Очень часто на наше восприятие информации влияет не только опыт, но и способ, которым мы привыкли работать с ней. Психологи предполагают, что люди справляются с решением зрительных задач на внимание лучше, если единицу восприятия укрупнить. Эффект превосходства слова заключается в том, что люди намного быстрее опознают буквы в словах, чем в бессмысленных наборах символов. Он был описан в конце XIX века американцем Джеймсом Маккином Кеттеллом, который стал первым в мире профессором психологии и оказал значительное влияние на становление психологии как науки. Во время прохождения стажировки в лаборатории известного немецкого врача Вильгельма Вундта он обнаружил, что «мы читаем (вслух, стараясь действовать как можно быстрее) не связанные друг с другом слова и буквы примерно в два раза медленнее, нежели слова, связанные в предложения, и буквы, связанные в слова».

Несколько позже Уолтер Пиллсбури опубликовал результаты экспериментов, в ходе которых демонстрировал испытуемым на очень короткое время слова с пропущенными, замененными или замаскированными буквами. Люди не замечали ошибок в словах либо не могли объяснить, где именно они были допущены. Из этого психолог сделал вывод, что люди стремятся построить образ целого слова, а не отдельных его элементов. В 1970-х годах это явление стали изучать на другой экспериментальной модели. Ученые сравнивали условия и эффективность опознания буквы в слове по сравнению с условиями, когда эта буква предъявлена одна. Оказалось, что в слове человек опознает букву гораздо эффективнее, чем по отдельности.

Многие попытки теоретически объяснить данный феномен основываются на том, что человеку знаком внешний вид слов и на основании своего опыта он реконструирует образ отдельных букв. Объяснение, которое предложили американские психологи Дэвид Румельхарт и Джеймс Макклелланд, основано на представлении человеческого познания как взаимодействия нескольких слоев простых элементов, которые связаны друг с другом и друг друга активируют. Они предположили, что отдельный слой элементов отвечает за опознание частей буквы, другой слой — за целые буквы, а третий слой распознает слова. Элементы этих слоев связаны с буквами, а буквы, в свою очередь, связаны со словами, в которые они входят. Когда мы видим слово, в котором одна буква замаскирована или скрыта, на помощь приходят другие буквы. Благодаря им активируется третий слой, отвечающий за распознание слов. Поэтому мы можем понять, что это было за слово, даже если в нем допущена ошибка.

Психологи продолжают изучать эффект превосходства слова, используя феномен мигания внимания. Если человек смотрит не мигая на ряд стремительно сменяющих друг друга объектов и его просят обнаружить и опознать два из них, он не может заметить второй, если его показывают меньше чем через полсекунды после первого, — за это время он не успевает обработать информацию о первом объекте. Мария Фаликман и ее коллеги из МГУ им. М. В. Ломоносова провели следующий эксперимент. Они показывали испытуемым строки из пяти символов, которые очень быстро сменяли друг друга. Среди них были ряды одинаковых цифр и ряды букв. Если буквы в ряду были разные, человек должен был назвать центральную, если одинаковые — букву, составляющую ряд. В ряду из разных букв встречались как случайные наборы, так и слова русского языка, а также псевдослова, построенные по законам языка, но не имеющие смысла. Положение строки с разными буквами варьировалось, но ее неизбежно показывали после строки с одинаковыми буквами. Кроме того, слова были подобраны таким образом, что при замене центральной буквы получается другое осмысленное слово («булка — будка»). Выяснилось, что люди распознавали буквы в словах лучше, чем в составе неслов — эффекта мигания внимания в этом случае не наблюдалось. Более того, люди справлялись с задачей даже в том случае, когда им показывали псевдослова, — эффект мигания был редуцирован по сравнению с несловами.

Рекомендуем по этой теме:
22060
5 нарушений восприятия

Таким образом, исследователи выявили эффект превосходства псевдослова. Но этот феномен нестабилен. Если в первом случае внимание испытуемых специально фокусировали в центре экрана, на зрительном объекте, то в другом эксперименте исследователи, наоборот, отвлекали участников от зрительного стимула, указывая перед демонстрацией неверное местоположение рядов символов на экране. И в этом случае люди воспринимали псевдослово как случайный набор букв.

Наше восприятие зависит от того, как мы работаем с информацией: если попросить человека читать слова, он сможет распознать быстро летящие перед его глазами буквы, даже если они слово не образуют, но если попросить его назвать как можно больше букв, то он не увидит слово и, более того, из-за феномена мигания внимания пропустит часть символов.