Почему одни ученые делают академическую карьеру, легко получают работу в хороших университетах и поднимаются вверх по лестнице позиций, в то время как другие находят работу во второсортных вузах, а то и вовсе остаются без места в академическом мире? Отражает ли разница академической судьбы различие в таланте, удачу или результат неравных стартовых условий? Этот по понятным причинам живо волнующий ученых вопрос дал толчок для значительного числа исследований академических рынков. Ниже представлен обзор подобных исследований, посвященных тщательнее всего изученному рынку ученого труда в США.

I. Особенности академического найма

Рекомендуем по этой теме:
3480
Академические рынки
В первой половине XX века десять самых престижных университетов были основными поставщиками новых претендентов на рынок труда. Со временем огромные финансовые вливания в науку дали возможность открыть новые аспирантские программы в университетах, которые никогда не входили в десять лучших мест для получения степени. Академический рынок тем самым с каждым годом становился все более разнообразным, так как поисками первой позиции озаботились как выпускники самых престижных аспирантур, так и выпускники новообразованных программ. Это позволило заняться эмпирической проверкой гипотез о весе разных факторов, определяющих успех в поиске первой позиции.

Первая и, возможно, самая известная работа об академическом найме «Academic Marketplace» вышла в 1958 году. Ее авторы, опираясь на несколько десятков интервью, детально описали, как университеты нанимают новых преподавателей. Главное, что интересовало Каплоу и Макги, — это роль научных достижений. Оказалось, что эта роль невелика по сравнению с тем, какое значение имеет престиж департамента, где претендент получил степень. Главный их вывод звучал так:

К сожалению, как мы увидели, первоначальный выбор аспирантуры оставляет несмываемую метку на карьере студента. Во многих дисциплинах люди, которые прошли обучение в малозначительных университетах, почти не имеют никаких шансов достичь известности. Даже в тех дисциплинах, где распределение профессиональных наград не контролируется целиком небольшим кругом департаментов, препятствие в виде происхождения из департамента низкого престижа едва ли можно полностью преодолеть (Caplow and McGee 1959: 225).

Количественные исследования подтвердили то, о чем говорили в интервью профессора: престиж департамента, присвоившего степень, является самым важным фактором для предсказания престижа департамента, который стал первым местом работы свежего Ph.D. Этот неизменный для последних пятидесяти лет результат будет наблюдаться и в случае социальных, и в случае естественных наук: физики, химии, математики и биологии.

Caplow, Theodore and Reece J. McGee. 1959. The Academic Marketplace. New York: Basic Books.

Hargens, Lowell L. and Warren Hagstrom. 1967. «Sponsored and contest mobility of American academic scientists.» Sociology of Education 40:24–38.

Baldi, Stephane. 1995. «Prestige determinants of first academic job for new sociology PhDs 1985–1992.» Sociological Quarterly 36:777–89.

Han, Shin-Kap. 2003. «Tribal regimes in academia: a comparative analysis of market structure across disciplines.» Social Networks 25:251–280.

II. Престиж и селекция

Почему престиж степени имеет такое значение? Возможно, ответ кроется в том, что лучшие аспирантуры отбирают самых способных студентов. В этом случае престиж степени действует как промежуточная переменная между способностями индивидов и престижем места их работы: самые способные студенты попадают в лучшие аспирантские школы, а после их окончания находят себе позиции в лучших университетах.

Предположим, что о способностях студентов можно судить по уровню бакалавриата: чем разборчивее бакалавриат в том, кого принять, тем более способные студенты там учатся. Если верна гипотеза о способности департамента принять на Ph.D. лучших студентов, то при статистическом контроле по престижу аспирантуры связь между селективностью бакалавриата и престижем первой позиции должна сильно уменьшиться или вовсе исчезнуть. Академический здравый смысл при этом предполагает, что престиж может оказаться переменной, играющей важную самостоятельную роль, в случае «мягких» социальных и гуманитарных наук. Более «жесткие» науки с высоким уровнем консенсуса способны установить общепринятые стандарты научной деятельности, которые помогают еще в бакалавриате распознать научные способности.

Однако регрессии, которые проводились отдельно для политической науки и для физики, химии и математики, показали, что во всех случаях влияние селективности бакалавриата оказывает независимое, пусть и небольшое, влияние на престиж департамента, в котором была получена позиция. Селекция студентов в бакалавриат происходит не самым идеальным образом даже в случае наук вроде физики или химии: способные студенты вовсе не обязательно попадают только в самые престижные аспирантуры, выпускники которых тем не менее имеют значительные преимущества при выходе на рынок труда.

Hargens, Lowell L. and Warren Hagstrom. 1982. «Scientific consensus and academic status attainment patterns.» Sociology of Education 55:183–96.

Baldi, Stephane. 1995. «Prestige determinants of first academic job for new sociology PhDs 1985–1992.» Sociological Quarterly 36:777–89.

Рекомендуем по этой теме:
10593
FAQ: Академические профессии

III. Главные факторы престижа

Справедливость суждений о том, что значение престижа степени связано лишь с тем, что хорошие департаменты привлекают хороших аспирантов, можно проверить и по-другому: посмотреть на научные достижения выпускников аспирантур спустя некоторое время, достаточное для того, чтобы появились научные результаты. Тогда стоит ожидать, что обладатели престижных степеней с большей вероятностью окажутся хорошими исследователями. Регрессионные модели с их возможностями контроля разных факторов позволяют проверить, насколько верна гипотеза о том, что репутация департамента, который выдал степень, определяет последующие научные успехи выпускников.

Исследователи обнаружили, что престиж степени является не самым значимым фактором. Ранняя продуктивность, еще до получения первой позиции, позволяет наилучшим образом предсказать, как часто в будущем преподаватели будут писать статьи и книги. Еще более важным эффектом оказывается профессиональная среда. Исследования показали, что по сравнению с прежней средой, где человек получил степень, новая среда, в которую он попадает, оказывает более существенное влияние на его последующую продуктивность. В этом смысле университет, где продолжается академическая карьера, играет большую роль, чем университет, который готовил его к этой карьере.

Продуктивность является следствием, а не причиной получения хорошей работы. Новая среда делает одних более продуктивными, тогда как другие начинают терять все заложенные прежней средой преимущества, если оказались не в том месте. Для этого есть много причин. Более престижный департамент в исследовательском университете предлагает профессорам более низкую учебную нагрузку, больше ресурсов для проведения исследований, более стимулирующую атмосферу — ежедневные соприкосновения с талантливыми коллегами и мотивированными аспирантами.

Crane, Diana. 1970. «The academic marketplace revisited.» American Journal of Sociology 75:953–64.

Long, J. Scott. 1978. «Productivity and academic position in the scientific career.» American Sociological Review 43:889–908.

Allison, Paul and J. Scott Long. 1990. «Departmental effects on scientific productivity.» American Sociological Review 55:469–478.

IV. Стратегии университетов

Почему же тогда престиж степени имеет такое значение при найме? Ответ на этот вопрос может лежать в плоскости, не связанной с предсказанием исследовательской продуктивности. Людей нанимают из-за их репутации, а не из-за того, на чем она предположительно основывается. Департаменты заинтересованы в том, как с помощью найма улучшить свою репутацию. Выбор должен быть сделан так, чтобы за пределами университета было ясно, что кандидат из числа самых достойных. На этом сосредоточены помыслы и преподавателей департамента, и вышестоящей администрации, которая может одобрить его решение, а может и наложить вето.

Престиж степени позволяет легко продемонстрировать, что департамент делает выбор в пользу самых лучших выпускников. Академический найм становится символом, указывающим на статус департамента. Если построить иерархию престижа департаментов на основании наблюдений за академическим наймом и сравнить ее с репутационным рейтингом, то различий между двумя иерархиями найдется не очень много.

Академический найм мы можем рассматривать как знак почтения, который департамент отдает другому департаменту, когда нанимает его выпускников, и который он может получить, если другие департаменты, в свою очередь, будут нанимать его выпускников. Особенное место в статусной организации занимают те университеты, которые не только нанимают выпускников лучших аспирантур, но и производят обладателей степеней, способных затем найти позицию в престижных местах. Многим другим департаментам это не удается. Они нанимают хороших выпускников, но сами редко производят тех, кто получает позиции в университетах первой пятерки. Стратегия таких университетов — улучшить свое положение с помощью найма из более престижных мест, чем сам университет.

Обычно хороших выпускников так много, что часть из них в любом случае вынуждены принять предложения из менее престижных мест. Структура рынка неизбежно приводит большинство обладателей степени Ph.D даже из самых хороших университетов к нисходящей мобильности. Границы почти непроницаемы вверх, однако легко проницаемы вниз: выпускники более престижных аспирантур чаще всего получают работу в менее престижном департаменте, чем тот, где они получили степень. Значительные усилия необходимы хотя бы для того, чтобы остаться на начальном уровне престижа.

Weakliem, David, Gordon Gauchat, and Bradley R. E. Wright. 2012. «Sociological stratification: change and continuity in the distribution of departmental prestige, 1965–2007.» American Sociologist 43:310–327.

Hanneman, Robert. 2001. «The prestige of PhD granting departments of sociology.» Connections 24:68–77.

V. Репутационные иерархии

Рекомендуем по этой теме:
7288
Точка зрения | Платные публикации
Департаменты хотят через найм улучшить свою репутацию, но разве репутация зависит не от научных достижений преподавателей? Согласно данным о современном состоянии академического рынка, совокупность объективных показателей научной деятельности (публикации, цитирования) объясняет только 30% вариации в рейтингах социологических департаментов. Если бы изменения в научной продуктивности имели решающее значение, то репутационные иерархии должны были бы оказаться достаточно гибкими.

Однако за три декады — с 1966 по 1992 год — позиции социологических департаментов в репутационных рейтингах почти не подверглись изменениям. Ни один из департаментов не сделал за это время головокружительной карьеры, добравшись до высшей категории distinguished, если в 1966 году он находился в низших категориях. Улучшения происходили, только если в начальной точке департаменты занимали более или менее видное положение и дальше смогли его несколько улучшить за несколько десятилетий или если они открывались в университетах с давней историей.

Keith, Bruce and Nicholas Babchuk. 1998. «The quest for institutional recognition: longitudinal analysis of scholarly productivity and academic prestige among sociology departments.» Social Forces 76:1495–1533.

Baldi, Stephane. 1994. «Changes in the stratification structure of sociology: 1964-1992.» American Sociologist 25:28–43.

Burris, Val. 2004. «The academic caste system: prestige hierarchies in Ph.D. exchange networks.» American Sociological Review 69:239–264.