18 сентября 2014 года в журнале Nature группа приматологов опубликовала статью о природе агрессивного поведения шимпанзе и их способности к коллективному убийству. Мы попросили прокомментировать эту работу антрополога Марину Бутовскую, исследующую истоки агрессивного поведения у человека.

В Nature опубликована статья за авторством ведущих специалистов-приматологов, работающих с шимпанзе обыкновенными и бонобо. Впервые факты летальных агрессивных столкновений были описаны Дж. Гудолл с коллегами. Тогда эта информация встретила бурю возражений, в том числе и со стороны коллег-приматологов. Оппоненты Гудолл делали упор на особенности существования наблюдаемой популяции в заповеднике Гомбе Стрим. А именно настаивали на том, что искусственное подкармливание шимпанзе бананами создало условия для обострения конкуренции за ресурсы и что именно вследствие вмешательства человека возникли беспрецедентные условия для убийства себе подобных в сообществе шимпанзе. О наличии видоспецифического потенциала летальной агрессии среди шимпанзе писал и другой крупный приматолог, много лет работающий с шимпанзе в природе, — Ренхем Р.

В новой статье суммируются данные полевых исследований за последние 50 лет. Наблюдения касаются 18 сообществ шимпанзе и 4 сообществ бонобо. Обобщенный анализ данных подтверждает справедливость гипотезы об адаптивной природе летальной агрессии в направлении представителей чужих сообществ. Летальная агрессия не является артефактом присутствия человека и отмечалась там, где воздействие человека на среду обитания шимпанзе было минимальным или вовсе отсутствовало. Исключительное значение статьи состоит также в том, что она разрушает еще один миф о жизни человекообразных обезьян, а именно о лишенных агрессивности бонобо. Очевидно, что карликовые шимпанзе (бонобо) также способны проявлять агрессию, в том числе и ее летальные формы.

Рекомендуем по этой теме:
13971
Истоки человеческой агрессии

Важнейшим выводом этого нового исследования является установление однозначной связи летальной агрессии с полом. Преимущественно агрессоры были самцами, равно как и их жертвы. Коллективные рейды, направленные на убийство самцов из соседних сообществ, происходили с минимальным риском для нападающих и, следовательно, имели адаптивную выгоду для этих агрессоров (в конечном итоге захват новых территорий, богатых ресурсами). Какое отношение эти факты из жизни шимпанзе имеют к человеку? К сожалению, самое непосредственное. Во-первых, оказывается, что человекообразные обезьяны в природной среде способны убивать сородичей, да еще и извлекать из этого явную выгоду; во-вторых, речь идет о том, что летальная агрессия является целенаправленным актом и что убивают чужого; в-третьих, это часто акт коллективный, и силы нападающих и жертвы не равны, так что убийцы, в сущности, ничем не рискуют; в-четвертых, групповые акты летальной агрессии осуществляются самцами, а не самками. Несколько лет назад Сэмюэль Боулз опубликовал с соавторами несколько статей, доказывающих, что эволюция альтруизма у человека происходила в тесной связи с развитием парохиализма — враждебности к чужакам. В свете обобщающих данных статьи Вильсона с соавторами можно полагать, что некое подобие парохиализма уже присутствует у шимпанзе, более того, что данное поведение также часто скоррелировано с дружелюбием и кооперацией в направлении самцов из собственного сообщества.