Преднамеренные изменения формы головы существует давно. И ученые уже с середины XIX века занимаются этой темой профессионально. Неудивительно, что исследования начались в тех странах, в которых больше распространены эти обычаи. Скажем, был очень популярный в испаноязычной литературе автор по фамилии Имбеллони. Ему принадлежит одна из самых ранних таких классификаций.

История деформаций

Искусственная деформация головы очень распространенное явление в некоторых странах Южной Америки, прежде всего у древних индейцев, которые населяли такие страны, как Перу и Чили. В Мезоамерике деформация тоже встречается. Это воздействие было очень разнообразным, иногда приводило к радикальным изменениям формы головы. То есть если у нас с вами форма головы округлая и имеет плавные очертания, то преднамеренное воздействие на пластичную голову ребенка иногда приводило в окончательном варианте к появлению голов в виде тыквы, то есть очень удлиненных форм. В самом начале XX века специалисты, которые изучали уже старый континент, обращают внимание на распространение этих обычаев у древнего населения Евразии. И конечно, если говорить о предшественниках, нельзя не назвать такого замечательного ученого, археолога и антрополога Жирова. Это ученый, который жил в Ленинграде и погиб во время блокады. Его работы до сих пор вполне востребованы и цитируются. Он предложил адаптацию классификации Имбеллони к отечественным материалам, с территории Советского Союза. И мы пользуемся его классификацией искусственных деформаций головы.

В классификациях Имбеллони и Жирова описываются разные формы головы, которые достигаются в конечном итоге. Это может быть кольцевая или лобно-затылочная деформация. Разные названия типов деформации у наших и зарубежных авторов отражают попытки описать формы последствия этого воздействия. С чем вообще связана возможность деформации? Мы все знаем, что дети рождаются с незаросшими родничками, существуют швы, которые пронизывают череп человека. Наша голова в процессе своего развития состоит из отдельных костей, которые потом срастаются. У взрослых людей все эти швы окончательно облитерированы, никаких отверстий нет, и эта форма становится окончательной, она не меняется у взрослого человека. Но у маленьких детей существует такой короткий период, когда при механическом воздействии на голову форма может поменяться.

Так получается, что многие люди в древности и, наверное, еще, может быть, в каких-то таких этнических удаленных группах, которые придерживаются традиционной культуры, скажем, на Африканском континенте, до сих пор практикуют такое воздействие. Что они делают? Иногда ребенку очень туго могут запеленать голову и в таком виде оставляют на несколько лет. Может быть, меняя повязки, но не убирая это механическое воздействие. Иногда даже привязывали специальные дощечки.

Наверное, этот обычай осуществляли прежде всего женщины, потому что все-таки они больше имеют отношение к младенцам, маленьким детям. И, очевидно, существовали такие люди, которые точно знали, как достичь нужного эффекта, потому что это очень непрогнозируемый процесс, если это будет делать человек без определенной подготовки. Если мы говорим о разных культурах древности, то возникает такое впечатление, что в некоторых традициях, там, где это было принято, существовал какой-то культурный канон. Это была не просто мода. Это было такое действие, которое производилось, чтобы приобщить маленького человека в какой-то необходимый момент к ценностям всего племени. В психологии и социологии есть категория противопоставления людей на своих и чужих. И это разграничение постоянно проходит в разных древних культурах. Чтобы подчеркнуть принадлежность к определенному социуму, иногда определенной социальной страте, чаще всего элитарной, производились иногда даже калечащие процедуры.

Есть пример из раскопок Кушанского царства (это время, близкое к античному) на территории Афганистана: была раскопана могила очень богатой женщины. В ее погребении археологи нашли много золота, поэтому ее обычно называют царицей. Мы не знаем точно ее социального статуса, но понятно, что он был высок. Умерла она где-то в 20-летнем возрасте. И у этой молодой женщины была невероятно измененная форма головы, абсолютно в виде такой удлиненной тыквы. То есть понятно, что это был обычай, связанный с представительницами высшего социального слоя.

Есть такое впечатление, что некоторые радикальные формы деформации головы могли повлиять на характер человека, его поведение. Этот вопрос очень много обсуждался специалистами, в частности теми, кто проводил рентгеновские, радиологические исследования. В частности, оценивалось изменение формы турецкого седла. Поскольку антропологи имеют дело с черепами, мы не можем на физиологическом уровне прослеживать эти изменения, но по деформации костей можем судить, какие прилегающие зоны были затронуты.

Высказывались разные точки зрения. Некоторые специалисты говорили о том, что, как бы сильно ни изменялась форма головы, форма турецкого седла не меняется, основание черепа, как правило, остается консервативным. Это все-таки важная часть черепа, потому что там проходят многие кровеносные сосуды и нервы. Иначе при изменении турецкого седла человек был бы недееспособен. Но существует другая точка зрения: некоторые формы деформации вели к повышению агрессивности людей. В частности, сарматы достаточно широко практиковали как раз кольцевую форму деформации головы. И сарматы выступают как представители очень энергичного военизированного населения, для которого эмпирически доказано, что они были агрессивны, у них был очень высокий процент военного травматизма. И может быть, деформации головы даже провоцировали в каком-то смысле такую повышенную агрессивность. Хотя, с другой стороны, мы имеем примеры и абсолютно земледельческого населения, у которого аналогичное воздействие проводилось по отношению к женщинам. И вряд ли там шла речь о повышении агрессивности.

Общие представления и частные особенности

Общей теории для таких деформаций, как мне кажется, вообще не существует, когда мы разбираем очень протяженные во времени культурные традиции. Сейчас совершенно очевидно, что, действительно, были эпохи, какие-то культурные традиции и определенные географические места, где эти обычаи практиковались. Но в каждом случае причины были абсолютно специфичны, потому что, мне кажется, это опирается на какие-то уникальные религиозные представления.

Безусловно, у нас есть некие универсальные архетипические базовые представления, скажем, о ценности головы. Или во многих мифологических системах есть космогонические сюжеты о происхождении небесного свода. Очень часто это связывается — по крайней мере в индоевропейской традиции — с головой какого-то великана или какого-то волшебного существа, то есть это что-то общечеловеческое. Но, с другой стороны, есть локальное своеобразие. В каких-то культурных традициях это было необходимо применять для всех — и для мальчиков, и для девочек. В других культурных традициях подчеркивалась принадлежность, допустим, элитарному слою, а не какому-то более низкому, потому что, по-видимому, это очень важное трудоемкое воздействие, его заслуживал не каждый человек.

Рекомендуем по этой теме:

Если говорить о распространении этих обычаев, то они уходят очень глубоко. Самые древние в Евразии случаи связаны с эпохой неолита. Произошла неолитическая революция, которая называется так не потому, что она была связана с какими-то потрясениями социального характера, а потому, что произошло радикальное изменение образа жизни людей, то есть переход к производящему хозяйству, который затянулся на сотни и даже тысячи лет.

Эта история начинается в зоне Плодородного Полумесяца, куда входят такие современные страны, как Иран, Ирак, Сирия. Частично этот серп идет в Израиль. И другая территория, которая входит в этот регион, — это Анатолия, территория современной Турции. И там порядка 9000 лет назад возникают, по-видимому, обычаи деформировать головы детей. Причем очень часто, по-видимому, это делают женщинам.

Мы знаем, что эта культурная традиция ранних земледельцев связана с идеей плодородия. Человечество впервые становится оседлым, от образа жизни охотников и собирателей переходит к поселенческому образу жизни. Это сразу приводит к демографическим последствиям: очень много становится людей, больше рождается детей. И роль женщины совершенно другая в этом обществе. Характерно, что очень часто находят именно многочисленные следы деформации детей. Есть предположение, что многие из них были девочками, если речь идет о детских останках.

С распространением этих неолитических культур вместе с этими земледельцами приходят и скотоводы, и эти скотоводы расселяются в степном поясе Евразии. В эпоху бронзы уже у скотоводов специалисты находят тоже проявление такой радикальной деформации головы. Это период, скажем, III–II тысячелетия до нашей эры. Не повсеместно, но в некоторых группах это есть. Причем интересно, что у скотоводов головы деформируют, по-видимому, преимущественно мальчикам. То есть там другая роль мужчины. Это уже начинается какое-то патриархальное общество. Иногда встречаемость искусственных деформаций головы либо только у мужчин, либо только у женщин помогает нам воссоздать какие-то гендерные отношения, которые существовали 5000 лет назад.

Великое переселение народов

Сарматы расселяются очень широко, и для них это действительно была очень характерная традиция, особенно у поздних сарматов это было распространено. И примыкающая к ним культура, народ, который оставил очень яркий след в истории и уже в письменных источниках, — это аланы, по крайней мере у части которых эта традиция тоже была распространена очень широко.

И здесь мы уже переходим к значительно более позднему времени — это время Великого переселения народов. Начинается оно, условно говоря, во II веке до нашей эры (связано это и с климатическими изменениями прежде всего, и с вызванными ими политическими событиями) на северной границе Китая. В результате большие массы кочевого населения мигрируют в западном направлении, постепенно аккумулируют население, которое они встречают на своем пути, и этот процесс заканчивается в IV веке уже в Европе с появлением такого народа, как гунны, и того конгломерата племен, который они возглавляли. На своем пути гунны (или хунну) побывали еще и на такой территории, как Приаралье. Сейчас Аральское море пересохло, но в начале нашей эры и до VIII века это была обитаемая территория, северный отросток Великого шелкового пути. Существуют обширные антропологические данные, говорящие нам о распространении там искусственной деформации головы, которая достигала очень сильных проявлений. Эти деформации осуществлялись и для женщин, и для мужчин. Есть предположение, что группы людей, мигрировавшие дальше на Запад, распространили эту традицию.

Дальше мы видим появление этого обычая искусственной деформации головы в Центральной и Западной Европе, где до этого он не встречался. Существует очень мощная антропологическая научная школа в Венгрии. И как раз на примере тех волн мигрантов, которые в I тысячелетии приходят на венгерскую территорию, они выделяют искусственную деформацию головы, встречающуюся у сарматов, дошедших до этой территории, у гепидов (это уже, скорее всего, германское племя) и аланов. Дальше (опять же это известно благодаря летописцам, которые все это зафиксировали) представители этого варварского населения с востока достигают территории Франции. И там тоже при раскопках встречаются деформированные черепа. Они, по-видимому, связаны с бургундами. Бургунды — германское племя, но тем не менее у них этот обычай присутствует.

На территории самой Германии тоже описаны случаи искусственной деформации головы. Любопытную работу провел профессор Курт Альт. В Германии деформации встречены только у мужчин, причем, по-видимому, у мужчин одного поколения. А потом эта традиция резко прерывается, что отражает типичный пример мужской миграции. То есть на данную территорию приходит мужчина с деформированной головой. Он может быть каким-то выдающимся воином, человеком высокого социального статуса. Но даже если у него будет потомство, его жена не будет знать, как изменить голову их общего ребенка, как сохранить эту традицию.

По-видимому, традиция распространялась только тогда, когда вместе с мужчинами мигрировали и женщины, которые поддерживали этот обычай. И поэтому я предположила, что далеко не всегда, но в некоторых специфических случаях можно рассматривать распространение искусственной деформации головы как анализ митохондриальной ДНК, которая передается только по материнской линии, и тут влияние женщин-носительниц традиции ключевое.

Казалось бы, бургунды — германское племя, которое растворилось бесследно. Но и на средневековых изображениях, и даже в XIX веке было такое понятие, как бургундский чепчик, который был связан с серьезной формой сжимания головы ребенка. Если свежим взглядом посмотреть на некоторые портреты, висящие в Лувре, мы заметим такие необычные черты. Это традиция, которая нет-нет да и проявляет себя. Это если говорить о таких странах, считающихся уже оплотом европейской цивилизации. Если выйти за ее пределы, скажем в Африку, то там есть племена, которые до сих пор этой традиции придерживаются. Скорее всего, это Восточная Африка. Конечно, еще нужно отличать, если мы говорим о культурных традициях, которые приводят к модификации головы, мы должны говорить об обычае долго держать ребенка в колыбели. Дело в том, что если эта колыбель жесткая, твердая, скажем деревянная, и голова ребенка все время упирается в одно место, то возникает непреднамеренная деформация, которая называется бешик. Уплощенный затылок очень распространен среди современных народов Средней Азии.

Рекомендуем по этой теме:

Находки в Средней Азии и Крыму

Если говорить о Средней Азии, то во время Великой Отечественной войны Максим Григорьевич Левин, замечательный российский антрополог, был в Туркмении, и он оставил такое этнографическое свидетельство как раз тугого пеленания головы мальчиков и девочек у туркмен, которые жили 70 лет назад. Причем очень интересно, что мальчики носили эти плотные повязки до 5 лет. А девочкам снимали эти повязки только в подростковом возрасте. Там рано выходят замуж, поэтому считалось, что они уже невесты. Получается, это важный элемент инициации, то есть обряда перехода из одного состояния в другое. И мальчики достигают этой определенной зрелости, когда им нужно снять эти повязки, фактически в момент окончания первого периода детства. Даже антропологи фиксируют этот момент именно по биологическим показателям, потому что примерно в 6 лет у нас с вами сменяются зубы — прорезается вторая генерация зубов. И во многих обществах традиционной культуры этот момент отмечался очень важными посвятительными обрядами. В некоторых культурных традициях дети меняли имя. То есть они приобщались опять же к ценностям общества. В тот момент у того туркменского племени, которое изучал Левин, мальчики достигали этого приобщения к ценностям племени в 6 лет, а девочки уже в 12 лет. Любопытный такой момент, в общем-то, совсем недавний.

Подобными практиками можно назвать пеленание стоп у китайцев. Но здесь присутствует и своеобразный канон красоты. Мне кажется, еще влияет и противопоставление мужского и женского, и выделение женщин высокого социального статуса. Потому что, безусловно, пеленание ограничивает подвижность и работоспособность. Если говорить о других частях тела, то, наверное, нельзя не упомянуть такой обычай, как ампутация мизинцев. Были и такие случаи. И они подтверждаются антропологически. Буквально год назад, в начале 2015 года, мы с коллегами опубликовали новое исследование давно известных и ранее изучавшихся материалов из крымского грота Мурзак-Коба. Это парное захоронение мужчины и женщины эпохи мезолита, то есть среднего каменного века. Первоначально грот было раскопан до Второй мировой войны. И первый раз он описан известным ленинградским рентгенологом и антропологом Дмитрием Герасимовичем Рохлиным в 1965 году.

Мы провели повторные радиологические исследования при помощи современного цифрового рентгеновского оборудования. Особое внимание привлекли повреждения, встреченные на женском скелете. В одной могиле были похоронены взрослые мужчины и женщина. Возможно, муж и жена. Жили они много тысяч лет назад, но скелеты сохранились очень хорошо, в том числе скелеты кисти. И фаланги мизинцев на двух руках у женщины несут следы ампутации, причем прижизненной, со следами заживления. Мало того, повторное обследование черепа этой женщины показало, что на нем был поверхностный шрам в затылочной части, он был скрыт под волосами, появился за несколько лет до смерти. И это повреждение было нами интерпретировано как символическая трепанация — особый вариант шрамирования. Мы предположили, что на протяжении своей жизни эта женщина прошла как минимум два обряда посвящения. И в момент каждого из этих обрядов она перенесла очень болезненную процедуру, но, по-видимому, очень важную, чтобы приобщиться к тем религиозным ценностям, которые были у этого племени.

В какой-то момент, возможно при инициации, когда она была подростком, могли сделать трепанацию, и рана хорошо зажила, никаких осложнений не было. И позднее, скорее всего, когда она вышла замуж, ей были частично ампутированы мизинцы. Эти данные хорошо согласуются с теми наскальными изображениями в пещерах, которые были уже много лет назад описаны специалистами по первобытному искусству. Там часто бывают отпечатки рук. Иногда они без фаланг пальцев. То есть антропологами были обнаружены свидетельства аналогичного обряда.