Понятие «социальные медиа» сравнительно новое для российской науки, хотя общество очень быстро взяло его на вооружение. Более того, рядовые пользователи говорят о своем участии в социальных медиа легко и просто. Тем не менее исследователи обратились к этому феномену сравнительно недавно. Иначе говоря, рядовые пользователи первые осмыслили себя в этом пространстве, обустроились в нем, стали активно его использовать, уверенно в нем жить. А исследователи этого поля оказались в большом затруднении. В чем состоит это затруднение?

1

В современных социальных и гуманитарных науках есть консервативная, хотя и привычная тенденция пользоваться понятиями, которые уже давно устоялись.

Изношенность привычных базовых понятий ослабляет попытку осмыслить новое поле. Все время происходит поворот головы назад к привычному инструментарию, к привычному научному лексикону. Именно этот феномен ослабил исследовательский порыв в изучении социальных медиа.

Castells M. Communication Power. Oxford: Oxford Univ. Press. 2011

2

Под социальными медиа обычно понимается широкое поле разных форм и способов коммуникаций. Эти коммуникации разворачиваются на различных платформах. Как только исследователи обратили более пристальное внимание на это поле, они были поражены, насколько это место выглядит иначе по сравнению с тем, что они называют «общество» или «публичная сфера». И здесь те, кого они привыкли изучать, ведут себя иначе, чувствуют себя иначе, говорят по-другому. Эти способы коммуникации очень трудно поддаются изучению привычными научными средствами.

Эта проблема возникла у гуманитариев еще в начале 2000-х годов. Современные исследователи социального попытались использовать другие подходы. Значительную уверенность при этом изучении придали им инструменты, которые осваиваются в поле media studies, а также в поле социокультурных исследований (cultural studies).

Сегодня мы имеем огромный интерес исследователей к тому, что называется идентификацией и самоидентификацией пользователей на медийных платформах, где осуществляются быстрые, необязательные, но очень эффективные коммуникации.

Evan C. and Romano J. Your Digital Afterlife: When Facebook, Flickr and Twitter Are Your Estate, What’s Your Legacy? Berkeley, CA: New Rider’s. 2011

3

Как выстраивается процесс изучения идентификации пользователей на таких медийных платформах, как Facebook, Twitter, Myspace или YouTube? Как это делается? Почему это вообще важно? Как далеко продвинулись исследователи? Здесь скорее больше вопросов, чем ответов.

Прежде всего, исследователей интересует тот факт, что пользователи свободны в этом поле. Правда, они стеснены форматами самих медийных платформ. То есть формат Facebook выглядит определенным образом, а формат YouTube выглядит иначе. Где пользователь свободней? Где он себя ощущает уверенней? Я бы сказала, что тот, кто не рефлексирует на этот счет, чувствует себя свободным и в том, и в другом случае.

Однако исследователи заметили, что в процессах самоопределения на Facebook или YouTube есть общие черты и есть различия. В этих местах встреч есть явное желание ординарных, рядовых пользователей показать себя и свою самость: «Это я. Это я говорю. Услышьте меня. Постарайтесь меня понять и увидеть, какой/какая я замечательный/замечательная, как я общаюсь, как я себя представляю, как я продвигаю».

Исследуя явления самопредставления рядовых пользователей, исследователи обратили внимание, что каждый опыт такого представления — это выстраивание или конструирование не только своего профиля, например, на YouTube или Facebook — это выстраивание своей идентичности. Точнее сказать, непрерывный открытый процесс самоидентификации через рассказ. Рассказ о других, о своем опыте, о своих впечатлениях, о своих чувствах, о своих неудачах, о том, как и что они могут сделать для того, чтобы стать лучше, с кем дружить и дружить против кого. Это разные рассказы, в построении которых участвуют другие пользователи. Потому что сами рассказы о себе и о других выстраиваются на открытых медийных подвижных платформах.

Hood B. The Self Illusion: How the Social Brain Creates Identity, Toronto: HarperCollins.2012

4

Чем интересен, например, Facebook для современных исследователей. Это место, где встречаются, как многими отмечается, представители «среднего» класса. Поэтому в российском сегменте огромное внимание уделяется, например, изучению ценностей, поведенческих практик, речевых практик тех, кто представляет себя в коммуникациях на Facebook. Каковы эти ценности? Как они выглядят?

Исследователь, как правило, замечает продвижение нескольких базовых идей. Одна из них — это идея «моей» мобильности как пользователя, как представителя «среднего» класса. Идея «моей» креативности, «моей» успешности. И даже «мои» частные страдания или неудачи не могут изменить тот факт, что в жизни «я» остаюсь очень успешным. «Я» в круге своих друзей. «Я» приверженец всего естественного, натурального, лучшего. «Я» критичен/критична по отношению к государственной власти. К этому «меня» обязывает «моя» позиция. «Я» приверженец высокой культуры, хотя сознаю возможность и необходимость существования массовой культуры. Эти и другие ценности и позиции, высказываемые представителями «среднего» класса, приводят к тому, что у исследователей открывается принципиально новая возможность для изучения процесса идентификации.

Lovink G. Networks Without a Cause: A Critique of Social Media. Cambridge: Polity Press. 2012

5

Кто-то из великих европейских интеллектуалов рубежа XX–XXI вв. заметил, что процесс самоидентификации включает в себя по крайней мере три очень важных компонента. Это опыт как переживание жизни, экспрессия и рефлексия. Мне кажется, что эти слова очень уместно вспоминать современным исследователям, когда они изучают нарративные идентичности на медиаплатформах.

Что я имею в виду? Когда рядовой пользователь выстраивает свой профиль, он одновременно заботится и о формате своей идентичности и продвигает себя через обустройство своего профиля. Продвигая себя в общении, пользователь включает все эти элементы таким образом, что его рассказ о себе становится открытым, подвижным, увлекательным даже в том случае, если пользователь производит банальности. И в этом смысле, мне кажется, любой пользователь как рассказчик о самом себе представляет огромный интерес.

Рекомендуем по этой теме:
10559
Социальный капитал

Это обстоятельство дает колоссальные возможности для исследователя, позволяет понять, что обычные пользователи с их самостоятельными отдельными опытами, с их индивидуальными чувствами, с их опытом рефлексии и саморефлексии и составляют то удивительное множество, которое нам еще только предстоит изучать.

A Networked Self: Identity, Community, and Culture on Social Network Sites / ed. Z. Papacharissi. New York: Routledge. 2011

The Reputation Society: How Online Opinions Are Reshaping the Offline World, / ed. Hassan Masum and Mark Tovey, Cambridge, MA: MIT Press. 2011