Россия на протяжении всей своей территории очень разная. Как объяснить эту стратификацию пространства? Применительно к России можно использовать модель «центр-периферия».

1. Модель «центр-периферия»

Модель «центр-периферия» прекрасно применима к России. В упрощенном виде она выглядит так: есть периферия и есть центр. Свойство центра — это стягивать из периферии все ресурсы: человеческие, финансовые и прочие. Концентрация ресурсов в центре позволяет ему быстрее создавать инновации. Но тогда у этой модели должен быть и обратный ход — это распространение созданных в центре инноваций на периферийное пространство. Если эта модель «туда, а потом обратно» работает, то тогда следом за центром начинает развиваться и периферия. Проблема России была в том, что центр замечательно стягивал ресурсы, а с продуцированием новаций на периферию происходили большие проблемы, все оставалось в центре. Поэтому сама модель не страшна, страшны закупорки на путях обратного движения из центра в периферию.

Рекомендуем по этой теме:
6169
Стратификация пространства

В данной модели есть и полупериферия. И если факторы развития меняются, она может выскочить в новые центры. Если факторы стабильны, она так и остается мембраной между центром и периферией, которая не может догнать центр.

На протяжении всей истории влияют разные факторы развития: менялись местами Москва и Санкт-Петербург, в одни периоды лучше развивался Урал, в другие — Юг. В модели «центр-периферия» очень просто описать нашу страну.

2. Человеческий капитал крупнейших городов

Аналитики часто делят страну на 84 субъекта и проводят разграничения: богатые, бедные, средние, промышленные и прочие зоны. На мой взгляд, Российская Федерация делится на три части.

Первая часть (Россия-1) вполне очевидна — это крупнейшие города. Они разные: Новосибирск отличается от Екатеринбурга, Москва от Краснодара, — но у них есть общее и главное свойство — в них концентрируется человеческий капитал. Самое образованное, мобильное, мотивированное население России, как правило, концентрируется в крупнейших городах. Если отсекать крупнейшие города по уровню «под миллион», то это каждый пятый россиянин. Если поставить планку в 500 тысяч, то это 31% населения Российской Федерации. Населенные пункты в 500 тысяч человек — это большинство региональных крупных центров. Каждый третий россиянин живет в крупногородской среде.

3. Промышленные города России-2

Если в России-1 мы видим модерн, новые формы и образы жизни (конечно, и там бабушки сидят на лавочках, но двигает Россию-1 модернизационный тренд), то Россия-2 — это территория еще очень советская. Это средние и менее крупные города (условные границы в 50–250 тысяч человек). Большие и средние города (большие — по классификации свыше 100 тысяч) можно разделить на две группы. Первая — сохранившие индустриальную функцию города, которые остаются в основном индустриальными (Череповец, Магнитогорск, Нефтеюганск и так далее). Они часто зависят от предприятий, которые в них расположены, или компаний, являющихся доминирующими в экономике. Вторая группа — это большие и средние города, утратившие индустриальную функцию, обычные райцентры: «стотысячник», окруженный сельской территорией, в нем райбольница, пара ПТУ, техникум, филиалы вузов, индустрия умерла еще в 90-е годы. Эта средняя Россия — она очень советская. Она, во-первых, сильно зависит от государства — потому что доля бюджетников там существенно выше; зависит от экономической конъюнктуры — потому что российские промышленные предприятия, те, что живые, вписаны в глобальный рынок, и когда начинается кризис на глобальном рынке, он сильно сказывается на этих городах. Или же они уже полуживые, как машиностроительные города, и им нужны формы поддержки государства. Это территория со средним человеческим капиталом, базовый профиль образования — среднее и начально-техническое, концентрация людей с высшим образованием, более фундированным, гораздо меньше, и эта Россия-2 остается в значительной мере патерналистской, она зависит от государства и требует от него помощи.

4. Патриархальная Россия

Россия-3 — это Россия села и малых городов. Среди населения этих районов есть надежда на государство, но в основном люди выживают за счет собственных ресурсов. Это подсобное сельское хозяйство, свои огороды и животноводство — все, кто бывал в малых городах, видят, что пейзаж очень похож на сельский. В городе есть центральная площадь, а уже в середине этого города — усадебные дома.

Эта Россия индифферентна к тому, что происходит в политическом поле страны. Чаще всего то, будут или нет майские заморозки, для этой третьей России, сажающей картошку, гораздо важнее, чем смена правительства в стране, потому что эти люди выживают на земле. Человеческий капитал здесь самый низкий, мобильность населения очень невысока, и я бы даже назвала это не советской Россией, а патриархальной. Когда люди выживают на земле — это традиционалистские, корневые ценности.

Россия-2 — это примерно 35–36% населения, и такая же доля у России-3. Будущее страны зависит от того, как будут меняться пропорции между этими третями России и какова будет активность. Мы прекрасно понимаем, что Россия-3 будет спать все время, а вот отношения России-1 и России-2 ни в коем случае не должны вылиться в формат Болотной и Уралвагонзавода. Взаимное поношение — это худший из возможных форматов. Мы все живем в одной стране и должны учиться договариваться.

5. Клановая система России-4

Можно также выделить Россию-4, но она фактически вписана в обозначенные три России. Это 6% российского населения, жители наименее развитых республик, население в максимальной степени традиционалистское — и демографически (выше рождаемость), и по социальным взаимодействиям (очень сильны клановые взаимоотношения). Кланы в этой части России — родственные, традиционалистские до основания. Там больше проблем с безопасностью, потому что трение жестче, идет тяжелейший модернизационный процесс — от еще патриархального общества (советское время его только чуть заполировало) к обществу модерна. Ситуация в этих регионах примерно такая же, как в начале ХХ века, с теми же тяжелейшими катаклизмами и насилием.

В России-4 тоже есть крупные центры и село, но там другие пропорции и взаимоотношения. Традиционное российское село, кроме Юга, — это пожилые люди. Село четвертой России — это полноценные семьи, где много детей и много работников. Города четвертой России, та же Махачкала, с пригородами уже под миллион, но городского образа жизни, модерна, там пока не так много. Городской образ жизни, который развивает молодежь, там только начинает появляться.

Мы еще очень долгое время будем жить в четырех Россиях, и от того, как сложится взаимодействие, будет ли стравливать власть разные России между собой и сможем ли мы как граждане этой страны найти компромисс, будет зависеть будущее всей страны.