Теория разума — это повсеместная человеческая способность, о существовании которой мы даже не подозревали, пока не принялись изучать аутизм. «Теория разума» в данном случае просто название, которое отсылает нас к человеческой способности понимать других людей, но не в рамках поведения, а в отношении их мыслей и чувств. Все, что происходит у нас в голове, конечно, невидимо, но мы строим теорию того, чем занят наш разум. Вот почему очень важно напоминать об аутизме, когда мы говорим о теории разума. Это не такая теория, как у философов, не явная теория — это интуиция.

Мы ведем себя так, словно знаем, что убеждения, желания и чувства, которые составляют нашу личность, позволяют предсказать, что мы будем делать дальше. Например, если Джон выходит из дома с зонтиком, это не потому, что сейчас идет дождь: возможно, дождь не идет, но Джон считает, что пойдет. Это никак не связано с положением дел в реальности — это связано с убеждениями. И мы считаем, что этого умения нет у людей с аутизмом, и отсюда происходит их неспосособность к двухстороннему взаимодействию с другими людьми: они не могут миллисекунду за миллисекундой отслеживать, что другой человек может чувствовать, знать или думать. Словно в нашем мозге есть невидимый GPS-навигатор, позволяющий перемещаться по социальному миру, в то время как мы сами этого даже не осознаём. А людям с аутизмом приходится использовать намного более громоздкую карту, что, соответственно, занимает больше времени. Подумайте сами: всем нравится, что в машинах есть навигатор, ведь он делает за нас часть работы и приводит в место назначения, и нам не приходится об этом думать.

Рекомендуем по этой теме:
Видео
21612 1397
Аутизм

Для теории разума придумали ужасное слово — ментализация. Мы можем ментализировать и тем самым предсказывать, что люди будут делать, и объяснять почему. Разумеется, ментализация дает людям возможность лгать — способность понять, знает ли собеседник что-то и можно ли вложить в его разум ложное убеждение, а затем отследить его. Это очень важный инструмент для наших социальных взаимодействий, который не всегда используется в благих целях. О людях с аутизмом говорят, что они не лгут и не понимают, почему обычные люди постоянно говорят неправду, ведь мы лжем, даже когда нет такой необходимости, — например, чтобы сделать человеку приятное, польстить. Все наши правила вежливости связаны с этой подсознательной программой ментализации, которая говорит нам: «Мы не хотим обидеть собеседника». Мы постоянно проверяем реакцию человека и видим, все ли мы правильно делаем и правильно ли его понимаем.

Это довольно заумная идея, так что многие говорят: «Это просто смешно! Как вы можете утверждать, что ментализация — особая способность, как слух или цветовое зрение?» Я думаю, что на самом деле это так и есть: способность распознавать невидимые психические состояния человека похожа на способность к цветовому зрению, а значит, у нее есть основа в мозге. Это удалось доказать при помощи методов нейровизуализации: мы попросили людей выполнить несколько заданий, требующих распознать психическое состояние другого человека, а затем сравнили их с аналогичными заданиями, в которых это не нужно. Пример такого задания — передвижение объектов: намерения и убеждения людей могут быть выражены в движениях, и вы сознательно интерпретируете их не как простую физическую причинно-следственную связь. Мы можем изучить реакции людей на просмотр видео, на чтение рассказов — для анализа происходящих в мозге процессов используются самые разные методы, и мы видим активацию конкретной сети участков головного мозга. Это действительно полноценная сеть, включающая лобные и височные области, и они великолепно связаны между собой в нормальном случае и хуже — в случаях аутизма. Так что для теории разума есть биологическое основание.

Рекомендуем по этой теме:
animate
Психология развития: как дети учатся понимать эмоции

Ментализация и теория разума изменили наше представление о развитии и эволюции человеческого разума. Один из вопросов, которые моментально приходят в голову во время разговора о теории разума, — откуда эволюционно происходит эта способность? Свойственна ли она только людям? Дальнейшая работа будет проходить именно в этой области, и уже сейчас есть исследования, которые проводились на очень умных птицах из семейства врановых: они прячут еду, и, если они знают, что другая птица за ними наблюдает, они возвращаются и перепрятывают ее в другое место. Это работа теории разума. Логично предположить, что это также работает и у других видов — будет очень интересно посмотреть, так ли это.

Но эта теория разума не затрагивает язык. Мы предполагаем, что у людей есть, возможно, две теории разума: автоматическая и другая, которая связана с языком и может использоваться для анализа собственного разума. Это еще одно направление, в котором нужно будет проводить дальнейшие исследования. Нужно будет установить, почему люди могут сознательно рефлексировать над тем, что они думают, хотят и чувствуют. Так что в этой области предстоит еще много работы. Важно понять, есть ли скрытая, автоматическая форма теории разума, есть ли она и у других животных и есть ли еще открытая, сознательная форма теории разума, а может быть, существуют и другие формы, которые еще не были найдены. Базируется ли открытая форма теории разума, которую развивает обычный ребенок, на ее скрытой форме или это совершенно независимая способность? Сегодня все это открытые вопросы.

Некоторые люди путают эмпатию и теорию разума, ментализацию: все звучит так, словно они как-то связаны. Тем не менее, изучая аутизм при помощи нейровизуализации, мы обнаружили, что это разные понятия. Несмотря на то что ментализировать — значит принимать во внимание эмоции или отслеживать их изменения, эмпатия — это иная способность, основанная на другой системе в мозге, работа которой немного похожа на инфекцию. Я чувствую то, что чувствуете вы, и, если вы смеетесь, я тоже немного буду смеяться. Возможно, я это не покажу, но с использованием небольших устройств, которые крепятся на лица испытуемых, мы установили, что в таком случае активизируются мышцы, связанные со смехом, и, когда кто-то другой смеется, вы сами готовы рассмеяться. Это автоматический механизм, первичная форма эмпатии, так что мы действительно чувствуем боль и радость других людей. Любопытно, что при аутизме эта способность обычно остается незатронутой, так что при данном расстройстве не все социальные навыки отсутствуют, нет только ментализации.

Рекомендуем по этой теме:
Журнал
Главы | Мозг и тело

Это перевод материала нашего англоязычного издания Serious Science. Послушать оригинальную версию лекции Уты Фрит можно по ссылке. За перевод благодарим Ирину Линеву.