28 сентября 2015 года Национальное американское космическое агентство объявило о доказательстве наличия на Марсе воды в жидкой форме. Мы попросили прокомментировать эту новость эколога, кандидата биологических наук Егора Задереева.

Что произошло

Мы можем по-разному взглянуть на эту новость. С точки зрения рационального скептика, ничего нового и глобального НАСА не нашло. Можно сказать, что в этот раз стопроцентно подтвердили, что на Марсе при определенных условиях — соленость, температура, давление — вода переходит в жидкое состояние. Мы знали до этого, что на Марсе есть вода в виде льда (твердое состояние) и в виде пара (газообразное состояние).

Перхлораты, следы которых на поверхности Марса обнаружили исследователи НАСА, — это соединения соли хлорной кислоты с разными металлами. Когда они гидратируются, то есть намокают, вода может существовать и при очень низкой температуре. Когда температура поднимается выше, чем -23 градуса, происходит гидратирование, или намокание перхлоратов в таком гиперсоленом виде. Эта мокрая текучая соль стекает со склонов на поверхности Марса и оставляет следы — русла рек на склонах холмов.

Предыстория

По разным данным перхлораты находили на Марсе довольно давно, теоретические расчеты показывали, что вода должна переходить в жидкое состояние при определенных температурах и концентрациях солей в воде. Сейчас мы получили очередное подтверждение, теперь уже практическое. Спектрометры зарегистрировали гидратированные минералы, то есть мокрые минералы, а значит, на Марсе, по крайней мере сезонно, есть вода в жидком состоянии.

Перспективы

Это важно с нескольких точек зрения. Первое: мы ищем условия, при которых может существовать жизнь. Белковая жизнь, которую мы ищем, может существовать в крайне маленьком диапазоне условий, и даже Марс, который по галактическим масштабам находится к нам достаточно близко, этим условиям практически не удовлетворяет. Мы ищем эту тоненькую дельту, на каком расстоянии должна быть планета от звезды, какое количество тепла должна получать и так далее. В этом смысле у нас недалеко есть контрольный пример. Теперь мы понимаем, что наша задача поиска экзопланет еще больше усложняется.

С другой стороны, перхлораты в принципе очень токсичны: это соединения хлорной кислоты. Но на Земле есть бактерии, которые могут жить при низких концентрациях перхлоратов. Конечно же, эти бактерии, помещенные сейчас в гидрораствор перхлората на Марсе, не смогут выжить. Но у нас появилось пространство для фантазии: используя те цепочки метаболизма, те их молекулы и особенности биохимического цикла, мы сконструируем бактерии, которые смогут жить при таких условиях. В этом фантастическом варианте мы получим стартовый материал для терраморфинга Марса.

Есть еще один фактор, который должны изучать социологи или психологи, — волна интереса к Марсу. Идеи экономики XIX века о том, что человек — существо рациональное, делает экономические или иные поступки, основываясь на таком строгом рационализме, давно уже в прошлом. Человек — существо нерациональное, и ему зачастую важны идейные стимулы. Сейчас поворот интереса к Марсу в обществе наблюдается по многим фронтам, и это событие еще один кирпичик, который, может быть, породит научный энтузиазм и приведет к увеличенному финансированию и просто интересу исследователей, к новым находкам. Последствия таких открытий многоплановые — от строго рациональных до идейных, которые могут быть иногда даже более важными.