Русская книжность допетровского времени включительно и в значительной части в XVIII веке состоит из рукописных книг. Типография у нас появилась еще в XVI веке, но совершенно не поменяла способ распространения словесности. Рукописная книга была формой доминирующей. Вся русская рукописная книжность делится на две части: то, что написано на пергамене, и то, что написано на бумаге. Старейшие русские рукописи написаны на пергамене. На рубеже XIV–XV веков пергамен постепенно стала сменять бумага.

Пергаменные рукописи — это всегда предмет особого интереса. Сохранилось их не так много по разнообразным обстоятельствам русской жизни, поэтому все пергаменные рукописи довольно давно учтены. Появление новых — событие редкое.

Евангелие Волынцевское известно довольно давно. Впервые сведения о нем опубликованы почти 150 лет назад. Тем не менее это не значит, что там нельзя найти что-то интересное. Среди русских рукописных книг есть своя «элита» — это книги, которые содержат записи на полях. Как правило, эти записи помогают проследить историю книг, как они меняли своих хозяев, откуда и куда двигались. Кроме того, записи оставляли, конечно, не только владельцы, но и писцы, которые переписывали книги, читатели.

Какими были книги XV века

Книги были разного размера, но большинство пергаменных книг небольшого формата, условно говоря, меньше А4. Дело в том, что пергамен был вещью дорогой. Это телячья кожа, выделанная особым образом. Потом по странице проводили острой палочкой и рисовали полосочки. Можно вспомнить тетрадки первого класса, чтобы учиться писать, и приблизительно так это выглядело. По полоскам писали буквы, естественно, пером. Дальше приготавливали чернила из чернильных орешков. На дубовых листьях попадаются шарикообразные наросты, и если эти шарики собрать, особым образом приготовить, смешать с ржавчиной, то получатся чернила. При этом они будут густо-коричневого цвета, поэтому диапазон цвета чернил, которыми писали книжки, находится в коричневатой гамме. И была традиция чертить заглавные буквы красными. Листы книги сшивали и переплетали. В случае если рукопись была особенно дорогой, например напрестольное Евангелие для храма, ее переплет украшался особо и иногда превращался в самостоятельное произведение ювелирного искусства.

Но рукопись, о которой мы говорим, простая, без изысков. Такое Евангелие было на руках у всякого грамотного православного в те времена, но интересно оно благодаря тому, что, судя по всему, принадлежало одному из знаменитых людей эпохи Куликовской битвы.

Евангелие Волынцевское

Это пергаменное Евангелие, написанное около середины XIV века. Объем — 150 листов. Чем оно интересно? В первую очередь записями. Первая оставлена на последней странице писцом книги, которого звали Иоанн. Вторая запись не времени создания книги, она сделана на 200 лет позже: «Евангелие Волынцевское взял священник Сильвестр».

Священник Сильвестр очень известный персонаж русской истории XVI века. Он был современником Ивана Грозного. В эпоху реформ вокруг царя сформировался кружок людей, которым многие исследователи приписывают прогрессивные реформы первого периода правления «Грозного царя». Среди них одним из самых видных был священник Благовещенского собора в Кремле Сильвестр. Он и есть хозяин книжки.



Про его биографию нам кое-что известно: он появился в Москве около 1547 года, по рождению, судя по всему, был новгородец. Стал священником Благовещенского собора. Надо отметить, что собор это был не простой — это был домовый храм царской семьи. Там служило, как правило, несколько священников, Сильвестр был одним из них и находился в фаворе где-то до начала 60-х годов, пока Грозный не поменял направление своей политики и не расстался со своими советниками. В это время священник Сильвестр постригся в монахи, судя по всему, овдовел и уехал в Кирилло-Белозерский монастырь вместе со своей библиотекой. Это Евангелие тоже принадлежало библиотеке Сильвестра, но не уехало с ним, а осталось в Москве. Почему — трудно сказать.

Кем был Сильвестр

О Сильвестре написано очень много: о его рукописях, книжных интересах, политической жизни и, главное, о том, был он или нет автором знаменитого «Домостроя».



«Домострой» — это книга о «правильной жизни». «Правильная жизнь» состоит из двух вещей: морально-нравственной и хозяйственной, тесно связанных. Вообще такого рода литература в средневековой Европе была распространена, во времена Грозного появился ее русский аналог. Это книга, в которой рассказано, с одной стороны, как рыжики солить, как одежду перешивать, а с другой — каковы морально-нравственные устои жизни, какими должны быть отношения между родственниками в семье. Такой комплексный взгляд на идеальное мироустройство. «Домострой» — это и памятник литературы. Он фигурирует в качестве заметного явления в русской рукописной книжности и до сих пор читается с большим интересом.

У Домостроя есть предисловие и послесловие, из которых следует, что у текста был адресат — сын Сильвестра, сделавший достаточно успешную карьеру при Иване Грозном, несмотря на опалу отца, потому что Сильвестр вряд ли ушел бы с поста по своей воле и подстригся в монахи. Тем не менее его сын не пострадал и во времена опричнины жил и процветал.

При этом мы не знаем до сих пор наверняка, весь ли текст был создан Сильвестром или он пользовался какими-то другими нравственными и практическими сочинениями. Одни склоняются к мнению, что это целиком его сочинение. Такой вывод можно сделать по языку текста, единому, без «швов». С другой стороны, нельзя исключать, что Сильвестр воспользовался другими текстами, поэтому безоговорочно «Домострой» под именем Сильвестра до сих пор не издается.

Что Сильвестр имел в виду под словом Евангелие Волынцевское?

Почему Евангелие Волынцевское? С точки зрения русского словообразования это может быть прозвище владельца книги до Сильвестра — Волынец или Волынцев, отсюда и Волынцевское. Волынцевское производно от прозвища Волынец, а последний, скорее всего, выходец с Волыни, как казанец из Казани и москвич из Москвы. Но почему священник Сильвестр решил отметить каких-то Волынцевых или Волынцева в своей записи на книге?

Существовал мелкий дворянский род Волынцевых, но они не служили в Москве, кроме одного, и были абсолютно незаметными персонажами, и трудно себе представить, зачем одно из первых лиц русского государства вдруг захотело бы отметить их в записи Евангелия.

Но был другой человек, который проходил по документам под прозвищем Волынец. Это воевода князя Дмитрия Ивановича Донского Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. В русских документах XVI–XVII веков он часто фигурировал под прозвищем Волынец. Не исключено, что он был владельцем и даже заказчиком Евангелия. Сама по себе запись означает только одно: память о герое Куликовской битвы сохранялась в Москве даже 200 лет спустя. Это Евангелие, очевидно, переходило из рук в руки с определенного рода легендой. Мы даже можем себе представить, откуда вообще священник Сильвестр взял это Евангелие: судя по всему, из Благовещенского собора, где он служил. Но как книга появилась там?



Вообще Благовещенский собор и его ранняя история до сих пор нам не очень ясна. Современный храм построен в XV веке. Но столетием раньше, в эпоху Куликовской битвы, собор тоже стоял, хоть был меньше. Появился он никак не позже 80-х годов XIV века. Воевода Боброк-Волынский, кроме того, что был знаменитым полководцем, разбившим войско Мамая на Дону в составе армии князя Дмитрия Ивановича Донского, еще с великим князем Московским состоял в родстве — был женат на его сестре. И Евангелие могло попасть в тот самый первый Благовещенский собор как возможный вклад его или его семьи по душе с владельца, который должен был обитать где-то здесь же, в том самом белокаменном Кремле эпохи Дмитрия Донского, и, возможно, был прихожанином этого храма.



История перемещения рукописи

Евангелие Волынцевское хранилось в библиотеках. Почему оно не уехало с Сильвестром в Кирилло-Белозерский монастырь, когда он покинул Москву и увез с собой библиотеку, непонятно. Мы знаем только историю с XVIII века. В XVIII веке оно хранилось в так называемой Синодальной библиотеке, точнее, в библиотеке Московской Синодальной типографии. При Петре I было упразднено патриаршее правление, а был сформирован специальный чиновный орган для управления церковными делами — Священный Синод. Бывшая Московская Патриаршая библиотека и типография стали Синодальной библиотекой и типографией. И там это Евангелие и хранилось. Когда и как оно туда попало, мы не знаем, но все, что было дальше, известно очень хорошо. После революции Синодальное собрание рукописей перешло во владение к Государственному историческому музею, и в отделе рукописей музея Евангелие это хранится до сих пор.

Значение Евангелия Волынцевского

В библиотеке Благовещенского собора самые старые книги относятся к эпохе Ивана Грозного — это примерно третья четверть XVI века. И мы не знаем, какие книги хранились в библиотеке Благовещенского собора в те времена, когда он был еще маленьким храмом, построенным при Дмитрии Ивановиче Донском. Поэтому Евангелие Волынцевское — одно из старейших книг, принадлежавших этому кремлевскому храму.

Вообще памятников эпохи Куликовской битвы у нас не так много, и практически нет вещей, принадлежащих современникам Куликовской битвы, а уж тем более полководцам. Поэтому личный предмет — это связь между прошлым и нынешним днем. То, что называется реликвией.