Президенту Колумбии Хуану Мануэлю Сантосу присудили Нобелевскую премию мира в 2016 году за то, что он был инициатором процесса мирных переговоров с колумбийскими партизанами, которые вели военные действия против правительства на протяжении многих лет.

Переговоры между государством и руководителями герильи повстанцев происходили в истории Колумбии неоднократно. Почти каждый новый президент пытался начать процесс переговоров, но обычно они ничем не заканчивались, поскольку позиции партизан и правительства были слишком далеки друг от друга. И только Хуану Мануэлю Сантосу удалось довести переговоры до конца. Было достигнуто соглашение между представителями колумбийского правительства, которые вели переговоры, и повстанцами. В конце сентября 2016 года был подписан мирный договор, который подтверждал, что обе стороны выступают за мир и отказываются от дальнейших вооруженных действий друг против друга.



2 октября 2016 года в Колумбии прошел референдум об отношении граждан страны к подписанному документу. Договор не был поддержан большинством граждан страны, которые ожидали более сурового осуждения действий повстанцев. Однако 7 октября 2016 года президенту Колумбии Хуану Мануэлю Сантосу была вручена Нобелевская премия мира за многолетние усилия по прекращению в стране многолетней гражданской войны и за то, что он был инициатором мирного процесса.

Гражданская война в Колумбии

Существует много литературы, в которой затрагиваются процессы и причины гражданской войны в Колумбии. Среди российских авторов об этом писали Збигнев Владиславович Ивановский, Марина Львовна Чумакова и другие. Большинство авторов справедливо считали, что этот вооруженный конфликт будет сложно привести к мирному концу без больших потерь (по разным оценкам, за годы гражданской войны в Колумбии погибло более 200 тысяч человек).

Несмотря на горы литературы, посвященной гражданской войне в Колумбии, иногда бывает трудно понять, в чем же эта война состояла и кто против кого воевал. Колумбия — одна из немногих стран в Латинской Америке, где уже во второй половине XIX — начале XX века существовала довольно прочная двухпартийная политическая система, представленная либеральной и консервативной партиями. Эти политические партии были очень сильны, прочно контролировали государственную власть в важнейших регионах страны. Придя к власти, каждая из них меняла политический курс в интересах своих социально-экономических элит.

Однако значительная часть территории страны (горные регионы, тропическая сельва и так далее) контролировалась недостаточно, поскольку это было трудно осуществить. Сложная география Колумбии облегчала возможность незаконным вооруженным формированиям, действовавшим в стране, контролировать значительную ее часть. Это единственная страна в Латинской Америке, которая выходит сразу к двум океанам — к Тихому и Атлантическому. Длинная малоохраняемая береговая линия облегчала нелегальную транспортировку грузов. Географические особенности Колумбии облегчали возможность вести нелегальную морскую торговлю.

Война между правительством и партизанами уходит корнями в 1940-е годы, когда случился серьезный политический конфликт. Лидер левого движения Хорхе Гайтан был убит во время Панамериканской конференции в Боготе. Его последователи частично вступили в компартию, кто-то остался в составе Либеральной партии (Гайтан формально принадлежал к ее левому крылу). Сторонники Гайтана хотели отомстить за гибель своего лидера. Они были убеждены, что к его убийству были причастны консерваторы. Сторонники Гайтана, в том числе и симпатизировавшие ему колумбийские коммунисты, ушли в леса и стали создавать партизанские отряды.

В основе противостояния в Колумбии была извечная борьба бедных и богатых. Гайтан и его союзники на последнем этапе его политической деятельности, коммунисты, говорили о том, что Колумбия — страна бедная, потому что слой богатых и обеспеченных не занимается развитием ни промышленности, ни сельского хозяйства, ни культуры.



В течение длительного времени, 1960–1970-х годов, в Колумбии действовала особая политическая система, при которой формально сохранились выборы, но фактически у власти чередовались только либералы и консерваторы. Колумбия на определенных этапах сильно сближалась с Соединенными Штатами. Это одна из стран, которая чаще всего прибегала к помощи американцев напрямую, в основном чтобы бороться с торговлей наркотиками, которая получила особенно широкое развитие в этой стране в 1980–1990-е годы.

В отдаленных районах страны партизанские отряды продолжали существовать. И поскольку крушение мировой социалистической системы стало фактом, а международное коммунистическое движение в мире серьезно ослабло, левые партизаны в странах Латинской Америки были вынуждены искать новые источники финансирования. Они самостоятельно подключились к процветавшей в Колумбии наркоторговле — перевозили и охраняли грузы и так далее.

Южные регионы Колумбии климатически идеально подходят для выращивания коки. Представить какое-то сельскохозяйственное растение, которое давало бы такую же прибыль, просто невозможно. В 1990-е годы наркотрафик стал главной проблемой Колумбии. Фактически здесь переплелись две проблемы: наркотрафик и вооруженная борьба, которую левые партизаны продолжали в Колумбии.

При президенте Альваро Урибе (2002–2010) было много сделано, для того чтобы ослабить партизанские отряды. В 2000-е годы этот президент говорил о том, что никогда не подпишет мирное соглашение с партизанами. После того как правление Урибе завершилось, он в качестве политического завещания говорил о том, что нужно исключить всякую возможность каких-либо переговоров с партизанами.

После прихода в 2010 году к власти в Колумбии нового президента Хуана Мануэля Сантоса, который был ближайшим сподвижником Урибе, Сантос неожиданно сделал заявление о том, что переговоры с партизанами будут продолжены, поскольку страна не может находиться в состоянии перманентной войны. На переговоры он отводил несколько месяцев. В итоге текст мирного договора вырабатывался несколько лет. Мирный договор, который в итоге был подписан, требует от партизан сложить оружие, а в обмен на это они получают право вести легальную политическую деятельность.

Как уже было сказано выше, договор между представителями колумбийского правительства и представителями повстанцев был подписан, но колумбийцы этот договор не поддержали. На референдуме с целью утверждения договора гражданами он не набрал большинства голосов. По-видимому, сам факт того, что бывшие партизаны получили возможность создать партию и свободно участвовать в политическом процессе, оказался для многих граждан Колумбии неприемлемым (достаточно сказать, что повстанцы практиковали похищение людей с целью получения выкупа).

Что будет дальше

Хуан Мануэль Сантос заявил, что он не унывает из-за того, что большинство населения не поддержало договор правительства с повстанцами. Президент страны заявил, что переговоры будут продолжены, а договор будет доработан и улучшен. Люди левых взглядов в Колумбии готовы поддержать договор. Но в настоящий момент проблема в том, что граждане более умеренных взглядов — либеральных, консервативных, республиканских — сказали, что никогда не проголосуют за.