Многие из нас полагают, что эпоха Великих географических открытий давным-давно закончилась, но это не так. Даже в наши дни многие народы и языки нужно в буквальном смысле слова открывать для мира. Таких языков в мире еще довольно много, и на наш век их точно хватит.

1. Обнаружение неоткрытых языков

Например, известно, что из почти двух тысяч африканских языков подробно описаны лишь несколько сотен. К югу от Сахары расположены сотни языков, о которых мы знаем только по названию, поэтому естественно, что существует большая вероятность где-то обнаружить и неизвестные, неописанные языки.

То же самое можно сказать об острове Новая Гвинея в Океании, где, как известно, существует наибольшая концентрация языков на земном шаре. На этом острове порядка тысячи языков из шести тысяч языков на планете. Безусловно, многие из них еще не открыты. Даже если какой-то миссионер записал, что где-то в горах есть такой-то язык, это не значит, что об этом языке мы что-то знаем. Может оказаться, что это совершенно неописанная речь. Так, вплоть до ХХ века европейцы были уверены, что в центре острова Новая Гвинея, покрытом джунглями и горами, не живет никто. Сегодня же мы знаем, что там живет большое количество народов, говорящих на самых разных и удивительных языках.

Рекомендуем по этой теме:
4747
Открытие новых языков

2. Дескриптивная лингвистика

Описанием этих языков и занимается наука, которая называется дескриптивной лингвистикой. В качестве самостоятельной дисциплины она появилась довольно недавно, потому что до этого механизм и методы описания языков не были проработаны. Безусловно, в нашем распоряжении есть языковые описания XIX века, даже конца XVIII века, первых десятилетий XX века. Но говорить о методологии дескриптивной лингвистики можно только с середины XX века. Она тоже имеет свои закономерности и интересные подходы, потому что не всякий исследователь сможет адекватно описать язык.

Понятно, что большинство языков, с которыми мы имеем дело, например, в Юго-Восточной Азии или Африке, кардинально отличаются от тех, которые мы проходим в школе. Поэтому необходимы механизмы, которые позволят язык не только открыть, но и описать его таким образом, чтобы это описание соответствовало реальным фактам существования и функционирования языка.

3. Трудности перевода

Задача исследователя состоит в том, чтобы, найдя информанта (носителя того языка, который предстоит изучить), выстроить свою работу с ним таким образом, чтобы описание языка оказалось адекватным. Недостаточно просто предложить информанту ассортимент слов, сочетаний и предложений, который он должен перевести на свой язык. Эти слова и предложения должны быть выверены и приспособлены для того языка, с которым ведется работа.

Например, в языках Азии и Африки нельзя использовать предложения вроде «Брат дал нам молоко», потому что перевод может звучать некорректно. Во-первых, в африканских языках очень часто различаются слова, обозначающие «старшего» и «младшего брата», а понятие «давать» может звучать различно в разных категориях вежливости. То есть «дать» младшему по возрасту — это один глагол, «дать» старшему по возрасту — совершенно другой, «дать» своему близкому родственнику — третий. Если мы переводим местоимение «нам», то носитель азиатского языка может спросить, кому нам — нам с тобой или нам с ним, ведь это будут разные слова. А понятие «молоко» в большом количестве языков выражается разными словами для различных видов молока. Именно поэтому имеет смысл не сосредотачиваться на переводе отдельных слов и предложений, а записывать прежде всего сами тексты.

4. Разные форматы текста

Обычно в ходе работы с информантом собирается так называемый корпус текстов. Это коллекция, содержащая тексты разного стиля и характера, которые может рассказать нам носитель языка. Например, у каждого народа есть сказки, это очень специфический жанр, и язык в них тоже специфический, он архаичный, наполнен различными идиоматическими выражениями. Исследователи языков таких континентов, как Африка и Южная Америка, больше всего любят именно сказки, потому что их легче записать.

Но имеет смысл записывать тексты и другого формата. Например, диалоги у костра. Они тоже должны быть частью языкового корпуса. Те, кто не записывает такого рода тексты, совершают большую ошибку, потому что разговорная речь подчас содержит довольно много элементов языка, которые в повествовательных текстах никак не отражаются.

Помимо этого, можно попросить человека рассказать какую-то историю из его жизни, и это будет третий стиль языка. В данном случае очень важно не использовать одного и того же информанта, как очень часто происходит. К сожалению, большинство научных описаний основаны на речи только одного человека. Это неправильно, потому что, например, женский язык может очень сильно отличаться от мужского. Так происходит в языках Восточной и Юго-Восточной Азии. Речь старшего поколения может носить довольно архаичный характер и этим быть интересной для исследователя. А речь детей, подростков и молодежи может представлять какие-то инновации и заимствования, которые тоже будут, безусловно, интересны для научного изучения.

Поэтому лишь сбор сбалансированного корпуса текстов может дать нам представление о том, как язык выглядит на самом деле. Задача исследователя — в максимально сжатые сроки собрать максимальное количество такого рода текстов с разных носителей.

5. Информанты

Следующий этап работы — интерпретация записанных текстов. Каждое слово должно быть объяснено, а его форма — понятна исследователю. Это очень непростой этап лингвистической работы, но он необходим, потому что иначе половина текстов просто не может быть истолкована верно. На этом этапе очень важно, чтобы в распоряжении исследователя был качественный информант. Любому полевому исследователю известно, какие проблемы может вызывать работа с некачественным информантом.

Некоторые полевые исследователи делят носителей языка на различные типы. Существуют, к примеру, информанты, наивно полагающие, что они знают свой язык значительно лучше, чем исследователь. Они пытаются самостоятельно объяснить и интерпретировать любой феномен своего языка и, конечно, не обладая профессиональным образованием, иногда делают это неверно. Другие, наоборот, не понимают, что от них требуется. Поэтому очень важно, чтобы с самого начала работы был налажен процесс взаимодействия. Записать язык легко — интерпретировать его в контакте с носителем, расшифровать записанные тексты значительно труднее. Если с одним информантом не удается это сделать, нужно смело менять его. Пусть даже иногда это сложно сделать, особенно если речь идет о малых языках. Количество носителей некоторых языков не превышает ста-двухсот человек, поэтому очень сложно выбрать информанта, с которым будет комфортно работать, тем более что часто их возраст превышает 90 лет.

6. Транскрипция

На следующем этапе задача исследователя — правильно переложить язык на бумагу. Здесь требуются таланты, связанные не только с научной подготовкой исследователя, но и, например, такая характеристика, как наличие хорошего слуха, так как во многих языках состав фонем очень сильно отличается от привычных нам. Важно правильно услышать и записать не только звуки, но и супрасегментные элементы фонологической системы: тоны, придыхания, гортанные смычки или, например, щелчковые звуки в языках Южной Африки. Это очень сложная задача. В некоторых языках насчитывается до 6 тональных регистров. Конечно, нашему неискушенному уху их очень сложно услышать, понять, расчленить текст на тональные сегменты, особенно с учетом того, что носитель, как правило, не осознает, что у него в языке 6 тонов, и объяснить ему этот феномен невообразимо сложно.

Как правило, для каждого нового языка нужно писать собственную транскрипцию. Она строится на основе Международного фонетического алфавита (IPA). Это довольно доступная задача, потому что в Международном фонетическом алфавите есть знаки практически для всех звуков, известных в человеческом языке на сегодняшний день. Главное, что нужно сделать при транскрипции нового языка, — верно услышать фонемы, потому что для каждого языка характерными являются какие-то артикуляционные характеристики, которые исследователь может интерпретировать по своему собственному вкусу. И не всегда эта интерпретация соответствует реальности. Для того чтобы этого избежать, существует перекрестная проверка: есть ли такие же звуки в близкородственных или соседних языках. Такого рода методики позволяют верифицировать информацию, которую получает исследователь.

7. Перспективы исследования новых языков

Последней, важнейшей задачей дескриптивной лингвистики является издание новых грамматических описаний. К сожалению, языки очень быстро исчезают с лица земли. И наша задача — если не сохранить их, что, скорее всего, невозможно, то хотя бы попытаться записать как можно больше языкового материала таким образом, чтобы он стал доступен для исследователей.

Есть предположение, что к концу XXI века из шести тысяч ныне живущих языков на земле может сохраниться всего тысяча. Это говорит о том, что многие из тех языков, которые мы сегодня имеем возможность записать, будут недоступны для изучения нашим правнукам, если мы не сможем издать то, что узнаем на сегодняшний день. Очень важно пополнять библиотеки языковых описаний. Только так лингвист может реализовать себя сразу в двух своих основных ипостасях.

Ведь лингвист, который очень часто представляется сидящим за заваленным книгами столом, — это лишь одна ипостась. Вторая ипостась — это лингвист, который в шортах и с бородой сидит где-то в джунглях на бревне и записывает неизвестный науке язык. Это очень увлекательная задача, и, безусловно, надо сделать так, чтобы она тоже выполнялась очень активно.

Сегодня существует три наиболее интересных региона с точки зрения открытия новых языков — остров Новая Гвинея, Тропическая Африка и Амазония. Там, скорее всего, еще сохранилось довольно много неописанных языков. Эти регионы отличаются довольно большим языковым разнообразием, поэтому велика вероятность того, что в какие-то отдаленные районы исследователи пока не доходили. Наша задача — проникнуть в эти регионы прежде, чем языки исчезнут, открыть их и записать для будущих поколений.