Rating@Mail.ru

FAQ: Постсоветский этнический конфликт

Сохранить в закладки
7778
16
Сохранить в закладки

5 фактов о самоидентификации этносов и приспособлении к миграционным процессам в постсоветскую эпоху

Постсоветский этнический конфликт — очень сложная проблема, с которой мы только начинаем сталкиваться и с которой нам предстоит жить не одно поколение.

1. Отмена советских запретов

В Советском Союзе, так же как и сегодня, существовали этнические конфликты, но они подавлялись. Делать это было достаточно просто: так называемый «тоталитарный режим» делал все, что хотел, в том числе с этничностью. Когда народы (этничность) не нравились, их просто высылали, как было с кавказскими народами. Сейчас уже нет ни Советского Союза, ни тоталитарного режима, ни гонений. Но тут выясняется, что мы действительно живем в полиэтнической стране. И в связи с тем, что народы разные, возникают проблемы. Каждый из народов всегда обладал своей спецификой, но после того, как все запреты были отменены и стало можно показывать свою этническую идентичность, выяснилось, что тот сосед, с которым мы живем, не всегда нас устраивает. У каждого народа свои традиции, обычаи, поведенческие нормативы. К примеру, у кавказских народов определенное отношение к славянской женщине. Так возникают проблемы: как «притираться» друг к другу в условиях, когда каждый имеет право на самовыражение?

Такие конфликты — это наша общая беда, а не вина отдельных народов, дагестанцев или русских. Учиться жить по-новому всегда трудно и болезненно. Отношения между группами людей, которые принадлежат к разным этническим культурам, неизбежно создают конфликт. Требуется время, чтобы пережить конфликт, который накапливался еще в советское время и имеет взрывной характер. Надо терпеть, приспосабливаться и понимать, что в этнических конфликтах нет крайней трагедии и безвыходности. Со временем, если мы будем правильно вести себя в таких регионах, как Дагестан, Чечня, Тува, Татарстан, мы преодолеем этот конфликт. Европе удалось преодолеть этнические конфликты, которых было много и в ее Центральной части, и в Скандинавии, и в Германии. А у Югославии это получается с большим трудом. Мы часть Европы, часть мира. Поэтому необходимо не удивляться, а приспосабливаться к этническим конфликтам и приспосабливать их к нам, таким образом понижая их уровень.

2. Этнические столкновения на улицах

Этнические конфликты усиливаются из-за миграции. Москва на севере, а Кавказ на юге: жители этих регионов обычно видятся нечасто, могут поспорить — все понимают, что мы разные. Но если при миграции в достаточно гомогенную, славянско-православную среду попадает кавказско-мусульманский человек или человек из Центральной Азии, то иногда это приводит к двойному непониманию. В этом случае к разностям в этнических культурах, в этническом поведении добавляются экономические, социальные, финансовые, психологические и другие проблемы. Люди сталкиваются не «по регионам» (Центральная Россия и Северный Кавказ, Сибирь и Тува), а непосредственно на улицах. И это вызывает взаимное раздражение. Поскольку это естественно, к этому надо относиться, как к изменениям погоды. Мы должны приспосабливать эти конфликты к себе, для начала хотя бы локализовывать их, а потом постепенно минимизировать, потому что полностью избавиться от межэтнической напряженности где бы то ни было невозможно. Сделать столкновения менее болезненными очень трудно, особенно для России, которая действительно является многонациональным государством. Пока мы не умеем этого делать.

3. Конфликт идентичностей

Специфика межэтнического конфликта в России состоит в том, что мы слишком тесно общаемся. Все граждане России формально подчинены одним и тем же законам. Но де-факто выходцы из регионов (в том числе из кавказского региона) пытаются жить по своим традициям. Существует три уровня идентичности: этнический, конфессиональный и гражданский. Если все векторы идентичностей направлены в одном направлении, никаких проблем нет. Человек развивается в одном и том же направлении с точки зрения ощущения принадлежности себя. Он одновременно мусульманин, чеченец (или русский православный) и гражданин России. Но если эти векторы приходят в противоречие, когда вектор религиозной идентичности важнее, чем вектор гражданской российской идентичности, то происходит конфликт. Это вполне понятная трагедия. Советского Союза больше нет, значит, нет ни «старшего», ни «младшего брата» среди народов. Но понятие об этом осталось.

4. Выбор идентичности

Представитель любого этнического мусульманского меньшинства, с одной стороны, для нас по-прежнему словно «младший брат», поскольку он принадлежит меньшинству в гражданском и этническом смысле. Но с точки зрения своей религиозной идентичности он теперь большинство. Он принадлежит к великой исламской умме, которая бросает вызов Западу и Соединенным Штатам. Он ощущает внутреннее противоречие: кто он в первую очередь — мусульманин или гражданин России? Как мусульманин он велик, поскольку представляет полуторамиллиардную умму. Но как россиянин он представляет остаток Советского Союза со странными перспективами, который находится в лучшем случае в первой десятке по экономике, который проигрывает Европе, Китаю, Америке и т. д.

Кем такому человеку удобнее и выгоднее себя ощущать? Очень многие полагают, что мусульманином. Возникает еще одна основа для конфликта. Есть русские, которые составляют большинство в России. Они чувствуют себя доминирующим народом. Народом, который создал это государство, сберегает его и заботится прежде всего о гражданской, российской идентичности (с акцентом на русскую идентичность, потому что большинство — это русские россияне). Условный мусульманин говорит: «У меня русский паспорт, я живу на рубли, но не забывайте, кто я. Посмотрите на карту, что происходит в этом мире и как вы (как этническая основа федерального центра) относитесь ко мне? Кто спровоцировал Чеченскую войну? Почему у нас такой кошмар? Почему вы не принимаете нас, когда мы приезжаем в города? Почему вы плюете на центрально-азиатских мигрантов, которые тоже мусульмане?». Это еще одно поле для конфликта.

5. Современное осознание конфликтов

Посмотрим на миграцию шире, обратимся к истории, в том числе к Римской эпохе. Миграция — это движение народов, движение культур. Это неизбежный процесс для развития человечества. Возможно, в римскую эпоху миграция воспринималась как движение варваров. А сейчас главной основой межэтнических конфликтов (не только постсоветских) является неизбежное объективно-закономерное движение народов, которые несут с собой свои традиции, культуры, проблемы. Возникают трения между так называемыми «аборигенами» — французами, шведами, русскими и т. д. — и вновь прибывшими. С этой точки зрения межэтнические конфликты — это даже не детская болезнь, а естественное состояние общечеловеческого организма. Однако сознавать это очень болезненно и неприятно.

Над материалом работали

Читайте также

Внеси свой вклад в дело просвещения!
visa
master-card
illustration