С 80-х годов аналитическая философия начала активно приходить в политическую теорию, искусствоведение и методологию истории. В каких направлениях происходит развитие этой школы и в чем сильные и слабые стороны этого философского течения, рассказывает философ Кирилл Мартынов.

1

Аналитическая философия сознания — это масштабный интеллектуальный проект, начатый во второй половине 20-го века в рамках англо-американской философии. Задачи, которые ставили перед собой исследователи, заключались в том, чтобы ясно и отчетливо ответить на несколько hard problems: что такое «Я», почему я вижу мир именно таким, как мое видение мира соотносится с реальностью-существующей-на-самом-деле, почему мы приписываем сознание другим людям и так далее. Вместо того, чтобы атаковать эти вечные высоты в лоб, аналитические философы оттачивали изощренную аргументацию и придумывали нетривиальные аналогии. Часть этих техник стала известна как мысленный эксперимент — и на этой интеллектуальной культуре выросла вся академическая Америка.

Томас Нагель «Что все это значит? Очень краткое введение в философию». М., 2002.

2

Для англоязычного ума философия — это в первую очередь обмен аргументами. Хороший философ тот, кто придумывает много убедительных аргументов, и делает это быстрее, чем оппонент. Философия похожа на судебный процесс, на котором председательствует истина. И это не имеет ничего общего с риторическими позами континентальных философов, предназначенными для бесконечных монологов. Философская аналитика пустила глубокие корни в американских университетах. Там все знают, кто такой Витгенштейн. Впрочем, знакомиться с аналитической философией сознания нужно совсем не только для того, чтобы говорить на одном языке с заокеанскими коллегами.

Людвиг Витгенштейн «Философские исследования». АСТ, Астрель, 2011.

Д. Эдмондс, Дж. Айдиноу «Кочерга Витгенштейна. История десятиминутного спора между двумя великими философами». М., 2004.

3

Крупнейший прикладной проект, выросший из проблематики аналитической философии сознания, — это современная теория искусственного интеллекта (ИИ). Когда первые компьютеры заменили собой группы математиков, выполняющих сложные военные расчеты, самые любопытные уже спрашивали себя: а не может ли появиться такой компьютер, который заменит человека и в других областях интеллектуальной деятельности? И дальше: а что это такое, интеллектуальная деятельность, чем она отличается от неинтеллектуальной. Что в конечном счете значит мыслить? Пионером любопытных стал гениальный ученый Алан Тьюринг, известный сегодня каждому благодаря своим «машинам» и «тесту». Его последователи и оппоненты создали восхитительный корпус текстов, посвященных человеческому нарциссизму и самобичеванию. Теоретически вопрос открыт до сих пор, зато системы искусственного интеллекта конструируются вовсю — мечта Тьюринга о компьютере-шахматном чемпионе сбылась, а вот другие задачи, например, победа машины над мастерами игры в го, так и остается нерешенной. Активная жизнь вокруг искусственного интеллекта продолжается.

Рекомендуем по этой теме:
15055
Конструктивистские теории нации

Алан Тьюринг «Могут ли машины мыслить?». АСТ, Мидгард, 2004.

Джон Серл «Мозг, сознание и машины» Minds, Brains, and Programms, 1980.

4

Второй выход в свет аналитической философии сознания, о котором стоит упомянуть, — это история о том, как философы попали в экономику и социальные науки в целом. Классическая экономическая теория строилась вокруг красивой, но не слишком правдоподобной теории рационального выбора, согласно которой участник рыночных отношений склонен стремиться к «максимизации полезности». Новая институциональная экономика, разрабатываемая в последние десятилетия, оспаривает этот тезис, и утверждает, что социальное знание должно обладать более точной моделью человеческой психики, включающей в себя описание реальных механизмом мотивации, принятия решения и оценки ситуации. То есть экономическая теория должна включать в себя ответ на вопрос «что такое „Я“». Именно поэтому в трудах нобелевского лауреата Дугласа Норта можно встретить главы об интенциональности сознания. То же самое происходит в политической науке, социологии и праве. Язык аналитической философии сознания пришелся современным исследователям в жилу.

Дуглас Норт «Понимание процесса экономических изменений». М., 2011.

5

Очень много вещей в современной аналитической философии сознания похоже на высококлассный американский sci-fi. Например, мысленный эксперимент «Мозги в бочке» за авторством Хилари Патнема выглядит как естественнонаучная фантазия на тему «Матрицы». На самом деле, конечно, все наоборот: это «Матрица» была импровизацией, построенной вокруг платоновской пещеры. Также хорошо известна история с «зомби», придуманная Чалмерсом. Сходство с научной фантастикой не случайно: оба жанра ставят парадоксальные вопросы о природе личности, восприятия и морали. У аналитической философии сознания это получается короче и глубже.

Хофштадтер Д., Деннет Д. «Глаз разума». М., 2003.

Хилари Патнем «Мозги в бочке» (в книге «Разум, истина и история»). М. : Праксис, 2002.

6

К основным минусам аналитической философии сознания следует отнести, во-первых, то, что большинство теоретических результатов и вообще идей в аналитической философии сознания были получены в 60-90-х годах прошлого века. Сейчас аналитические философы в основном продолжают уточнять аргументы, либо впадают в различные формы скептицизма (включая, пожалуй, наиболее примечательный, известный как элиминативизм, согласно которому проблемы нет вообще, а нейронаука со временем разберется), либо склоняются к эмпирическим исследованиям в области смежных научных дисциплин, например, в эволюционной психологии. Вероятность появления важных теоретических идей в самой философии сознания, скорее всего, ненулевая.

Philosophy of Mind. Classical and Contemporary Readings. Ed. by D. Chalmers, 2002.

7

Аналитическая философия сознания совершенно непереводима на русский язык. Беда не в том, что за десятилетия работы философы в США придумали термины, которым нет даже приблизительных аналогов в научном русском аппарате. Это можно было бы решить при наличии желания читателей, авторов и переводчиков. Проблема как раз в отсутствии в России этой ученой публики. Вся аналитическая философия сознания в мире англоязычная, у нас в этой сфере работает всего около десяти серьезных специалистов, и писать сегодня на русском языке о сознании — значит плыть против течения. Аналитическая философия непереводима в социальном смысле слова. Если хотите заниматься ею профессионально, вас ждет, например, Австралия.

Аналитическая философия: Становление и развитие (антология) / Общ. ред., сост. и вступ. ст. А. Ф. Грязнова. — М., 1998.