее эти примеры могут иллюстрировать роль музыки в модулировании нашего настроения и активации. Это похоже на то, как мы используем музыку в обычной жизни: мы выбираем такую музыку, которая либо соответствует нашему уровню активности, либо меняет его. Было бы интересно пристальнее изучить этот вопрос в будущем.